Пришельцы

Размер шрифта: - +

8. Преступления в городе

Директор Зареченского молокозавода Юрий Андреевич Ковалев, крупный, пятидесятилетний мужчина, наслаждался первым днем отпуска. Как же это замечательно: отдохнуть от производственных будней, тупых и неисполнительных подчиненных, скандалов с оптовиками и заказчиками. Ковалев сидел за компьютером, неторопливо пил пиво из бутылки, и просматривал пикантные фото на одном из любимых сайтов.

– Юра, ты ничего не забыл? – заглянула в комнату жена.

Ковалев недовольно повернулся, сворачивая страницу интернета.

Супруга вошла в комнату, и уперла руки в бока:

– А Джека кто будет выгуливать? Уже вечер, скоро стемнеет. Вырастил зверюгу, а выгуливать совсем не хочешь. Этот телок мне скоро всю мебель разломает...

Огромный породистый ротвейлер зашел в открытую дверь и уселся возле хозяина. Ковалев закрыл страницу интернета и выключил компьютер.

– Джек, милый мой, как же я забыл-то? – он ласково потрепал пса за ухом. – Пойдем погуляем, заодно еще пивка прикупим…

На улице уже опустился вечерний сумрак. Юрий Андреевич решил прогуляться с Джеком по старому, заброшенному парку. Деревья и кустарники сильно разрослись, делая тропинки в парке практически непроходимым. Только асфальтовая дорожка посередине, и несколько уцелевших деревянных скамеек напоминали, что когда-то здесь был городской парк. Обычно здесь немноголюдно. И сейчас почти никого не было, только парочка молодых влюбленных затаилась под старым кленом. Они робко целовалась на скамейке, возле развалившегося фонтана.

Проходя мимо, Ковалев чуть ухмыльнулся, едва сдерживая за поводок мощного Джека. Его пса боялись все собаки во дворе. Юрию Андреевичу иногда казалось, что и волки, повстречав его, убежали бы, трусливо поджав хвосты.

На окраине парка ротвейлер потянул хозяина в сторону густых кустов вяза. Ковалев отпустил поводок, и пес, зло рыча, умчался в непроходимые заросли, будто кого-то там почуял. Через минуту Юрий Андреевич услышал шум борьбы, а потом визг и хрип своей собаки.

– Да что за черт! – выругался мужчина, и смело шагнул в сторону кустов.

Что-то большое и черное вылетело прямо на него, едва не сбив с ног. Он остановился и присмотрелся: на земле лежал его грозный красавец, еще бьющийся в предсмертной агонии. Ковалев побледнел и нагнулся к Джеку. Из пасти пса вытекла струйка крови, и он вскоре затих. Юрий Андреевич, сжав кулаки, бросился к кустам, и тут же получил оглушительный удар сбоку, сваливший его на землю. Краешком глаза он увидел темную фигуру, и попытался закричать, но уже не смог, он только жадно делал последние вдохи, и смотрел на звездное небо, погружаясь в вечную темноту…

Через час в старый парк прибыла оперативная группа.

– Кто его обнаружил? – майор Дронов осматривал труп Ковалева. Крупная голова бывшего директора была странно развернута, на сто восемьдесят градусов, и едва болталась на сломанных шейных позвонках.

– Парень с девушкой видели мужчину с собакой в парке. А когда уходили, услышали собачий визг, и странное всхлипывание. Они и позвонили в полицию. Через двадцать минут приехал наряд, – капитан Ларин кивнул в сторону двух сержантов, стоявших возле дерева.

– Да, зрелище не из приятных, а что с собакой?

Светлана Михеева присела и ощупала спину животного:

– Собаке сломали хребет.

Капитан Ларин отвернулся:

– Пойду скажу сторожу, чтобы пса убрали.

– Антон, нет здесь никого. Парк ведь – заброшенный.

Дронов зашел в глубину кустов, задумчиво осматривая небольшую просеку, ведущую к стройке. В кармане завибрировал телефон.

– Да…что? Где? Я сейчас приеду…

Майор растерянно вздохнул.

– Так, оформляйте все, и выезжайте на Новостройку, семнадцать, там еще одно убийство. Убит бизнесмен Саидов. Я в первую больницу, свидетель, его телохранитель жив, возьму показания по горячим следам…

Через полчаса Дронов, накинув белый халат, вошел в одиночную палату травматологического отделения первой городской больницы. Рыжая медсестра приоткрыла дверь:

– Товарищ майор, только недолго. У больного тяжелое сотрясение мозга. Доктор просил не беспокоить.

– Мне нужно всего три минуты…

На кровати лежал крупный мужчина средних лет, с перевязанной головой.

– Майор Дронов. Зареченское ГУВД. Гражданин Васильев, верно?

– Да я работаю… вернее, работал телохранителем у Руслана Ибрагимовича.

– Я так понял, убийство совершенно на ваших глазах?

– Верно.

– Расскажите все поподробней пожалуйста.

– Мы с шефом после совещания на Новостройку заехали, – медленно, с расстановкой, произнес телохранитель. – Там Илона, любовница его живет. Руслан Ибрагимович попросил часок подождать. Сижу я в машине, музыку слушаю. Смотрю – какой-то мужик возле машины трется. Я окно приоткрыл и крикнул: «Тебе чего надо, дядя?» А он ходит и рукой по «Мерседесу» стучит. Тут вышел, толкнул его: «Вали отсюда, урод!» Пригляделся – он и вправду урод: глаза на выкате, вместо ушей какие-то лоскутки, и воняет от него, будто он из канализации вылез… Извините, водички не нальете?

Дронов налил охраннику минеральной воды из бутылки в стакан, и заботливо протянул.

– Что дальше было?

Васильев неторопливо отхлебнул несколько глотков.

– Ну я смотрю – мужик невменяемый, пробил я его разок в «фанеру». Он заурчал, схватил меня за шкирку, а руки холодные, как у лягушки… – телохранитель вздохнул, – и давай как котенка меня мотать, а как башкой об асфальт приложил, тут я и поплыл, начал сознание терять. Помню, только шеф выбежал из подъезда, кричал что-то, а после выстрелил. Вы знаете, я даже не знал, что у него пистолет есть…



Роман Соловьев

Отредактировано: 31.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться