Приручить пламя. Метод Бравого.

Размер шрифта: - +

Глава 13.

Испытывая непонятный страх, следующие несколько часов я так и прослонялась по комнате, маясь от безделья. Вран мило посапывал, за окном стояла послеобеденная духота, а на небе сгущались тучи, словно перед грозой.

Намочив полотенце, заняла себя импровизированной уборкой, а когда стало совсем невмоготу, приоткрыла дверь, вглядываясь в пустой, полутемный коридор. Прислушиваясь к любому шороху, пошла к лестнице и возле нее замерла, отмечая глубокую вмятину в древесине на одной стене и трещину в ей противоположной. Горло сдавило, заставляя сглотнуть.

Тряхнув головой, спустилась вниз, оказываясь в холле. Дом казался каким-то необитаемым и мрачным, а все его жители словно куда-то делись. Решив выйти на веранду, застыла на полпути, услышав какой-то шум в гостиной и увидев мелькнувшую в проходе тень.

Мысленно мобилизуя резерв силы, почувствовала привычное покалывание на ладонях от прилившей к ним энергии, а затем решительно направилась на звук, влетая в помещение и с порога запуская в неприятеля вихревой волной. Да, хоть я и не была воздушницей, однако при должном старании и упорстве можно освоить несколько заклинаний чужой стихии, правда, колдовать их на порядок труднее, а сами атаки получаются слабее, но для эффекта внезапности – самое оно.

Но, разглядев явно женскую фигурку, успела развеять заклинание, однако девушка все-таки успела среагировать: машинально отшатнулась, обо что-то там споткнулась и, совершенно неженственно ругаясь, полетела на пол. Раздался шлепок, а меня накрыло чувство вины с примешавшимся к нему любопытством. То, что это был не двухметровый, атлетически сложенный мужик, успокоило. Что-что, а остальных оборотней я теперь опасалась вдвойне.

Взгляда на нее хватило, чтобы вспомнить слова Левого про «любую» и на все готовую. Вот она, первый звоночек, оповещающий о коварстве Виктора Бравого. В чем-то они с Владиславом действительно родственники.

Мадам кое-как поднялась, несколько раз путаясь в собственных шпильках, а потом гордо процокала к дивану, вальяжно на него опускаясь и буравя меня жутким взглядом.

- Я вроде как не специально… - Чуть виновато пожимаю плечами.

- Да мне по барабану, специально или нет! – прошипела на ультразвуке эта фифа, откидывая за спину густые рыжие локоны. – Как таких криворуких, как ты, вообще куда-то берут?

- Что, прости? – Не опешить от такого хамства было сложно.

- Прощаю, но в последний раз. И давно ты тут?

- А с какой целью интересуешься? – Выделила окончание, тоже переходя на панибратство, а в душе медленно зверея.

- Уборщице вроде тебя следует уважительно обращаться к будущей альфа-самке этой стаи! Я – избранница самого Бравого, поняла? – Девица важно надула губки, покачав в воздухе наманикюренным пальцем, а вот меня понесло.

Засмеявшись в голос, я начала оседать на ближайшее кресло, уже хохоча над наивной дурочкой.

- Послушай… те! Не знаю, кто Вы, но я точно не уборщица этой богадельни – раз. Во-вторых, не думаю, что у Бравого настолько отвратный вкус, чтобы он позарился на такое сокровище. А в-третьих, будь ты его избранницей, он бы не похитил и не отпускал от себя ни на шаг меня. – В завершение философски развела руки в стороны, любуясь выпученными глазенками, в которых медленно появлялась злость.

Мне всегда было интересно, что может быть хуже, чем тупая женщина? И только сейчас пришло осознание, что ничего. Потому что такие железобетонно стоят на своем, не в состоянии осмыслить – и осознать – реальность.

И поэтому просто ее отрицают. В основном – с помощью криков и воплей.

Женщины-оборотни – еще и с утробным рыком.

Признаться, собственная прыть, с которой я увернулась от ее когтей, поразила даже меня саму.

Руки автоматически сформировали выброс чистой энергии, и я искренне надеялась, что у вервольфов достаточно крепкие кости, чтобы не переломать позвоночник о столик, на который приземлилась отброшенная рыжая. Потому что столик пал жертвой женской разборки.

Я на секунду замерла, пораженная мыслью – я буквально сражаюсь за Владислава! Теперь ниже опуститься уже точно некуда.

И поплатилась за собственное ротозейство – когти дамочки проскользили у моего лица, оставив саднящие царапины, но, к счастью, не навсегда изуродовавшие мне внешность. От этого спящее еще осознание опасности встряхнулось: кровь забурлила от огромного выброса адреналина, стирая само понятие страха и неуверенности.

На меня напали на чужой территории, и противник, во много раз выигрывающий по силе и скорости. А значит, и защищаться я буду так, как учили.

Раскаленная ладонь ухватилась за запястье противницы и сжалась. В комнате раздался жуткий визг, резко завоняло палеными кожей и мясом, и я дернула женщину чуть вперед, мимо себя, и ощутимо приложила ее второй рукой по спине, придав ускорение неоформленной силой. Она по инерции полетела вперед (шпильки вообще очень неустойчивая обувь, скажу я вам!) и врезалась головой в деревянный стеллаж с какими-то книгами. Ничего не сломала, но ориентацию в пространстве потеряла, и тут на нее посыпались издания с верхних полок, чувствительно ударяя по многострадальной пустой голове.



Анна Фролова, Свинина Анастасия

Отредактировано: 13.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться