Притяжение для двоих

Глава 21

На работу я вернулась. Не могла себе представить, что буду сидеть дома. За последнее время я привыкла находиться среди людей, работая в таверне и ресторации, а сейчас в архиве.

Первой меня встретила заведующая. Леди Нистгор начала с упрека:

- Леди Далетта, от вас опять неприятности! Почему свои делишки вы изволите прикрывать работой нашего архива? И куда вы скрываетесь, если вас ищут сотрудники Департамента?

- Леди Нистгор, у меня было дело личного характера. Остальное вас не касается, - ответила я. Получилось слишком грубо, но объяснять что-либо не хотелось. Еще в памяти были те измышления, что она распространяла обо мне.

- Леди Далетта, - почти взвизгнула моя начальница. – Как не касается, если о вас приходит и спрашивает сам заместитель начальника Департамента лорд Армант Дастгор? Зачем он вас искал?

- Видимо, узнавал по просьбе моего брата, вы ведь знаете, что Даринет и лорд Дастгор друзья? – сделала я удивленное лицо от того, что эта Нистгор не в курсе дружбы.

- Ладно, - более миролюбиво продолжила дама, - Приступайте к работе.

В обед, когда мы сидели в небольшой закусочной, Милетта рассказала, что было в архиве без меня. Девушка жестикулировала булочкой и старалась передать интонации собеседников:

- Представляешь, Далетта, прошла неделя, как ты взяла отпуск, и все было спокойно, но вдруг пришел твой брат Даринет и спрашивает о тебе. Ему наша заведующая и говорит, что ты написала заявление и на данный момент в отпуске. Даринет убегает, зато тут же появляется лорд Дастгор, требует показать твоё заявление, а его уже в бухгалтерию отнесли. И стал этот лорд спрашивать, что ты говорила о своей поездке, и не посылал ли кто тебя в деловую командировку. Заведующая возмущается, все плечами пожимают, а лорд злится, так злился, что схватил со стола карандаши и переломил их, а потом ушел, хлопнув дверью. Леди Нистгор после его посещения была в панике, у нее даже руки дрожали. Она даже сказала, что с твоим приходом в архив у неё сдают нервы. И чем ты так ей насолила?

- Помнишь слухи о том, что я «сама» поехала с Ирвингом? – спросила подругу и, увидев её кивок, продолжила. – Это леди Нистгор их распространяла. Она хотела этим защитить доброе имя Лансгора-старшего.

- Вот стерва! А как ты узнала?

- Случайно услышала из-за стеллажа.

- Да, дела… , - протянула Милетта. – А где ты пропадала, что тебя искать пришлось?

- Личные дела.

- Влюбилась? И кто он? – не унималась подруга.

- Еще не время об этом говорить, не приставай, - осадила я поток вопросов, готовых сорваться с языка любопытной девушки.

- Ладно, - согласилась Милетта и добавила с шуточной угрозой. – Но потом расскажешь все подробно.

Я ожидала от начальницы продолжения разговора, но, как ни странно, этого не последовало. Леди Нистгор вела себя корректно, а временами просто не замечая. Меня это полностью устраивало.

Так прошла зима, дни стали длиннее и теплее. Снег начал таять, а по утрам нас будили трели птиц, радостно приветствующих приближение лета. Эти месяцы не прошли для меня бесполезно. Я еще несколько раз встречалась с Арнольдом, который просвечивал моё тело своим прибором и давал рекомендации. Так как Армант больше не отпускал меня одну никуда, то пришлось познакомить мужчин. У них нашлись несколько общих знакомых по академии, и лорд Дастгор обещал помочь экспериментатору со стороны Департамента, подключив к исследованиям несколько ученых. Арнольд согласился. Если его метод признают, то он сможет вернуться в аспирантуру и завершить свою магистерскую работу.

Армант со мной занимался, а я изучала учебники Юргаса, и мы сообща делали домашние задание. Брат, глядя на мой энтузиазм, начал более прилежно учиться и стал лучшим учеником года, ведь он не мог допустить, что свои упражнения я делаю быстрее и лучше.

После магических занятий с Армантом, когда мама и брат расходились по своим комнатам, мы предавались нежности и ласкам. Нам, казалось, невозможно насладиться поцелуями, и руки сами начинали прокрадываться под одежду, вызывая волны чувственности и желания. И с каждым днем все труднее было сдерживаться и останавливаться. После ухода Арманта я с трудом приводила себя в чувство под холодным душем, а каково ему?

В один их таких весенних вечеров, когда я, сидя на коленях у мужчины и самозабвенно целуясь, гладила рукой его рельефную грудь, а другой перебирала пряди его волос, поняла, что если не получу этого мужчину в своё полное распоряжение, то не смогу просто жить дальше. И ведь умом понимала, что это лишь реакция тела на ласки, но разум просто отказывался что-то возражать и протестовать. Зато из глаз брызнули слезы от обиды.

- Что случилось? – внимательно всматриваясь в моё лицо, хрипло спросил Армант, когда мои слезинки коснулись его щеки.

- Я…, я…, я не могу так больше! – вырвался почти крик. – Если бы ты только знал, как я тяжело переношу каждое наше расставание! Мне приходиться по полчаса стоять под холодной водой, а потом полночи ворочаться на кровати, думая, а как ты сбрасываешь с себя то напряжение, которое…, которое…, которое… .

Договорить не смогла и спрятала своё лицо, прислонившись к его плечу.



Вера Наумова

Отредактировано: 22.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться