Привокзальный мальчик

ГЛАВА 12. КОГДА ВНЕШНЯЯ КРАСОТА ПОМОГАЕТ ВНУТРЕННЕЙ

«Патестатум разжалобил лечебно-оздоровительную притирку «ЛУЧ» в одеколон «Прощай здоровье». Ищите во любой парфюмерной лавочке страны…»

(Газета «Хроники АБО», громкий заголовок тиража за 25 июля 5008 года.)

 

 

Этим утром Олаф снова вернулся в столицу. Для начала он собирался перекусить в булочной напротив, а потом сходить на Скупку. Но уже второй час он сидел в булочной и робел как школьник. Оказалось, что вернуться на Скупку не так просто, как ему грезилось.

При мысли о Скупке, о всех прелестях, которые она сулила, а именно: древние свитки с интересными тайнами, украденные артефакты, легкие деньги, словари мертвых языков, руны из вулканического стекла. При мысли о рунах у Олафа даже задрожали колени. Возникало головокружительное и манящее в бездну чувство, будто он смотрит вниз с крыши многоэтажки. Олаф говорил себе, что не желает возвращаться к беззаботной голодной жизни контрабандиста. Но он желал. Желал этого больше всего на свете.

– Григер, тебе как всегда? – Билл, стоя за прилавком, помахал Олафу.

– Нет, сегодня, можно чего–нибудь покрепче.

– Ах да, ты же в отпуске, а я и забыл. Мы с Филом все думали, куда Олаф запропастился?

Филом звали кота булочника, которому дедушка Билл бросил довольно крупную вонючую рыбину. Мурлыча–кот набросился на угощение. Булочник пронаблюдал за серым разбойником, снял передник и подсел к Олафу за столик.

– Что будешь есть?

– Я сначала хотел выпить для храбрости, а потом передумал. Чаю нальешь? Зеленого?

– Чаю? – Билл прищурился и возле его серых глаз лучиками поползли морщинки. – С прошлой контрабанды для тебя откладывал.

Олаф благодарно похлопал булочника по плечу. Этот старик всегда отвечал на добро добром. Иногда Олаф покупал у знакомых пиратов чай для Билла, за это тот бесплатно кормил обедами переводчика. В Гардарики чай пить не принято, но среди местных жителей находились редкие любители.

– А почему Оранжевого томления не хочешь? – спросил булочник, лично поставив Олафу большую чашку зеленого чая и тарелку с овсяными пряниками. – Идешь к своей медсестре и боишься сказать лишнего?

– Да, лишнего… – протянул Олаф глядя на Лиду с Ростихом, которые сидели в углу залы. Дети о чем–то оживленно переговаривались. – Знаешь Билл, я в последнее время только и делаю, что болтаю, а потом жалею об этом.

– Главное, что она согласилась сходить с тобой на свидание.

– Кто?

– Олаф, соберись. На тебе лица нет! Ты как будто никогда раньше на свидания не ходил, парень. А я помню, что ходил. Что с тобой такое? Помню, как бегал за девчонкой с косичками по палисаднику…

Булочник предался воспоминаниям.

– Билл, давай не будем! Я просто волнуюсь…

Олаф действительно нервничал, но не по поводу встречи с Велиной. Она в очередной раз вежливо отказала. Переживал он совсем по другому поводу. Наступил срок выплаты долга пирату Вещевозу, а значит необходимо было прийти на Скупку. Олаф ужасно боялся сорваться. Если Велина узнает, что два последних года Олаф ведет недостаточно честную жизнь, то будет отказывать ему гораздо жестче, чем сейчас, или вовсе не побрезгует с ним видеться.

На фоне соблазна вернуться на Скупку, в голове Олафа, как заноза, сидела и болела вина. В том числе вина за то, что он обещал Лиде лекарство и оказался пустозвоном. А ведь Олаф был не из тех, кто забывает про обещания. Другое дело, что найти лекарство можно только на Скупке.

– Скажи, а давно у вас та парочка сидит? – Олаф указал на Лиду с Ростихом.

– Час, может два, – пожал плечами булочник. – В последние дни я часто встречаю здесь молодого господина из РК. Приятно, что мальчик наконец–то завел себе друзей. – Дедушка вернулся за прилавок. – С другой стороны конечно, пока его сверстники играют, он служит. А со взрослыми не очень–то интересно.

Олаф согласился с булочником, вместе они немного понаблюдали за детьми. В это время Лида с Ростихом о чем–то договорившись пожали друг другу руки и замолчали. Так и сидели рядом. Ростих насвистывал, а Лида улыбалась.

– Доброго дня, – решился подойти Олаф.

– Доброго! – хором отозвались они.

– Лида, дорогая, ты сегодня занята чем–нибудь?

– Да чем я могу быть занята? – пожала плечами Лида. Ростих смерил переводчика подозрительным взглядом. У Олафа даже сложилось впечатление будто, мальчик что–то задумал. Опасные мысли на детских лицах отражались сазу, а подобное выражение глаз он не раз наблюдал на физиономиях контрабандистов.

– Скажи, дорогая, ты уже обедала?

– Да, только не забирайте меня в замок. Там ужасно скучно, я не могу даже почитать. Все местные книги написаны на спиральном языке…



Нао Хольм

Отредактировано: 27.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться