Признание.

3. Аптека.

«- Не думала, что всё обернётся именно так, да? - фигура парня возвышалась как скала. Девушка до сих пор не верила в его поступок. Всё что угодно, только не злодей. - Люди никогда не задумываются над тем, что говорят. Особенно, когда произносят: "Я люблю тебя". Ну что, - приблизился к девушке, которую завёл в комнату и запер на замок, спрятав ключ, посмотрев на до ужаса напуганную Нику, - ты думала о том, насколько можешь далеко зайти, когда говорила мне заветное: "Я люблю тебя"? Слова, никто за них не отвечает, я научу тебя отвечать за каждое слово, чтобы ты знала цену всему что произносишь и тому, что будут произносить тебе, - средний и указательный пальцы коснулись щеки, стирая след горьких слёз. - Жалеешь о своём признании? - ответа не последовало. Пальцы растёрли слезинки на папиллярном узоре. - Видишь, и нет их. Всего лишь вода.

Девушка промолчала, новая слезинка выкатилась из покрасневших глаз.
Ника сделала глубокий вдох жжённого воздуха.

- Зачем ты это делаешь? – тело каменело, не понимая происходящего.

- Мне скучно.

- Ты не такой... - тихий шёпот вырвался с судорогой рыдания, звук которого девушка старательно приглушила.

- Не такой? А какой? - "спаситель" рассмеялся, похожий на какое-то демоническое создание в тусклом свете. - Твоё сознание выстроило красивую картинку, где мы с тобой несомненно счастливы, ты с удовольствием отдаёшься мне, мы день и ночь занимаемся любовью, и всё, хеппи-энд? На примере своей жизни ты ещё не поняла, что так не бывает?

- Бывает… - дрожащей, но настойчивой интонацией ответила Ника.

- Ты либо извлечешь урок из всего, что с тобой происходит, либо так и будешь жертвой, - взял ключ, открыл комнату и исчез».

Попытки найти выход из комнаты оказались тщетными. Ничего толком не сказал, запер. И кажется, куда-то ушёл…

Проплакав от безысходности положения, организм Ники не выдержал и погрузился в сон, проспав часа два. 

Мирон сидел на стуле, наблюдая за пленницей.

Спала.

Вот удивительно, что с человеком не делай, в какую стрессовую ситуацию не окуни, а сон есть сон. Даже если бы сопротивлялась, ресурсы организма ограничены, они забирают своё и подчеркивают жирную линию там, где уже нечем полакомиться. Нет пищи - нет жизни. Закон. 

Веки Ники приоткрылись, чувствуя чьё-то присутствие. Пробудившись, поняла, что всё не сон, а так хотелось обмануться. Хоть раз бы обман выявился другой стороной, а не привычной. Сколько уже можно одного и того же обмана? Неужели это тот самый урок, который она до сих пор не усвоила и поэтому всё именно так и выворачивается? Но если она усвоит урок, значит настоящая Ника изменится… Станет совсем другим человеком, готова ли она к этому?

- Доброе утро, - серый взгляд Мирона рассматривал личико девчонки.  

Ника опустила взгляд.

Стать подобием отца или подобием Мирона?

Нет, она не хотела быть похожей на них. Она обязана сохранить себя, всё то, что ей передала мама, всё то, что напоминало о прошлой жизни, полная света и солнца. 
 
- Ты очень сильно шумела, что не очень хорошо. Но если будешь вести себя не создавая проблем, - руки Мирона зашли за голову, - мы быстрее найдём общий язык.

- Я хочу в туалет... - голос охрип от почти бессонной ночи полной слёз.

- Идём, - Мирон встал со стула.

Кроткий характер с полной неуверенностью в себе не создавали помех в том, чтобы полностью сломить девушку. Даже дополнительными мерами безопасностями можно было пренебречь, ведь Ника считала отца хорошим человеком и прощала ему всё, она была влюблена в Мирона и тоже могла ему многое простить. Конечно, нельзя полагаться, наивно думая, что чёрт из табакерки не выпрыгнет, ведь в каждом тихом омуте... Мирон и хотел добраться до тихого омута! Услышать отказ от всего, что произнесли дрожащие губки, возможно впервые по-настоящему поцелованные именно им. 

Ванная блестела от чистоты, никаких острых элементов, твёрдых, тех самых, которые опасны и могли принести вред или стать защитным орудием.
У кого-то тоже выдалась бессонная ночь, подготавливая лагерь для гостьи. Дверь в туалет оказалась без замка, оно и ясно почему. 

Ника вся дрожала, одна из худших вещей, которая оказалась не во время, но по циклу - произошла. За что ей весь этот позор и унижения? 

- Всё в порядке? - Мирон стоял около входа, облокотившись на косяк двери туалета, ожидая возвращения. 

Ника молчала, смыв воду. Она судорожно прижалась к стене, закрыв глаза, полностью дезориентировавшись.

Мирон в порыве недовольства от тишины открыл дверь, и напряжённое лицо расслабилось, когда Ника в испуге отскочила. 

- Почему не отвечаешь? 

Девушка обхватила лицо руками и скатилась по стенке, снова заплакав. 

- Хватит уже плакать. 

- У меня... - её руки задрожали сильнее. 

- Что у тебя? - Мирон присел на корточки, вглядываясь в лицо, пытаясь понять, что произошло. 

- У меня начались месячные... - Ника отвернулась, готовая сгореть со стыда, но промолчать ещё хуже. Факт скоро вообще не скрыть. 

- Месячные -  не смертельно, - но одно упущение он сделал, не предусмотрев и даже забыв про женские нюансы. Проколы не должны иметь место. 
Надо было идти за прокладками. 

- Убей меня, пожалуйста, чем вот это всё... - Ника снова заплакала, судорожно вздрагивая. Так и хотелось её успокоить, но в планы подобные действия не входили. Нельзя. 

- Убивать тебя мне нет смысла, - пальцем заправил выбившейся русый локон за ухо. - Куда мне потом прятать труп? Я не специалист ещё в этом деле. Идём в комнату, посидишь там, пока схожу по делам, потом вернусь и твоё тряпьё старое сожжём, затем вымоешься...

Ничего не сказав, Ника встала и пошла в комнату, подготовленную для неё, не испытывая терпение мучителя. Ей нужно подготовиться, если давать отпор, то разузнав почву того, что он затеял. Послушание - лучший рычаг для доверия. Но хватит ли у неё сил? Она сомневалась во всём. Она никогда не могла защитить себя, только убежать. А бежать некуда… Она не в тупике, а в капкане! 


- Тебе это место не нравится, но намного лучше, чем в квартире твоего отца, - Мирон заметил как Ника побледнела, рассматривая бывшую студию звукозаписи: стены в чёрных тонах, острые, как пики, но только на вид, так и кажется что они сдвигаются, придавливая чувством замкнутого пространства, готовые пронзить насквозь. Данная комната полностью олицетворяла состояние души – кромешная коробка, в которой легче сойти с ума, чем найти выход.
Пташка в клетке, прутья которой настоящие шипы, но те не физически уничтожат, намного хуже… Раздробят по мелким кусочкам тонкое кружево юной души, лишённая материнской заботы и любви, отцовского внимания и защиты, которые могли обеспечить противостояние всему злому вовне, как иммунитет к болезням. Но у неё другая судьба…

Ника сделала шаг вперёд. В комнате витал аромат резины и свежего дерева. Если закрыть глаза, то не страшно.

- Скоро приду, - оборвав дальнейшее словоизлияния, Мирон закрыл на ключ комнату и направился в прихожую, стараясь не думать. Надев чёрную кепку, вышел из квартиры, и зашагал в аптеку. 

В ближайшую, за углом.


- Нужны прокладки. Котекс, - самые популярные из рекламы. 

- Сколько капель? - сука!

Тот ещё квест, но не показал, что растерялся. 

Звоночек на двери зашевелился, в аптеку вошёл мужчина с пузом и красной харей. Уж Мирон знал чья это харя. 

- Самые обычные. Универсальные. 

Аптекарша усмехнулась и положила упаковку прокладок на прилавок, проговорив сумму для расчёта. 

- Кровоточишь что ль? - отец Ники помнил хмыря с пятого этажа, когда тот вошёл в квартиру и что-то говорил, угрожал, что вызовет друга из полиции, названивать даже стал, из-за чего пришлось смириться и закрыться в квартире, отправившись отсыпаться. Демагогию разводить умел внушительную. 

- Можно ещё Дюрекс, упаковка 12 штук, - дальше Мирон дал сведения, которые ему намного знакомее, чем капли на прокладках. 

Красная харя усмехнулся.

Девчонка явно переняла гены матери, а не вот этого заплывшего толстого уродца, страдающего по всем признакам гепатитом. Только тот ещё переживёт всех и ох не скажет.

- Две упаковки по 12 штук, - Мирон со скупым соблазнением улыбнулся аптекарше, та заиграла бровками, цокнув бордовыми губами. 

- Смотри, не сотри себе ничего, - проговорил отец Ники, хоть и хотел промолчать на позёрство пацана. Тот явно же позёрствовал. 

- Постараюсь, - Мирон никогда ещё не чувствовал победоносного преобладания, ведь тупой папашка даже не представлял для кого приобретения в аптеке. 

Расплатившись и забрав товар, Мирон отошёл, не проявляя спеха покидать помещение, внезапное появление отца Ники приглушили торопливость.

- Слушай, Светк, мою не видела? Первый раз дома не ночевала. 

- Не видела, а что, ирод, довёл её? Говорила тебе девку не трогай, когда нажираешься как свинья. 

Мирон замедлил шаг, улыбка исчезла. 

- Да не трогал я её! Ну пару раз вякнул, с кем не бывает. 

Аптекарша посмотрела на спину парня, ненужный он свидетель диалога. 

- Молодой человек, вам ещё что-то нужно? 

Мирон обернулся, и ничего не ответив, вышел из аптеки, быстро направляясь в квартиру. 

Грани игр заканчивались, нужно действовать. Отец Ники не пьяный, её отсутствие заметил. Если будут шерстить, то могут и всех прошерстить, в частности его. Особенно его! Получится ли у них? Азарт накалялся, придавая жизни вкус.

Вот это ему нравилось!

____
музыкальное сопровождение для главы: NF feat. Britt Nicole - Can You Hold Me 

Первые главы даже для меня немного странные, но делая выводы из жизни, обычно всё вот так и обстоит: странно, завуалированно и по-людски неуместно. 



Dmitrievska

Отредактировано: 15.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться