Притворись моей девушкой

Размер шрифта: - +

Глава 4.

POV Пчелка.

- Трень. – раздался звонок в дверь. Я уже минут как пять была одета, и ждала своего ненаглядного друга. Поэтому мне оставалось накинуть рюкзак на спину, надеть рэперку козырьком назад, обуть кроссы и распахнуть дверь с криком:

- Я тебя уже заждалась.

А потом застыть с удивлением, ведь на пороге моей квартиры меня ждал действительно сюрприз.

- Лешка? Алешка — это действительно ты? – недоверчиво спросила я у блондина с голубыми, как васильки глазами. На что мне утвердительно кивнули, и заулыбались белозубой улыбкой, освещая радостью на весь подъезд.

- Ура!!! – радостно заголосила я, сбрасывая рюкзак в сторону и как обезьянка на лиане, повисла на друге.

- Приехал наконец-то. Приехал родненький. – прижимая его, потеснее к себе, проговаривала я. – Как же я соскучилась. Как соскучилась. Лешка родненький.

- Спокойнее Пчёлка, ты меня сейчас задушишь. – прохрипел довольно он.

- Ой. Прости. – чуть ослабив хватку пролепетала я.

- Посмотри какая красотка стала. – поворачиваясь в пол оборота проговорил он, тому кто был на лестнице. А я даже не заметила там Степку, который сейчас скалился в довольном оскале и утвердительно кивал.

- Сюрприз удался, а пчела? – спросил он, а я закивала как китайский болванчик. Удался, ох как удался.

Стоит пояснить, что Леша мой двоюродный брат, по линии отца. Одно время наши родные долго не общались, но, когда мне исполнилось двенадцать лет, к нам в квартиру нагрянули родственнички. Мол приютите бедненьких, в наш город они решили переехать, и на первое время не где остановиться, да еще и с ребенком. Отца с мамой в то время уже не стало, автокатастрофа. Остались только я да дядя Миша, который заменил мне всех родных.

В общем отказать мы не смогли, так и стали жить впятером. Я, дядя Миша, Тетя Таня, Дядя Андрей, и конечно же Лешка. Сказать по правде, отношения у нас не заладились. Лешка везде совал свой любопытный нос, за что частенько от меня по нему получал. Мы часто дрались, ругались и сорились.

Все изменилось однажды, когда мы со Степкой играли на перегонки на велосипедах, за нами погналась стая бездомных собак. Здоровые, злые, лохматые, они скалились и рычали. Показывали свои белые и явно острые зубы колесам наших велосипедов, мы тогда здорово трухнули. Оба перепугались чуть ли не до слез.

Они загнали нас до подворотни, где не было ни лазейки, чтобы от них удрать. Я тогда подумала, что все загрызут и даже костей не оставят. Степка тоже дрожал как осиновый лист на ветру. Он нашел какую-то корягу, даже не вспомню от куда он ее достал, и начал ей отмахивать от них.

Те собаки что поменьше, скуля по отпрыгивали назад, а здоровенные наоборот, еще сильнее стали рычать и скалиться, при этом еще и недовольно порыкивать. Степка довольный своим первым успехом, решил и больших припугнуть, но одна рыжая, вся в проплешинах вцепилась в его палку и начала ее зубами вырывать.

Все думала я тогда, не выбраться живым. Сама я жалась, за велосипедами, плакала и звала на помощь. И помощь прибежала, причем очень вовремя. У Степки вырвали палку из рук и уже начали приближаться, как из-за угла прямо в собак полетели камни, причем не маленькие, а булыжники. И один из них попал прямо по хребту этой рыжей, она жалобно заскулила, закрутилась и понеслась прочь от нас. В остальных тоже полетели каменные снаряды, мы со Степкой приободрились, и похватав первое что попалось под руки начали в них кидать. В итоге мы отделались шоком и легким испугом, собаки побитыми боками, а Лешка для нас стал героем и всеобщим любимцем.

С тех пор мы стали не разлей вода. Это он меня учил ездить на машине, на мотоциклах. Мы вместе с ним играли в футбол, волейбол. Во всех потасовках мы участвовали вместе, нас так и прозвали не святая троица.

Друзья бывают разные: рыжие, белые, черные.

Но всем одинаково хочется, где-нибудь по вы ёжиться.

Да, да. Как вы понимаете, рыжая была я. Белый, в смысле блондин был Лешка, причем он голубоглазый блондин, а черный, в смысле брюнет Степка. Так что если, на районе что и случалось, то не посредственно с нашим участием.

Правда полтора года назад, он уехал в Америку, по гранту на учебу, и назад собирался только через три года. И это все при том, что он был хулиганом и грозой двора, и одновременно примерным учеником, и ботаником, за что мы со Степкой над ним вечно подшучивали, но тайно гордились.

- Так что, ты впустишь нас в дом, или так и будешь держать на пороге? – спросил, улыбаясь Лешка, держа меня на руках словно я пушинка.

- Конечно. Заходи.

Он прошел вместе со мной в квартиру, Степка принес его и мою сумку, кинул их на пол в коридоре и спросил:

- Так что пчелка, чаем напоишь?

- Ага.

Улыбка не сходила с моего лица все время что мы пили чай. Оказалось, что Лешка приехал всего на неделю, ему тут надо было в универе какие-то бумаги забрать, а потом опять на учебу. Я слегка огорчилась, ведь я не видела его полтора года, и жутко скучаю по его выходкам и ехидным замечаниям. Мы уже почти час чаевничали, и все это время у Степки не переставая пиликал телефон, чем начал раздражать не только меня, но и Лешку.

- Да выключи ты его уже. – рявкнула я, когда пришло очередное сообщение. Степка недовольно поморщился, но телефон поставил на беззвучный.

- Лешик, ты мне скажи, уже нашел себе зарубежную зазнобу?

- Ты же знаешь, что лучше наших Русских девушек, нет никого на свете. – довольный как Чеширский кот, пропел он. Ох темнит он, точно темнит.

Я пригрозила ему пальцем, и недовольно прищурилась.

- Темнишь мой друг, темнишь.

Засмеялся, довольно, легко, от чего я не смогла устоять, и заливисто расхохоталась. У Степки в очередной раз завибрировал телефон, на что Лешка язвительно поинтересовался:



Тата Панасенко

Отредактировано: 02.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться