Притворщики

Font size: - +

Притворщики. Продолжение 7

* * *

 

Автомобиль резко развернуло, Полина почувствовала, как она заваливается на сторону, но сильная рука твердо и бережно поддержала ее. Все это вывело ее из дремы. Полина открыла глаза и встретила заботливый нежный взгляд Валерия:

- Испугалась? Все хорошо. Мы остановились на заправке.

Полина подняла голову с плеча Валерия и огляделась. Они действительно находились на бензоколонке. В свете неоновой рекламы Полина разглядела парня-служащего, который поспешил к остановившейся машине. Илья опустил стекло, дал служащему купюру и произнес длинную фразу по-фински. Парень взял под козырек бейсболки..

- Долго еще?

- Почти приехали, - заверил Валерий. - Устала? Потерпи, мы уже практически у цели.

Полина спала на плече Валерия почти с самой границы.

Сначала она чувствовала себя довольно бодро. Машина летела по шоссе, Илья от дороги не отвлекался, в разговорах не участвовал. Валерий несколько раз предлагал брату поменяться местами. Но Илья упорно не желал отдыхать, угрюмо огрызался на эти предложения.

Валерий был весел, словоохотлив и все время развлекал Полину милой, ничего не значащей беседой. Но время шло, за окнами было темным-темно, и Полину, как всегда в автомобилях, начало клонить в сон. Она мужественно боролась, но после таможенного контроля сон ее все-таки сморил. Правда, Валерий и не думал возражать против того, чтобы спутница привалилась к его плечу.

- Сколько уже времени?

- Второй час, - ответил Валерий, посмотрев на часы.

- Ужас какой, - Полина несколько раз энергично зажмурилась, пытаясь окончательно проснуться.

- Да, поздно... Илюша, давай я все-таки тебя сменю.

- Я сказал: нет. Что ты пристаешь всю дорогу? - проворчал Илья.

Служащий наконец залил бензина в бак, и Илья выехал с заправки на идеальное широкое шоссе, на котором в этот ночной час почти никого не было.

- Ну ладно, теперь-то, когда мне назад уже дороги нет, может быть, вы наконец скажете, куда и зачем мы направляемся? - спросила Полина. - Очень интересно, почему вы решили, что, узнав об этом заранее, я передумаю?

- Потому что... - Валерий задумчиво почесал нос. - Потому что вероятность этого была весьма велика. Но теперь-то, конечно, куда ты денешься... Мы едем на ралли.

- Куда-куда?

- На ралли. Ну ты знаешь, это такие соревнования. На автомобилях. Они ездят кругами, кто кого обгонит...

- На ралли? На настоящее ралли? - Полина схватила Валерия за руку. - Правда? Какая трасса?

- Кольцо...по пересеченной местности... - растерялся Валерий. - Двести тридцать километров... Местный муниципалитет организует, традиционные заезды...

- Настоящее ралли... - мечтательно произнесла Полина. Сон как рукой сняло. - Здорово-то как!

Во взгляде Валерия смешались изумление и восхищение:

- Полинка, ты что, интересуешься гонками?

- Это так странно?

- Это очень странно, - признался Валерий. - Крайне нехарактерно для молодых русских барышень...

- Для барышень возможно, - согласилась Полина. - Но я необычная барышня.

Валерий недоуменно хмыкнул, и через минуту не удержался:

- Нет, ты мне правду скажи... Тебе действительно будет интересно, или ты просто хочешь сделать мне приятное?

Полина с досадой надула щеки и выдохнула:

- Откуда такая подозрительность? Какие доказательства тебя устроят?

- Ну вот, сразу доказательства! Просто объясни, почему тебе это интересно.

- Меня заводят красивые мужчины на красивых машинах.

Валерий расхохотался так заразительно, что даже Илья с тревогой обернулся через плечо.

- Это чересчур простое объяснение, - пояснил Валерий, отсмеявшись. - В твоих устах оно звучит неубедительно.

Самое сложное на свете - это объяснить другому то, для чего тебе самому никаких объяснений не требуется.

- Видишь ли, Валера, я очень уважаю людей, которые умеют делать то, что я не умею сама. А уж если они при этом делают это великолепно, я ими восхищаюсь. Я не умею водить машину, но люблю смотреть, как это получается у Шумахера и Райконенна.

- Но ты и плавать не умеешь. На пловцов ты тоже смотришь с восхищением?

- Нет, пожалуй... Пловцы меня так не вдохновляют.

- Очень жаль, - огорчился Валерий.

- Почему?

- Хроникам-сердечникам часто прописывают плавание для укрепления сердечной мышцы. Я занимался в бассейне с пяти лет, а в десятом классе даже выиграл городскую школьную спартакиаду... Жаль, что это не способно произвести на тебя впечатление.

- Ты провокатор! - возмутилась Полина. - Тебе мало впечатлений, произведенных на меня? На тебе и так уже некуда клеймо поставить, сэр великолепный!

- Так почему же автогонки? - не унимался Валерий.

- Почему-почему... - Полина немного задумалась, чтобы правильно сформулировать свои ощущения. - Потому что это здорово. Столько людей пашут, как проклятые, придумывают машины и навороты к ним, тестируют, доводят до ума... И все это ради нескольких часов безумного адреналина и призрачной победы, добиться которой некоторым не суждено никогда. Это страсть, а безумие, тем более коллективное, привлекает.

- Хм, я понял, - кивнул Валерий. - Но ты говоришь о крупных гоночных командах, о сотнях людей. А гонщик? Это же не толковый инженер, не расторопный механик, а просто водила, инструмент, болванчик за рулем...

Полина заметила, что при этих словах Илья нервно дернулся.

- Валера, ты не прав, - возразила Полина. - Гонщик - это надежда. Он должен завершить то, ради чего все пахали. Он на эти несколько часов остается один на один с машиной, не всегда совершенной, с трассой, не всегда сухой и чистой, с соперниками, не всегда умелыми и благородными. А мест на подиуме всего три. А любая случайность может обернуться крушением надежды или даже бедой... Поэтому теми, кому удается стать лучшими, я восхищаюсь. Вот бы автограф Мяккинена получить.... А ради того, чтобы посмотреть живьем хотя бы издалека на Баттона или Алонсо, я даже не знаю, на что я готова пойти...



Наталия Шитова

Edited: 08.05.2017

Add to Library


Complain