Приручить пламя. Метод Бравого.

Размер шрифта: - +

Глава 10.

Его не было почти три часа. Голоса внизу раздались, лишь когда было глубоко за полночь. Но не успела я подскочить и направиться туда, как моя дверь распахнулась, впуская…

- Батюшки мои!

Это был комок чистейшего умиления. Смешно переваливаясь, щеночек, которому едва ли был месяц, настороженно навострив ушки, пригляделся ко мне и, когда я присела, раскинув руки, радостно тявкнул, побежав навстречу.

С мягкой темной шерсткой, карими глазами и чуть вытянутой мордочкой, эта овчарка была самой красивой из всех, что я видела. А видела я не мало – ведь Андрей очень любил собак.

Щенок почему-то очень напомнил мне Бравого в волчьей шкуре. Только без прикрепленной к ошейнику записки.

«Спасибо за сегодняшний день».

Продолжая тискать поскуливающее от удовольствия создание, подняла глаза к двери. Там стоял Владислав, с легкой улыбкой на лице прислонившись плечом к косяку.

- Тебе спасибо, - смущенно улыбнулась под темным взглядом, в котором тлело слишком много обжигающих эмоций. – За все. И за него тоже.

Бравый усмехнулся и, пожелав спокойной ночи, вышел. Я же, перетащив животное на кровать, думала над именем. Посмотрела на нетипично темную, почти черную шерсть, кивнула:

- Будешь Вран. Тебе нравится, малыш?

Собака словно бы задумалась, а потом тявкнула и принялась вылизывать мою ладошку. Посмеялась и понесла свою личную любимку мыться. Купались мы долго, потом также долго сушились, зато после всех этих экзекуций очень быстро уснули. Причем оба.

Но сомневаюсь, что щенку снились такие сны…

***

В голове не было мыслей. Только смутно знакомый запах цитруса и мускуса, который теперь прочно ассоциировался с Бравым. Я прошла коридор насквозь и вышла на крыльцо, выходящее в сад. Там, на поляне с сочной зеленой травой, играли дети. Девочка и мальчик, темноволосые и темноглазые, они были так похожи, что я неосознанно посчитала их близнецами.

Чуть вдалеке, под тенью раскидистой яблони, сидел юноша, лицом – почти мальчик, а вот фигурой – едва ли не взрослый мужчина. На коленях у него лежала какая-то книжка, и, приглядевшись, поняла, что она по астрономии. Иногда он поднимал глаза и поглядывал на близняшек, которые с визгами и веселыми писками носились по двору с мячом.

Тут девочка метким пинком зафутболила мяч в ворота. Мальчик, раздраженно и разочарованно взвыв, попыталась цапнуть девчонку за косу, но та увернулась и показала ему язык. Темноволосый мальчишка пустился за ней, но малышка, злобно расхохотавшись, бросилась бежать и спряталась за спиной у парня с книгой.

- Ян! Кира опять жульничает!

- Данчик-завывайчик! – звонко засмеялась девчушка.

Юноша вдруг поднял голову и посмотрел прямо мне в лицо.

А у меня мир качнулся перед глазами. Потому что глаза, нос, скулы и даже улыбка – все это было Владиславовым. Парень, сидевший под деревом, был почти копией будущего Вожака Бравого.

- Мам, уйми их, - попросил он, пытаясь отцепить Киру от своих волос, в которые та с упоением вцепилась. – Они мешают мне читать.

«Мам»?! И тут он свел брови к переносице, я же едва не лишилась чувств.

Потому что я уже видела эту гримасу. В зеркале.

Этот парень был моим сыном. Моим и Бравого.

А двойняшки?!

- Ян, - шепелявя на потерянный где-то зуб, сказал мальчишка, - ты такой серьезный…

- Даниил, хватит, не мешай брату, - вырвалось у меня против воли. – И перестань дергать Киру за косички, не для тебя ведь растут. Идите в дом, кому-то завтра в школу.

В расстроенных мордашкам мне почудилось что-то от Андрея. Сердце совершило кульбит. Что такое?! Почему один похож на Владислава, другие – на Зарницкого?! Почему мы здесь, в доме Бравого?! Что происходит?!

- Мам? – Обеспокоенный голос взрослого парня заставил обернуться и почти испуганно вскрикнуть – как и отец, он умел бесшумно подкрадываться. – Все в порядке?

- Конечно, сыночек, - улыбнулась я, ощущая тепло в сердце, когда глядела на юношу, в темные, но такие не по возрасту серьезные глаза.

Тут в доме раздался звук бьющегося стекла, взвизг и всхлипы. Мы с Яном бросились на кухню. Парень подбежал к близняшкам, осматривая их на предмет повреждений, а я смотрела на разбитую вдребезги бутылку вина.

Темно-бардовые капли падали со столешницы на пол. Красные, тягучие…

Как кровь.

- Мам? – Рука сына была такой горячей по сравнению с моей. – Мам, ты что?

Я же оглянулась на близнецов. Мальчик посмотрел на меня, и мне причудилось совершенно другое лицо.

- Андрей… - прошептала я.

***

- Андрей! – вскрикнула, просыпаясь.



Анна Фролова, Свинина Анастасия

Отредактировано: 13.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться