Привет, сосед!

Размер шрифта: - +

Глава 1

Пользу соленых огурцов Алина по-настоящему ощутила 1 января. Можно было бы, конечно, оставаться лежать на диване, подставив пятки окну на солнечной стороне, и нервно прислушиваться к сбивчивому дыханию с ароматом пятизвездочного, но у нее были определенные обязательства перед жизнью. Периодически ее эти обязательства нервировали, иногда даже очень сильно. В соседней комнате двойняшки наигрывали фиксиков на пятиструнной гитаре. Алине на мгновение показалось, что это не ее семья вовсе и она просто по ошибке зашла в чужую квартиру. «Где была моя голова, когда я выходила замуж в двадцать лет?» - думала Алина, наливая себе в чашку рассол. В памяти следом картинки с дискотек, она в красном коротком платье, он в черной кожаной косухе. То ли от воспоминаний, то ли от рассола, но Алине стало хорошо на душе. Как раз, в тему, раздался длинный телефонный звонок, который вернул ее к реальности.

- Папа! Это папа звонит! – декларировала Дина.

Она родилась на десять минут раньше и это было заметно. По поводу и без повода она стремилась показать свое превосходство перед сестрой Кариной. «Мама, я первая разбила чашку!”, “Мама, я первая на подоконнике”, сообщала Дина и Алина перманентно вздрагивала.

Девочка протянула маме телефон. Алина предварительно вздохнула и взяла трубку.

-Слушаю вас, дорогой, - строго сказала женщина.

На другой стороне телефона мужчина средних лет быстро и вкрадчиво говорил о том, как они с друзьями вчера выпили в конце тяжелого рабочего дня и даже не дождались боя курантов. Ох, как эти невидимые куранты били сейчас Алине по голове. Мужчина уже несколько недель пребывал в командировке и Алине именно казалось, что он там пребывал, то есть ничего не делал, числился и спокойно гулял по улицам Киева. Бодрые ноты в его голосе на это недвусмысленно намекали. В то время как Алине приходилось отбывать свой срок примерной матери и ни в коем случае нельзя было проговориться, что для нее это срок, а не санаторное лечение. Ей иногда казалось, что она живет не в Мариуполе, а на Манхэтене. Столько суеты было в ее повседневной жизни, что посочувствовал бы любой американец.

-Как вы там, моя маленькая армия? – весело спросил муж.

Мужу нравилось придумывать метафоры для его семейства. Он даже не всегда их озвучивал. Например, жену он любил называть про себя моя маленькая налоговая декларация. Она так ловко умела сводить цифру к цифре, что его это восхищало. Хотя порой и настораживало. Она отлично помнила, заплатили ли ему 13 зарплату и в какие месяцы обычно платят премии. Он сам уже мог и забыть, а она хранила в памяти расчетки и декларации.

Алина же любила своего мужа за ответственность: перед дочками, перед обществом и, прежде всего, перед семейным холодильником. Там всегда можно было найти вкусную рыбу, хорошее мясо и ее любимый дорблю. Ну а чувства.. Про чувства пусть поет Сергей Лазарев. Ее двойняшки его очень любят. Куда что девается спустя 10 лет? Нет, чувства, конечно, есть. Например, сочувствия, когда он громко кашляет или раздражения, когда он сербает чай из чашки, или вдруг страсть нагрянет, как тогда на чертовой дискотеке. Конечно, Алина любила своего мужа, но это чувство было далеко от того, о чем пел Сергей Лазарев.

-Дина вчера загадала желание стать птицей и после боя курантов решила проверить, сбылась ли ее мечта..

-Ой…, - вздрогнул Вадим.

-Еле успела оттащить ее от окна.

-Но ты же говорила с ней, что это опасно? Высота и все такое?

-Конечно. Что я дура по-твоему?

“Вот же умеет она перевернуть все с ног на голову, - раздражительно подумал муж.”

Жена продолжала:

-Она мне сказала, что не собиралась летать. Просто хотела проверить, почувствует ли ветродувную силу. Но все равно мне было так страшно.. Думала сердце провалится через рубашку и упадет в селедку под шубой..

-А что загадала Карина?

-Ой, тут все очень просто. Она загадала, чтобы стать старше Дины. Я сказала ей, что это невозможно. Так она подумала, что я ее обманываю и позвонила в телефон социальной службы. Уточнить информацию.

-А где она его нашла?

-Недавно приходила инспектор.. Помнишь? Оставила свою визитку. Хорошо, что она звонила ночью и ей, конечно, никто не ответил.

-Да, тебе повезло, - хихикнул Вадим.

Алина почувствовала равнодушие в его голосе. Но она списала это чувство на похмелье и легкую зависть. Что он далеко, отдыхает, меняет обстановку.. А она меняет посуду на столе.

-Ребята зовут. Поговорим позже, - сказал Вадим.

-С Новым Годо.., - бросила в трубку Алина и услышала гудки.

Муж  не никогда не любил длинных разговоров. “Замените расстрелом”, говорил он. И она его периодически “расстреливала”: длинными списками продуктов, которые нужно купить, редкими всплесками эмоций по поводу того, как подружки или соседи обидели, пространными рассуждениями на тему музыки. Но сегодня у нее было не то настроение. Чем больше она говорила, тем больше голова напоминала о похмелье.

Алина подошла к холодильнику и достала свой любимый дорблю. Она нарезала его маленькими кубиками и положила на тарелку.

В стакане все еще рассол изображал мутное море. Она присела на кресло рядом со столом. Охлебнула рассола, положила в рот кусочек сыра. Мой любимый сыр подходит даже к рассолу, подумала Алина. Следом девушка подумала о любимом муже. Они вроде бы не очень подходили друг другу, но зато любили.

И как ее угораздило влюбиться в военного. Это тот типаж, который никогда не привлекал девушку. Но в то время она рассталась с парнем. Мама Алины тогда приговаривала “Искать другого мужчину сразу после расставания это как латать дыру в бюджете международном кредитом” Мама Алины работала политологом и не очень была рада, что ее дочь ударилась в искусство, а потом и в страстные отношения с мужчиной с дискотеки.



Екатерина Папаценко

Отредактировано: 13.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться