Привкус осени

Глава 10

                                                                  

СЕРГЕЙ                                                    

Кажется, у меня затекли не только мышцы шеи, но и все остальные. А я всё сижу и никак не могу найти решение проблемы. Наверное, нужно будет провести совещание с отделом сбыта и внедрения, чтобы узнать их видение происходящего. 

В тот момент, когда я пытался хоть как-то разогнать пальцами застоявшуюся кровь в шейном отделе, услышал тихий, неуверенный скрёб в дверь. Ещё через секунду на пороге кабинета появилась Ярослава. 

Я выпрямился, сложив руки перед собой, и обратился к девушке усталым голосом: 

- Уже всё? Давай сюда.                                  

Она протянула от руки набросанный листок (даже не так, это копия), и уставилась на меня сверкающим взглядом. Не знаю, что именно с самой первой встречи каждый раз заставляет меня вглядываться в самую глубину яркой зелени, но я каждый раз подвисаю на пару секунд, встречаясь глазами с этой девчонкой. 

Нехотя, быстро пробежался по рукописным строкам, каждая из которых выделена в отдельный пункт. Я, собственно, не нуждаюсь в таких подробностях работы отдела. Когда случаются различные долготекущие проволочки, специалисты разбираются внутри самостоятельно, а до моего сведения доводят только то, что им не удалось решить при совокупном внутреннем обсуждении за пять-шесть дней. А это всё ерунда. Олег каждую неделю подводит итоги, чтобы в понедельник отметить внутри отдела особые моменты, такие как нерешенные задачи, нерассмотренные предложения, особые достижения, прорывы и тому подобное. Мне, на самом деле, не было необходимости вмешиваться в спор между Олегом и Ярославой, но у неё был такой обиженный и возмущённый взгляд, а у Олега такой унизительный тон, словно девчонка запортачила работу всей его жизни, а он всего-то хотел спихнуть на неё часть своих обязанностей. 

Тщательно делаю вид, что вдумчиво вчитываюсь в каждую строчку, а сам усиленно стараюсь даже просто задерживать взгляд на отдельных словах. 

Переключаюсь на Рыжика. Она молчаливо хлопает ресницами, в ожидании хоть какой-то реакции от меня. 

- На этот раз всё отразили?                                

- Да.                                                                       

Смотрю на неё и не могу понять, как у Болдана выросла ... такая. Я и сам с ним знаком, он, вообще, мужик-то строгий. Я думал у него все по струнке ходят, даже жена и дети. Но, только взглянув на эту девчонку, сразу становится понятным, что есть уязвимое место у всех, даже у зубастого, непрошибаемого бизнесмена, с которым многие предпочитают никогда не встречаться ни в интеллектуальном, ни в конкурентном поединке. 

Ярослава, очевидно, чересчур разбалована отеческой любовью и снисходительным отношением к тому, что я не слишком приемлю в людях. Она неуважительно относится к окружающим. Разговаривает таким тоном, будто с порога заявляет - все ей должны. Внешность её тоже достаточно своеобразна, точнее её облик в целом. Многочисленные кольца, которые она носит непривычным образом, различные кожаные ниточки вместо привычного взгляду золотого браслетика с какой-нибудь изящной подвеской на женской руке. Всегда безалаберно завязанные на макушке в узел волосы открывают взор на её шею и серьги, которые, как мне кажется, занимают пол-уха. 

Дресс-код на фирме отсутствует, за исключением сотрудников, которые встречаются с контрагентами, заказчиками и потенциальными покупателями и партнёрами. А так как Яра не является одной из таких сотрудников, то ей разрешено приходить в чём угодно. Почти. Но она неизменно предпочитает безразмерные объёмные вещи сверху, и узкие, обтягивающие штаны или джинсы. 

Сколько раз она не попадалась мне на глаза, а это случалось не так уж и часто, на её лице всегда было написано отчуждение, как будто она мыслями витает далеко от рабочего процесса. Но, тем не менее, за прошедшую неделю девчонка показала себя с не самой плохой стороны. 

По собственной инициативе я такую, разумеется, никогда бы не взял к себе в отдел, где я держу компетентных сотрудников, но Игорь Болдан настоятельно просил моего отца поспособствовать социализации любимой дочери, которая не привыкла получать отказы на свои запросы, и окунуть девчонку, так сказать, в реалии современных ограничивающих рамок. Только я не понял, как она на всё это согласилась. И вроде как, добровольно. Вообще-то, она не производит впечатление истерички или не особо отягощённой разумом девахи. Она, несмотря на всю свою спесь, старается подстраиваться под обстоятельства - определённые навязанные правила и границы. Периодически, конечно, в ней проскакивают искорки неповиновения, но я ни разу ещё не заметил, чтобы это переросло в открытый серьёзный конфликт. Каждый раз, когда я её вижу, она мне кажется... ненастоящей. Как будто всё это не для неё, и она просто играет какую-то роль, для галочки выполняя всю навалившуюся работу, которую отчего-то сама так настойчиво просила. 

Я помню нашу первую встречу. И я понимаю, что настоящая она была именно там. Живой, искренний взгляд, возмущённое неверие на лице, активная жестикуляция, недовольные нотки в голосе, куча возражений на любое моё замечание... Всё это - она. 

Возможно, я бы забыл про ту случайную встречу, если бы через несколько дней девчонка не появилась на пороге моего кабинета в диком раздражении и с именем дочери человека, которому мой отец не захотел отказывать в незначительный просьбе. Тогда, после столкновения с разлетевшимися листами её резюме, она тоже была настоящей. А потом осознание того, что решение, будет ли она здесь работать или нет, целиком и полностью зависит от меня, мгновенно поубавило её пыл. 

С одной стороны, я быстро поставил её на место, чего и добивался, а с другой... Слишком легко. Очень жаль видеть напускное спокойствие и обманчивое подчинение. Мне многое непонятно. А когда мне что-то непонятно, я пытаюсь разобраться... 



Марика Крамор

Отредактировано: 14.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться