Приносящая удачу

10

- Всё у меня есть, - ответил он мне.

Я не поверила. Такой шрам просто так остаться не может: кто-то явно специально прочертил его слева на груди, да ещё и почти замкнутый. Нет, это по-любому не просто так. Моё недоверие он быстро заметил и сказал:

- Мне пытались вырезать сердце, но это было довольно давно... - он сказал об этом спокойно, как о чём-то само собой разумеющемся.

Может, у них в городах такое сплошь и рядом? А я тут удивляюсь! Это не показалось мне нормальным.

- А зачем они так с тобой? - спросила я растерянно, уставившись на шрам и не в силах отвести от него взгляда.

- Не скажу, - ответил Леон. - Может, расскажу как-нибудь у костра, если со мной пойдёшь...

Я посмотрела на него, как на сумасшедшего. Он серьёзно думает, что заманит меня в сомнительное путешествие россказнями о своих врагах? Я скептически оглядела его.

- В деревне у меня Сенька, - сказала ему я. - Он красивый и крутой, не то, что ты. С ним бы я пошла, куда угодно, а ты мне вообще не сдался.

- Ты поэтому сейчас почти лежишь на мне и нервничаешь, да? - усмехнулся мужчина.

 Я отпрянула, осознав, что и вправду почти лежу на нём в попытке дотянуться до шрама. И с чего он взял, что я нервничаю? Недовольно фыркнув, я отвернулась от него, но сама же первая заговорила через некоторое время.

- Ну и чего делать-то? - спросила я у него. - Когда спускаться будем?

- Не знаю, - ответил Леон. - Я бы предложил подождать глубокой ночи.

Я даже повернулась к нему, обалдевшая от такой наглости. Сейчас утро. Не раннее, но всё же стемнеет ещё не скоро, а глубокая ночь наступит и вовсе через целую вечность. И всё это время он предлагает мне сидеть здесь с ним вдвоём?

- Так не пойдёт, - ответила я. - Ты сиди здесь, сколько хочешь, а лично я пойду отсюда. Пойду и погляжу, чего там творится.

- Не уходи, - попросил он.

Кажется, он уже просил об этом. На этот раз прозвучало так же убедительно, да к тому же в тёмных глазах снова зажглись изумрудные всполохи. Интересно, он управляет этим процессом или же нет? Он вообще знает, что, когда волнуется, его глаза становятся удивительно красивыми, но пугающими?

Я оглядела его. Выглядел он неважно. Ну, по сравнению с тем, каким был вчера. Его рубашка была вся в сене, волосы - тоже, на лице виднелись ссадины - мелкие, почти незаметные при таком освещении. Интересно, если я сейчас уйду, он справится? Сумеет уйти из деревни? Его же теперь никто просто так не выпустит - все уже знают, что постояльцев ищут и что они негодяи и преступники.

Было бы обидно, если его схватят после всего, что я для него сделала. Он всё смотрел на меня, а всполохи разгорались в его глазах всё сильнее. Может, он маг и сейчас меня себе подчиняет? Чувствует, что могу бросить, и потому зачаровывает.

- Что с твоими глазами? - спросила я, и Леон, явно не ожидавший этого вопроса, растерянно моргнул, и это вышло у него мило и забавно.

- А что с ними? - спросил он, и я заметила, что светящиеся всполохи угасают.

- Они иногда... пугают, - призналась я. - В них что-то светится... зелёным...

Он скромно потупил взгляд, помолчал, но потом всё же попытался ответить:

- Так бывает, когда... - он замолк с приоткрытым ртом, подбирая слова.

- Пытаешься кого-то зачаровать? - предположила я.

- Нет, - он улыбнулся мне и отрицательно покачал головой. - Когда волнуюсь... Не бойся, это не опасно.

Когда кто-то вроде Леона просит не бояться его, это звучит подозрительно. По крайней мере, лично мне это показалось подозрительным. Я посмотрела на него с прищуром, и он добавил:

- Я не зачарую тебя, мне это не под силу.

Снова оглядев его, я пришла к выводу, что он и вправду не похож на великого манипулятора. Вряд ли бы иначе позволил избить себя и теперь выглядел так, как выглядел. Даже спрашивать не стала, больно ли ему сейчас, потому что мне было всё равно.

Мы молча глядели друг на друга. Никуда я с ним не пойду! Он потерял всякую загадочность, болтая со мной на чердаке и будучи вываленным в сене. Я дотянулась до одной сухой травины, торчащей из его волос и попадающей в свет из щели, и взяла её. Мужчина проследил за моим движением молча. Я задумчиво поглядела на травинку. Да уж, даже не интересно, отчего ему сердце хотели вырезать. Явно не за душевную доброту - это уж точно!

Ну и что делать? Уходить вниз? Сидеть здесь с ним? Отбросив травинку, я закрыла лицо руками и потёрла щёки. Вот ведь встряла! Мне казалось, самое сложное - не дать стражникам увести Леона, но оказалось, что куда сложней решить, что делать с этим мужчиной дальше.

Дверь внизу скрипнула, заставляя сердце уйти в пятки. Я убрала руки от лица и встретилась взглядом с Леоном. Он нервничал - теперь я могла отлично это замечать. Вот за что мне это? В такие моменты нужен уверенный в себе человек рядом, чтобы он мог поддержать и успокоить, а у меня под боком Леон со своими начинающими мерцать глазами, так что даже если бы он догадался сказать мне что-то утешительное типа: "Не бойся, всё будет хорошо", - я бы не поверила.

- Мила! - тихий голос Олеськи, от которого я вздрогнула, меня не очень порадовал.

Зачем она здесь? Что, если её поймали и теперь прислали выманить нас?

Я помотала головой: если бы прислали, то сами бы уже зашли, залезли и схватили нас. Значит, никто не знает, что мы тут.

- Мила! - снова позвала Олеська. - Ты тут или не тут? - послышалась возня и шаги.

Явно подруга решила залезть к нам и проверить сама, пуст ли чердак. И явно она была не одна. Я затравлено посмотрела на Леона, и тот, коротко мне улыбнувшись, решил вернуть рубашку на место, и не смущать никого своим голым торсом. Он завёл руки за голову, нашарил ворот рубахи и, просунув голову в него, приподнялся, расправляя рубашку.

- Леон, чёрт вас дери, вы тут? - голос принадлежал парню.



Анастасия Енодина

Отредактировано: 18.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться