Притворщики

Font size: - +

Притворщики. Продолжение 8

* * *

 

Автомобили наматывали круг за кругом. Часть трассы лежала в лесу и с холма была не видна. Примерно каждые десять минут гонщики появлялись на грунтовке, огибающей холм, сначала съезжая вниз с довольно-таки крутого склона, потом высоко подскакивали на своеобразном трамплине. Машины взлетали, приземлялись, и по кочкам и рытвинам выбирались на более ровный участок трассы. "Субару" Ильи и Юрки за первый час гонки потеряла задний спойлер и приобрела здоровенную вмятину на правом заднем крыле, но тем не менее ребятам удалось отыграть несколько мест, и теперь они шли пятыми.

Валерий смотрел то на трассу, то на Полину. На Полину чаще и дольше. Она то кричала, подпрыгивала и махала руками, то сосредоточенно следила за трассой, прижав к губам стиснутые кулачки, то порывисто хватала Валерия за рукав и заставляла его непременно посмотреть на что-то замечательное.

Теперь Валерий больше не волновался о том, не притворяется ли она любительницей автоспорта. Было очевидно: Полина попала туда, где ей интересно. Он с усмешкой вспоминал ее широко распахнутые глаза, когда она обернулась и увидела Илью в гоночном комбинезоне. На какую-то секунду Валерий черной завистью позавидовал брату. Снискать такой изумленный и восхищенный взгляд - это дорогого стоит. Впрочем, все складывалось удачно. Может быть, теперь Полина перестанет сторониться Ильи, а он больше не будет смотреть на нее волком. Валерию не хотелось, чтобы его близкие были на ножах без всякой разумной причины. У Валерия до сих пор не нашлось времени на мужской разговор со строптивым братом. Нужно будет обязательно поговорить. Он не мог позволить Илье разрушить свое внезапное хрупкое счастье, не мог позволить брату обижать его женщину.

Валерий не сразу почувствовал в кармане виброзвонок своей трубки. Подумав с досадой, что нигде не спрятаться даже в выходные, он вынул телефон. Звонил Рубин. Валерий нажал кнопку ответа, прижал трубку к уху, закрывая ладонью другое. Рубина было едва слышно.

- Валера, ты можешь сейчас приехать в офис?

- Не могу.

- Ты здесь нужен.

- Что случилось?

- Приезжай, объясню.

- Тимоха, я за границей.

- А, ч-ч-ерт...

- Так, Тим, конкретно говори, что стряслось?

Рубин молчал несколько секунд, потом произнес:

- Кто-то снял с моего рабочего компьютера закрытые файлы.

- Какие файлы, кто и когда?

- Пока не знаю.

- Что значит "не знаю"?

- На моей машине следов взлома не осталось, все логи потерты. Системщики сегодня стали на серверах протоколы поднимать, обнаружили и вызвали меня. Сейчас ребята разбираются...

- Так что ты меня дергаешь, если сам еще не знаешь?! Или знаешь? Тимофей, не темни, я тебя убью!

- Валера, сняли дистрибутив "Толмача". Не защищенный. Это как минимум. Попытались скопировать коды языковых моделей, но то ли по незнанию, то ли еще почему, взяли не все, но и того достаточно, чтобы слить нас по полной программе...

Валерий не знал, что и сказать. Сразу стреляться было бы преждевременно. Но он понимал: при определенных условиях это могло стать катастрофой похлеще, чем просроченный кредит.

- Казьмин, ты что там? Ты меня слышишь?

- Слышу, Тим. Какие есть варианты? Кто это сделал, установили?

- Системщики тут ни при чем, это точно. Эти бы архивные логи в серверной тоже потерли. Значит, кто-то из обычных сетевых пользователей. То есть практически каждый из нас, кто умеет добраться до закрытого диска на чужом компьютере и притом знает почти наверняка, что именно следует взять. Сейчас ребята расшифруют протоколы, и мы будем знать по крайней мере, с чьей машины и когда был взлом, и что точно скопировано.

- Когда будете знать, свяжись со мной.

- Обязательно, Валера. Пока.

Валерий убрал трубку, машинально взъерошил волосы пятерней, зажмурившись, покрутил головой, словно у него болела шея.

Ну что? Нормально. Это бизнес. Даже не изнанка его, а задница. Это и есть настоящее большое мужское дело, на которое и жизнь положить не жалко. Или таки жалко?.. У Валерия все кипело внутри. Вот попадись ему под руку та скотина, которая вздумала нагадить там, где ест!.. Своими руками прибил бы. Если не удастся помешать распространению украденных файлов, это будет означать, что обстоятельная адская работа двух последних лет просто пропала зря. Зря потрачены огромные суммы, зря работали толковые ребята, зря добились таких отличных результатов, потому что теперь всем этим легко воспользуется кто-нибудь другой... Валерий занимался созданием программного обеспечения уже больше десяти лет, и за это время ему уже случалось пару раз стать жертвой банального воровства. Один раз опытный хакер ради забавы взломал сеть его компании через интернет, другой раз коллеги схватили за руку одного из старых проверенных сотрудников, который купился на посулы конкурентов. Те два случая тоже ничем хорошим не закончились, но тогда были украдены начальные результаты, не имеющие никакого серьезного практического значения. Сейчас же другое дело. В "Толмача" Валерий вложил слишком много своего и чужого труда. Потерять это было бы полной катастрофой.

Может быть, это неправильно, но когда твой лечащий врач тебе открытым текстом заявляет, что ты на этом свете особо долго не протянешь, что тебе остается, кроме того, что выверять каждый свой шаг? Правильно - сделать напоследок что-нибудь стоящее. Спеть лебединую песню. Валерий был бы счастлив, если бы "Толмач" Казьмина стал родоначальником династии качественных, простых и надежных программ. Пусть бы даже и после его смерти. Нет, конечно, Валерий гнал от себя дурные мысли. Он не собирался выпустить "Толмача" в свет, а потом лечь и, сложа руки на груди, спокойно ждать, когда сердце встанет. Но он все-таки считал эту программу главной удачей своей жизни. От того, что какая-то сволочь сумела-таки лишить его этой удачи, Валерий не на шутку растерялся. Думать о том, что все пропало, не хотелось. Но убеждать себя в том, что все утрясется само собой, было еще глупее.



Наталия Шитова

Edited: 08.05.2017

Add to Library


Complain