Прививка от любви

Размер шрифта: - +

Глава 18

Утром мне стало не то, чтобы легче, но пришло что-то вроде смирения. Смирения и окончательного осознания, что я и впрямь ничего не могу поделать, только ждать. Как женщины испокон веков ждали своих мужчин. Фу ты, вот уж никогда не думала, что и на мою долю выпадет эта бабья участь. Я что-то делала, ходила по особняку, что-то читала, ела за столом, отвечала, когда ко мне обращались, но всё это было от меня далеко. Реальностью было только ожидание.

Так прошёл день, начался другой. А к вечеру меня позвали к главе семьи. Когда я вошла в кабинет, господин Свеннисен сидел в кресле, откинувшись на спинку, и очень пристально смотрел на меня. Чем-то этот взгляд напомнил мне взгляд Альмы, когда она сообщила мне, что Фред ушёл со Стрелками, только был ещё более… пронизывающим.

– Мне только что звонил Фредерик, – без предисловия сказал Свеннисен, когда я даже не успела сесть напротив него. – Он сейчас в аэропорту Котвилля, садится на обратный рейс.

Ноги подогнулись, и я почти упала в кресло.

– С ним всё в порядке?

– В полном.

Облегчение, затопившее меня, было таким огромным, что я на какое-то время, казалось, выпала из окружающего мира. Впрочем, отец Фреда меня не торопил. Он просто глядел на меня, теперь с каким-то даже любопытством.

– Теперь, когда история с вашим Орденом разрешилась, – снова заговорил он, убедившись, что я в состоянии слушать, – полагаю, можно обсудить ваше будущее место в нашей семье.

– Разрешилась? То есть, он… договорился?

– Именно, – Свеннисен сложил пальцы домиком. – Орден согласился забыть о вашем существовании… на двух условиях.

Я затаила дыхание.

– Первое – вы смените имя. Но, насколько я понимаю, вы это и так уже сделали.

Я кивнула.

– И второе. Вы больше никогда не появитесь в Котвилле.

Я немного подождала. Потом осторожно спросила:

– И это всё?

– Всё, – подтвердил Свеннисен.

Я сжала подлокотники. Господи! Орден согласился отпустить меня – неслыханное дело! –…ни за что. Всего лишь запретив возвращаться туда, куда я и так возвращаться не собиралась. Да быть такого не может, чтобы они удовольствовались только этим. Что же такое невообразимое Фред им наобещал?

Господи. Этот долг я никогда не оплачу.

– Полагаю, вы понимаете, что Фредерик всё это сделал не просто так. И вы, я надеюсь, будете благодарны ему, – продолжил Свеннисен, и я кивнула. – Он намерен сделать вас своей женой. Не буду лгать, будто мне это по душе, но и запретить ему я не могу. Но вы должны понимать, что вам оказана большая честь и вы должны ей соответствовать.

Я снова кивнула. Да, если речь идёт о женитьбе, это многое объясняет. Что ж, я стану идеальной женой, во всяком случае, приложу для этого все усилия.

– Также я полагаю, вы сможете занять место в нашей службе безопасности, – продолжал отец Фреда. – Сперва как один из сотрудников, а потом, если покажете себя, сможете её возглавить. У вас есть возражения?

– Нет, – сказала я. Это вполне соответствовало моим собственным планам и взглядам на то, как я могу принести семье – боже, моей семье – наибольшую пользу. В бизнесе и науке я всё равно ничего не понимаю, а вот охрана, и наверняка не только охрана, но и всякие тайные операции – это как раз то, в чём я знаю толк.

Когда я вышла из кабинета главы семейства, мне встретилась Альма. Она уже всё знала, так что мы обнялись, и она сказала, что очень рада за нас с Фредом. Я, конечно, тоже сказала, что рада, и всё прочее полагающееся в таких случаях, но как-то сама при этом своей радости ещё не прочувствовала.

Хотя, может, мне просто ещё не верится, что всё позади. Надо дождаться Фреда. Увидеть его, обнять – и поверить наконец, что всё в порядке. Если он сейчас садится на самолёт, то здесь будет где-то к утру. Пожалуй, я не буду ложиться. Бессонная ночь – не великая цена за то, чтобы увидеть его сразу же.

Время опять словно замедлилось, издевательски растягивая часы и минуты до бесконечности. Странно, но снайперское умение ждать почти не помогало – словно оно распространялось только на работу, а как только речь заходила о личном, я превращалась в обыкновенную девчонку, психующую из-за того, что её парень задерживается. Дом был тих, его обитатели спали, и я иногда думала об отце и сестре Фреда: как они-то могут спокойно оставаться в своих постелях? Ну, или не спокойно, но всё равно сидеть по комнатам. Может, дело в том, что у них, плохо знакомых с Орденом, столкновение с ним не вызывало такого ужаса, как у меня? Хотя обычно обыватели бояться Стрелков до… м-м… нет, от грубых слов лучше избавляться. В свете не поймут.

Или они просто любят Фредерика меньше, чем я? Как измерить степень любви?

Где-то под утро меня начало клонить в сон, и я решила сделать себе кофе. Но едва успела кофеварка, мелодично мурлыкнув, наполнить мою чашку, как из-за открытой двери со стороны холла раздался какой-то шум. Рука дрогнула, и горячий кофе выплеснулся на пальцы. Я аккуратно поставила чашку на стол и вышла из кухни.

Да, это был Фред. Когда я переступила порог холла и остановилась, держась за колонну, он как раз что-то весело говорил дежурному охраннику, стоя в пол-оборота ко мне. Потом, видимо, почувствовав мой взгляд, оглянулся… И всё остальное перестало иметь значение. Я кинулась вперёд.

Этот запах, такой родной и знакомый, и руки, обнимающие меня, посылающие по телу полчища мурашек даже сквозь одежду… Хотелось повиснуть на нём, растечься безвольной лужицей, чтобы он взял меня на руки и унёс куда-нибудь далеко-далеко… ну, вот его спальня вполне подойдёт. Или моя. Но теперь, когда я окончательно избавилась от страха, такого непривычного и бьющего по нервам, на смену ему вдруг хлынуло другое, неожиданно чувство: злость. Меня затрясло, я резко отстранилась и ударила Фреда раскрытой ладонью по щеке. Хотелось стукнуть посильнее и побольнее, но я не хотела ему повредить. А такой удар и безопасен, и чувства выражает.



Мария Архангельская

Отредактировано: 23.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться