Притяжение Урабы. Разорванные нити

Глава 17

– Дорогая, зачем расстраиваешься по пустякам? – серая дымка растворилась, открывая странную картину. Полупрозрачная, как и ее сверкающее платье, молодая женщина спускалась по невидимым ступенькам. Подобно богине, с гордо поднятой головой она несла свою красоту, всем видом показывая превосходство над миром. Или Богиня? Где я? Вопрос пронесся в голове.

– Ты у меня в гостях! – кокетливо произнесла женщина.

– Где в гостях? И кто ты? – уже вслух. Огляделась. Я стояла в центре огромного зала. Потолок и стены скрывались в серой мгле. По черному мраморному полу, отполированному до зеркального блеска, разбегались золотые прожилки. Камень светился изнутри и излучал тепло. Я видела свое отражение, колонны, уходившие вверх. Это нереально!

– В моем мире ВСЕ реально, дорогая, – Богиня щелкнула пальцами и вуа-ля! На подиуме стоит роскошный трон, инкрустированный золотой резьбой, с высокой спинкой и подлокотниками в виде голов сказочных животных. Небрежно брошенная накидка из дорогого бархата с меховыми опушками, покрывала часть трона, устилала подножье и растекалась кроваво-красным пятном по ступеням. Она медленно поднялась на возникшее из ниоткуда возвышение и грациозно опустилась на трон. Красное на черном! Это вызывало жуткое ощущение, но выгодно подчеркивало молочную белизну точеного тела Богини, постепенно обретающего плотность. Она знала, как себя преподнести!

Я растерянно оглядывалась по сторонам в надежде найти лазейку и ускользнуть.

– Светлана, или – театральная пауза, для привлечения моего внимания, – Солара, ТАК кажется, тебя называют в этом мире. Хотела узнать, зачем ты здесь? Я могу помочь, – Богиня мило улыбнулась, но ее глаза остались холодными.

– Присядь, – она указала на небольшой пуф у моих ног. Предметы появлялись и исчезали в пространстве по ее желанию. – Мне сегодня хочется поболтать. Может, открою несколько секретов.

Она пожала плечиками и невинно улыбнулась, но взгляд… оставался холодным. Чем обернется ее внезапный порыв пооткровенничать? Меня настораживало показное добродушие Богини. Благими намерениями дорога в известное место выложена? Но с другой стороны…

– Долго думать будешь? Сама просила, а сейчас отказываешься? Девочка моя, не советую пренебрегать возможностью заручиться поддержкой сильных мира сего. А может и не только…

Она недовольно поджала пухлые губки и чуть наклонилась вперед.

– Для чего я здесь? В этом мире? – не выдержала ее взгляда.

– Давно бы так, – Богиня откинулась назад, немного поерзала на троне, устраиваясь удобнее.

– Я надеюсь, – она слегка наклонила голову, – ты успела заметить, что эта планета умирает. Я не люблю смерть и разрушение, – она брезгливо сморщила носик. – И мне жаль наше творение.

– Наше творение? – я откровенно не понимала, о чем речь.

– Весь этот мир, дорогая! – так снисходительно дурой меня еще никто не называл. – И ты его часть. Когда твоя мать молилась о тебе, я услышала ее раньше остальных.

– Но она молилась не тебе!

– Знаю. Ваш Бог и святые ее тоже услышали.

Догадка озарила сознание, от возбуждения я привстала:

– Ты подслушивала!!!

– Не то, чтобы, но ... она очень хотела ребенка. А мне просто необходим был посланник. Вот я и вложила искру Урабы в будущее чадо. Мы с братьями, несколько увлеклись. Заигрались. Пора прекратить дуться. Наш мир гибнет, – она еще раз пожала плечами. – Ты – последняя надежда, пусть и призрачная. И ты здесь! – добавила торжественно.

– Искра Урабы?

– Она услышала мой зов и помогла тебе его принять. Вижу, ты не совсем понимаешь, о чем речь, – она поджала губки и недовольно вскинула голову. В ее голосе прозвучали недовольные нотки, а от взгляда по спине пробежали мурашки и взмокли ладони. Вот вам и милость Богов!

– Я поясню. Надеялась, сама разберешься. Что ж, иногда и Боги ошибаются в своих надеждах, – Богиня сменила гнев на милость и откинулась назад.

– В нашей семье у Отца было два сына и три дочери – порождения света и тьмы, бесконечности и вселенского холода. Каждому Он даровал способности и право творить. Мы были дружны, а потому решили объединить созданные нами миры. Мы присматриваем за своими детищами в виде небесных светил.

– Но на небе их четыре. Где пятое?

Богиня тяжело вздохнула:

– С ее гибели начались проблемы. Точнее, проблемы начались гораздо раньше.

Она стала очень серьезной и отстраненной. Взор затуманился, будто она ушла в далекое прошлое. Золотые жилки на полу исчезли, заклубился серый туман и резко похолодало. Богиня чужим голосом начала рассказ:

«В глубине Вселенского мрака и холода, там, куда стягивались и закручивались в тугой узел, сливаясь воедино нити мироздания, соединились энергии света и тепла. Энергия Бога призвала жизнь. Затрещал, заискрился узел. Наполнился горячим потоком эфира и взорвался ярким искрящимся потоком света. Возник вышний огонь – Огонь Бога. Первоначальная стихия. Бог наполнил все вокруг дыханием жизни, заполняя пустоту мира. Из искр своего огня он создал своих детей – Высших Богов. Все они – являлись его олицетворениями и проявлениями. Каждому Он передавал право создавать миры и по-своему влиять на порядок. Высшим богам Создатель предоставил полную свободу действий. Через детей своих Владыка руководит небесным огнем и самой жизнью.




Пожаловаться