Признание.

11. Что ты сделаешь, если увидишь напротив более уникальное отражение?

Мирон терзался раздумьями, жужжавшие, как взбешенные пчёлы, жалили ведь тоже. Он утерял лёгкость просто войти в комнату Ники, смотреть на неё, говорить что вздумается, ведь ему дозволено всё. Он хозяин любого действия и действий других в отношении него, как захочет, так и будет, но не в этот раз. Слабость, отголоски настоящего вернули на землю. Его план рухнул, не продержавшись и дня.

Какой всё бред, идиотизм с его стороны... Он испытывал муку из-за допущенной глупости всего мероприятия и злился, что разом обернулось против него. Его спокойствие пошатнулось, как и холодное самообладание. Недопустимый удар.

- Я её не боюсь... - Мирон проговорил себе, медленно касаясь лбом холодной стены. - Обычная, самая обычная... - широкая ладонь прижалась к груди, в том районе, где поглаживала ладонь Ники полчаса назад, беспокоившаяся за него больше, чем за себя.

Неужели у неё ни разу не всплыла идея сбежать? Быть того не может. Испугалась. Тупо испугалась... 

Собравшись с собой, Мирон открыл дверь комнаты затворницы, его сердце билось учащённо, словно ему десять лет и не в его власти совладать с волнением. 

Ника медленно перевела взгляд с книги на вошедшую фигуру, молча наблюдая.

Она уже была другой. 

- Как тебе Фаулз? 

- Скучно, - руки сомкнули оборот книги. - Предпочла бы перечитать "Большие надежды". Кажется, я многое упустила и обращала совсем не на то внимание. 

- Что ты упустила? 

- Я считала совершенством Пипа и совсем не хотела понять Эстеллу, миссис Хэвишем, выставленная истинным злом с грустной историей, которая её сломала, заставила действовать по слаженному алгоритму, чтобы добиться мести. Бедный Пип, думала я... Бедный, мой милый Пип, с которым мы так похожи... - Ника прикусила нижнюю губу, задумавшись. 

- И что же? - Мирон сдвинул брови. 

Разве имело ли какое значение что же именно она хочет увидеть в том, что пропустила из виду? Самое главное открылось для неё здесь: он не остановит её, если она захочет уйти. Он просто неумело сыграл с ней в марионетку, не осилив. А если ошибается, то ей нечего терять. 

- Мне нужно принять ванну и поесть, - выпрямилась, направившись к выходу, пройдя мимо Мирона ни разу не усомнившись в своих действиях.

Через несколько секунд она стояла в ванной, снимая одежду и включив воду. 
Пальцы дрожали, омывая лицо, ведя ладонями по волосам, по плечам, медленно напенивая гель для душа Мирона по всему телу.

Неужели вся суть заточения состоялась в этом? Сделать её сильной или безразличной ко всему? 

Ну раз так... 

Мирон нервно ожидал появления Ники, он не думал что хрупкая девчушка настолько быстро адаптируется и воплотится совсем в иное, чем мог предположить. Ведь, если бы она хоть раз устроила истерику, если бы хоть раз последовала угроза, что за его деяния он расплатится, он сразу бы её отпустил, не из-за страха быть наказанным, нет... Но она создала другие правила, она вообще обратила всё в ином направлении. 

"Я её недооценил... В этом моя самая большая ошибка", - он наконец-то признался себе, ощущая то, что ещё никогда до встречи с ней не знал. 

Поток воды в душе прекратился, девушка вышла в коридор через несколько минут, Мирон стоял около входа в "её комнату". 

- Впервые за три дня я увидела солнце, раньше не задумывалась насколько оно прекрасно. Услышала аромат июня за окном, на улице лето...- она мило улыбнулась, прикрыв веки, Мирон никогда не видел её улыбки. Влияние, как от ударной волны ядерной бомбы. - Детишки играют, их голоса нечто уникальное. Я замечала всё это, но не думала, что они настолько ценные! - серебряные глазки распахнулись, до сих пор прислушиваясь к звонкой трели ребятни, кажется, игравшие в футбол. - Спасибо за гостеприимство, высокие рейтинги вашему ночлегу не поставлю, есть некоторые претензии, но да ладно, оставим все обиды, - Ника зашла в комнату, которую больше не боялась, она теперь вообще ничего не боялась. - Возьму на память, - подобрала книгу Фаулза "Мантисса", та оказалась увлекательнее, чем начало "Волхва". 

- Здесь тебе безопаснее находиться.  

- Безопаснее? - Ника не без удивления заглянула в серые глаза Мирона. 

- Если бы ты не хотела сбежать, я бы тебя не запирал.

- Точно, ведь все условия были созданы для меня, чтобы я не хотела сбежать... 

- Да ты чуть с ума не сошла, когда начались месячные. Обычный физиологический процесс, из-за которого просила тебя убить?! Ты серьёзно думаешь, что это повод для того, чтобы лишиться жизни?

- А чего ты ожидал? Ты для меня чужой человек, ты нарушил всё моё личное пространство! Ты изолировал меня от привычного мира! Ты считаешь это в порядке вещей?

- Ты призналась в любви чужому человеку, совсем его не зная! Чего ты ожидала? - они смотрели друг на друга, тщательно обдумывая что высказать следующим залпом. 

- Мне пора домой. Пока, Мирон, - Ника уверенно нажала на ручку входной двери, оттолкнув от себя и впустив аромат подъезда в лёгкие.

Хватит слов, она устала слушать болтовню, как и разводить её. 

- Я не особо доверяю твоему отцу, рано прощаешься, - Мирон направился следом за ней, он не мог её остановить, но и не мог подобрать верных слов, чтобы она осталась. 

- Я уже не нуждаюсь в помощи, - две фигуры замерли посередине лестничной клетки пятого этажа. - Я больше не твоя пленница.

- Ты ею была лишь в своей голове. 

- Хватит игр. Я хочу спокойствия, не более, - она не блефовала, от наигранности не может проявляться внутреннее опасение. 

Мирон понимал, что это тупик, верно, она больше не пленница. 

- На тебе моя футболка, я не могу её подарить, - проверочное, что ответит? 

- Значит и нечего было вручать. Добрые жесты никто не ценит, можешь забыть про неё, - Ника развернулась, поспешно спускаясь на третий этаж, ей необходимо увидеть отца. 

Мирон стоял на месте, впервые не зная что предпринять, точнее была пара вариантов, но вряд ли они верные. Ему нельзя ошибаться, слишком уязвимый.

Почему он выбрал именно её? Почему именно она? 

Ладонь со всей силы врезалась в стену, глухим шлепком исчезнув по периметру пятого этажа.

За минувшую ночь и утро не только с Никой произошла глобальная трансформация, сыгравшая в их судьбах замысловатую перестановку ко всему, к чему они привыкли до встречи друг с другом. 



Dmitrievska

Отредактировано: 15.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться