Пришельцы

Размер шрифта: - +

3. Ночное происшествие

Ночной туман обволакивал дорогу. По ней, нарушая тишину, неторопливо ехал полицейский «Уазик». Фыркая мотором, он миновал старый парк. В сумерках деревья зловеще выпирали своими размашистыми ветками. Машина подъехала к заброшенной стройке, оконные проемы в недостроенном доме зияли во тьме страшными пустыми глазницами.

– Серый, на хрена мы сюда приехали? – водитель, сержант Зверев поерзал, – место какое-то жуткое…

– Леша, давай к подъезду подъезжай, тут постоянно «торчки» толкутся, – старший сержант Николаев кивнул напарнику на скамью возле подъезда. – Сейчас кого-нибудь точно зацепим. План-то нужно выполнять.

Водитель тяжело вздохнул.

– У тебя, Алексей, я смотрю, абсолютно нет никакого служебного рвения…

На скамейке никого не было.

– Может, поехали отсюда? – Зверев передернул плечами. – Что-то мне здесь не по себе.

– Погоди, слышал шорох? ­– старший сержант вылез из машины, – жди меня здесь.

Он вошел в темноту подъезда, где явно слышался тихий смех, ему даже показалось, что в окне промелькнуло бледное лицо в капюшоне.

Водитель нервно барабанил пальцами по рулю, и вдруг услышал звуки борьбы и придавленный стон.

– Да что за хрень там творится! – он схватил автомат и побежал к подъезду.

Из темноты на него вышел напарник, с обезумившими глазами, держась за горло. Николаев безвольно опустил руки, кровь хлынула из-под кадыка темным фонтаном, он захрипел и упал на асфальт.

Зверев неожиданно почувствовал сзади удар небывалой силы, ночь перед глазами вспыхнула на тысячу ярких вспышек, и он упал вперед, прямо на окровавленного сержанта, тут же потеряв сознание…

Рано утром следователю Дронову позвонил дежурный из ГУВД.

– Виктор Степанович, нужно выезжать на происшествие. У нас двойное убийство. Возле стройки, у Вишневой, напали на наших патрульных.

– Через двадцать минут буду, – буркнул майор, потирая виски.

Уже почти рассвело, но утро выдалось пасмурным, моросил мелкий дождь. Дронов подъехал к стройке: там уже стояли несколько машин, место происшествия было оцеплено. Он вылез и поводил своими тяжелыми плечами, чтобы взбодрится. Подойдя к дому, майор увидел трупы патрульных. Вся бетонная площадка вокруг была в бурых пятнах подсохшей крови.

«Да здесь происходила настоящая бойня…» – следователь закурил.

Светлана Михеева, судмедэксперт, невысокая блондинка, лет сорока, подошла и попросила у него сигарету.

– Витя, похоже дело непростое. Преступники – не какая-то шелупонь. Николаеву перерезали шею от уха до уха, быстро и четко, орудие убийства пока уточняем. Звереву пробили череп сзади, чудовищным ударом, он умер мгновенно. Все произошло быстро, в течении одной минуты.

Майор бросил окурок, притоптал его ботинком, и тяжело вздохнул:

– Похоже, их было двое?

– Да, двое или трое, здесь много следов. Говорят, тут часто наркоманы ошиваются.

Следователь потер переносицу, и принялся осматривать место преступления.

­ – Товарищ майор, вот в двадцати метрах, в кустах лежал, – сержант подошел, показывая автомат.

– Так, а что это за вмятины на прикладе?

Михеева внимательно осмотрела оружие:

– Виктор Степанович, похоже, это следы зубов, но вряд ли человеческих…

– Да…– задумчиво сказал Дронов, – как говорится ­– ни хрена себе неделька начинается…

Виктор Степанович недавно возглавил отдел по особо тяжким преступлениям в Зареченском ГУВД. «Убойный» отдел – как любят называть киношники. Человек он был простой, но дотошный, никогда не упускал мелочей на службе. Иногда, чтобы добиться быстрых результатов расследования, ему приходилось применять к преступникам не совсем «законные» методы. Коллеги прозвали майора «волкодавом». Дронов мог сутками пропадать в отделе, вникая с головой в каждое дело, присутствуя на допросах, задержаниях, и прочих оперативно-розыскных мероприятиях. Жена Екатерина давно махнула рукой, и всегда с терпением относилась к его ночным выездам и срочным командировкам.

Дело с убийством патрульных было неслыханным в городе. Майор решил взять расследование под особый контроль, и даже не из-за того, что это жестокое преступление будет иметь общественный резонанс, а потому что найти убийц «своих» – дело чести каждого офицера полиции. На совещании полковник Громов поручил создать оперативно-следственную группу для скорейшей поимки преступников и преданию их суду. Но Виктор Дронов уже знал, что до суда преступники вряд ли доживут. В кабинете он достал из сейфа свой незарегистрированный тяжелый «глок». Подержал пистолет на ладони, ощущая холодную вороненную сталь, на рукоятке слева были видны три маленькие почти незаметные насечки.

В дверь громко постучали.

– Товарищ майор! Разрешите войти!



Роман Соловьев

Отредактировано: 31.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться