Притворись моей девушкой

Размер шрифта: - +

Глава 10.

POV Пчелка.

Мне сниться удивительный сон. Как меня качает на волнах, из стороны в сторону, плавно. Методично. Но легко и крепко. То поднимает в верх, то опускает вниз. Я даже чувствую запах моря и свежести. Втягиваю носом воздух, как бульдог, расширяя ноздри и наслаждаюсь.

Я приоткрываю глаза, и вижу крепкую широкую грудь, в черной толстовке. Поднимаю осоловелый взгляд вверх и вижу, мощную шею, волевой подбородок, заросший легкой темной щетиной. Пухлые обветренные губы, которые явно перецеловали весь город. Прямой нос, без единого изъяна, слово слепленый из глины. Густые, пушистые ресницы и карие глаза, которые пристально сейчас за мной следят.

Шубин, почему ты во сне такой красивый и притягательный? А главное молчаливый и задумчивый, и почему глаза сейчас такие взволнованные и серьезные? Словно хочешь залезть ко мне в душу, раскрыть все мои тайны и мечты. Выпотрошить меня на изнанку, разгадать и оставить свой след.

Я поднимаю свою руку к его лицу, нежно провожу пальцем по хмурой складочке на лбу, стараясь разгладить и убрать тревожное выражение с его лица, и меня будто током прошибает. Шубин шумно втягивает носом воздух, но ни слова не произносит.

Странный сон, будто наяву. Нереальный. Я стараюсь оторвать взгляд от Шубина и поглазеть по сторонам, но он не дает. Крепко, но очень бережно, прижимает мою голову к своей груди, и тяжело вздыхает. Мне так уютно, тепло и хорошо. Словно я вернулась ненадолго в детство, к своему отцу. Когда он меня вот так же бережно прижимал, гладил по голове и шептал ласковые слова на ушко, когда меня мучил кошмар.

Из меня тихо, словно дуновение теплого ветерка, вырывается:

- Шубин мне сейчас так хорошо, словно дома побывала. Жаль, что это всего лишь сон.

Он молчит, но я знаю, что во сне я хозяйка. Я закрываю глаза, стараясь представить своих родных. И слышу цокот каблучков по асфальту. Хочу оторвать голову от груди, но не дает. Цепко держит, боясь отпустить. Открываю глаза и слышу удивленное:

- Антош что случилось? Кто это?

Этот женский, мелодичный голос напоминает мне бабушку Шубина, Марью Петровну. Странно что она ко мне в сон пробралась, но все равно приятно.

- Ба, все хорошо, это Даша.

Быстро бубнит парень, явно заставший врасплох. Но женщина подходит ближе, вглядывается в мое лицо, хмурится, но отступает назад.

- А что вы делаете здесь в такое время?

Я не знаю почему, но мне так захотелось во сне немного подпакостить, и не думать о последствиях, зная, что я скоро проснусь и возможно даже не вспомню, этот странный и удивительный сон, поэтому выпаливаю, ошарашивая обоих:

- Марья Петровна, так мы же со свидания вернулись, а он как истинный джельтенм… джентльм… тьфу, короче, как интеллигентный молодой человек решил донести меня на руках до дома.

У Шубина кажется сейчас челюсть до земли отвисла, быстро прижала ее рукой, и стараясь не уехать в нирвану, повернулась к довольной, как Чеширский кот Марье Петровне.

- Да ты что говоришь, - восторженно прошептала она, склоняясь ближе ко мне. – Я тебя правильно поняла, вы встречаетесь?

- Ну конечно, вот уже почти два года скоро будет. Каждый день…

Тут мне ловко закрывают рот тяжелой мужской рукой, пахнущий ментолом и табаком, и остальную часть фразы, где я говорю, что мы каждый день на лестничной площадке встречаемся, с яростными рожами, и друг друга до безумия доводим, я просто мычу.

- Ба, ты видишь она немного не в себе, так что давай в другой раз, или если тебе что-то срочное понадобилось, ты иди ко мне, я сейчас Дашку домой донесу и приду.

Как-то уж очень сладенько пропел он, обычно ведь только рычит, как кавказская овчарка, а тут. Точно сон. Глаза мои постепенно начинают слипаться, и я уже плохо слышу, что она говорит ему, лишь улавливаю напоследок, что нас ждут на каком-то празднике, при всем параде.

 

Что-то противно трещит под моей головой, вызываю дикую головную боль и приступ неконтролируемой агрессии. Стараюсь нашарить рукой, и слышу, как что-то падает на пол. Не обращая больше внимания, пытаюсь поспать дальше, но теперь начинает вибрировать пол. Рычу не хуже голодной собаки, и рывком сваливаюсь с кровати. Больно ударяясь всем телом. Но хуже всего чувствует себя, моя бедная рыжая головушка.

Приоткрываю один глаз, и от ярко слепящего солнца, тут же его закрываю. Который час? Где я? Во рту будто стадо носорогов побывало, гадко, сухо и воняет, а еще дико хочется пить. Так плохо мне было лишь однажды, когда дядя мне коньячку в кофеек подлил.

Я открываю глаза, и потолок тут же начинает вращаться. Или это я вращаюсь по кругу? Гадство. Слышу, что открывается дверь, шоркают ноги в тапочках, и надо мной нависает тень. Решаю приоткрыть один глаз и вижу улыбающегося Лешку.

- Очнулась спящая красавица?

Ехидненько так спрашивает, будто я успела где-то накосячить.

- Угу.

- Тогда держи, выпей таблеточку,- сует под нос две белых таблетки и подает стакан, с вожделенной жидкостью. В два счета разделываюсь с водой, и падаю обратно на пол. Как же мне плохо.

- А теперь рассказывай, когда ты успела стать любимой девушкой Шубина, да еще и целых два года держала от нас в тайне?

Я так резво подскочила от пола, что пришлось вернуться обратно в горизонтально положение, так как в голове зашумело штормовое предупреждение.

- Чего? Ты головой нигде не ударялся?

- Я нет, а ты?

Я смотрю на его едкую улыбочку, и ничего не понимаю. О чем вообще речь. Вчера последнее что я помню, так это как мы собирались погонять с Мэй, чтобы она могла покрасоваться перед Шубиной рожей.

- Так, видимо ты по пьянке, решила рассказать про обоюдную «любовь» между Шубиным и тобой, перед его бабкой, и теперь она считает, что ты его девушка, - Лешка сделал вид что задумался, хитро на меня посмотрел, поиграл бровями и добавил: - вот уже приблизительно два года. И скоро у вас будет совместное мероприятие, где вы будете почетными гостями.



Тата Панасенко

Отредактировано: 02.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться