Приручить чудовище

Размер шрифта: - +

Часть 1

В среднестатистической семье, к которой, несомненно, относилась я, было принято иметь много детей. В народе говорят, что каждое дитя это подарок от Бога, который стоит принимать как пост или молитву Всевышнего. В моей семье «подарков» от Бога было семь, и я была самым старым подарком из всех остальных. Моя матушка, женщина уже преклонных лет, начала волноваться, когда самая первая ее дочь по истечению двадцати лет так и не стала женой знатного герцога. Папеньку волновало лишь то, что женой я не стала ни герцога, ни дворянина, ни даже местного кузнеца, у которого на мой счет были великие планы. Сестры на выданье зло смотрели мне вслед, но вслух ничего не говорили, хотя мне было известно о всех их недобрых мыслях. И я не виню их, они давно достигли пика своей красоты и изящности, которую не могли подарить никому, кроме случайного кавалера на внеочередном балу. Короткие интрижки ни к чему не приводили, ни одна из сестер по-прежнему не получила предложения руки и сердца и причиной тому была я.

Все дело в том, что по правилам замуж должна выйти первая дочь, потом вторая и так до конца, но я отвергала все предложения о помолвке и осталась старой девой под крылом отца и матушки.

Но однажды случилось непоправимое.

Папенька заключил сделку, вследствие которой я перешла в пожизненное подчинение лорду Баттенбергу, человеку с тяжелой судьбой и весьма непривлекательной наружности. Взамен родители получили пухлый сундук денег, который послужил приданым моим сестричкам.

Насколько родители хотели выдать нас замуж, я поняла только после того, как приехала в имение лорда – каменный двухэтажный дом с грязными окнами, запущенным садом и запахом тлена.

Мне было все равно, что станет с моей жизнью. Душа моя лежала к приключениям, которые, увы, обходили каждую благородную девицу стороной. Поэтому в дом я вошла совершенно спокойная и собранная, готовая принять человека, что встретит меня здесь, любым, став хорошей женой и другом. Такова воля родителей и ничего с этим не поделать.

О Баттенберге я знала только со слухов. Кто-то говорил, что он старый, кто-то утверждал, что нечистый он на руку и магией черной балуется. Как бы то ни было, ни одного внятной его черты я себе представить не могла. Словно человек – невидимка, но все о нем знают и сплетничают. Я молилась лишь о том, чтобы этот Баттенберг не оказался на самом деле каким-нибудь дедушкой, которому срочно нужно родить наследника.

Я весьма удивилась, когда оказалась внутри дома будущего мужа. Если снаружи здание ветхое и малопригодное для проживания, то внутри все обустроено куда лучше, скромно, но красиво. Сложилось впечатление, что в этом доме не любят излишества и пышность.

Я стояла посреди небольшого зала спокойного золотого оттенка, по бокам от меня развешены шторы очень темные, почти черные, в углу затесался красный кожаный диван, а по кругу в канделябрах горели свечи.

Можно было пойти направо или свернуть налево, а можно было подняться по лестнице на второй этаж, но я, откровенно говоря, струсила. Ведь меня тут никто не встретил, а следовательно, никто не ждал. Не то что бы это огорчало, скорее настораживало и вводило в состояние непонимания.

-Эй, кто-нибудь есть здесь? – спросила я в никуда, и ответом мне стало эхо, одинокое и голое.

Жутко.

Пробежала мысль, что не хочет хозяин жениться, то стоит уважать его желания. В противном случае, я отправилась бы домой, прожила еще год под крылом у маменьки и папеньки, а там поступила бы в университет, чтобы получить самую настоящую профессию и в дальнейшем ни от кого не зависеть.

И я уже была готова развернуться к выходу, как услышала позади себя неторопливые тяжелые шаги и легкое постукивание чего-то о плитку.

То был невысокого роста мужчина, седой и морщинистый, одетый в черную форменную одежду дворецкого. Одной рукой он поглаживал свой подбородок, а второй крутил в руках зонтик, им-то он и стучал по плитам.

-Леди Крафт, если я правильно понимаю?

Дворецкий дождался моего утвердительного кивка и продолжил:

-Прошу за мной.

Коротко и ясно.

В моей семье не было дворецкого, на весь дом пара слуг, но мы все знали их по именам, здесь я бы тоже не отказалась от чести обращаться к незнакомцу по имени, но, к его стыду, он не представился и довольно сильно отходил от норм этикета.

Если здесь все так делают, то это упрощает задачу, жизнь подчиненная огромному количеству правил скучна и однообразна. Это я вычитала в книге, которую тайно хранила под своей подушкой. Леди должна быть образованной, но не заумной, потому дополнительная литература возбраняется во всех ее проявлениях. Даже женские романы, которые так любили читать мои подруги.

Дворецкий вел меня правым коридором. Я проходила мимо кучи комнат без номеров и надписей, кое-где даже отсутствовали дверные ручки, все это было грустно, мрачно и постепенно нагоняло тоску.

Особенно меня начали раздражать черные портьеры в моей комнате.

Дворецкий вложил мне ключ от нее в руку и исчез, ничего не объяснив напоследок.

Моя комната была…нежилой. Пахло скверно, освещения как такового не было, а то, что все покрывала, обивки, обделка были воспроизведены в невзрачных тонах, уже убивало  на корню все мои души прекрасные порывы для  принятия этого брака  как должное. Если тут так будет всегда, я просто сойду с ума.



Рина Белова

Отредактировано: 24.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться