Признание.

12. Нулевой километр.

Оказавшись на третьем этаже, Ника остановилась напротив двери квартиры, в которой она жила с отцом уже почти год с момента переезда после смерти мамы, изменившая всю их жизнь. Отец потерял все ориентиры, лишившись любимой. Девочка оказалась сильнее, но и с ней происходили необратимые процессы, достигшие окончательного пика в четырёхдневном заточении.

Тонкие пальцы потянули на себя дверь, открыто. Оставил открытой, значит ждал её! Волнение медленным ударом отдавало по ушам, шаг правой ногой, шаг левой. Прихожая убрана, не совсем чисто, как убирала девочка, но порядок заметен более чем. Гостиная тоже убрана, даже пепельница вымыта, что совсем неожиданно. Отец её не мыл, когда находился в трезвом состоянии, так, встряхнёт и ладно.

- Пап? – как он встретит её после того звонка? Она переживала, но в то же время готова была дать отпор, если вдруг поступит агрессия. Больше никто её не обидит… - Пап! – на кухне пусто, кажется с утра готовил яичницу. Не доел.

Ника зашла в свою комнату, как она покинула её четыре дня назад, так всё и осталось на своих местах, даже телефон лежал на прежнем месте: в правом углу стола поверх книги Сэлинджера, которую обожала перечитывать раз за разом.

Впервые комната была пропитана чем-то близким, но в то же время совсем чуждым. Сколько она здесь плакала, сколько мечтала перед сном о прекрасной жизни, которая должна была случиться с ней и с отцом несмотря ни на что, сквозь все преграды, главное верить и стараться!
Как было первое время тяжело жить в чужой квартире, сменив родные стены, переехав на окраину сумасшедшего города, лучше бы они уехали куда-нибудь в деревню, вели хозяйство. Девушка так мечтала о личном палисаднике, где бы высадила разные цветы и их бы не приходилось срывать, а просто открыть окно и наслаждаться ароматом истинного рая под солнечные лучи сладкого утра…

Всё несбыточные грёзы… Глупости…

Ника примирялась со всем, что выпадало на их долю, ведь всё можно пережить, главное держаться вместе, главное не черстветь. Она не одна, а значит не имеет права жаловаться и подаваться унынию! Всегда во всём и всюду находила плюсы, чтобы не сдаваться. 

Светло-серые глаза обвели взглядом комнату, олицетворяющая прошлую жизнь, за которую уже нет смысла цепляться. Отца нет дома, так тому и быть, она не хотела оправдывать, что он возможно ушёл искать её, что просто вышел в магазин. Его снова нет рядом, когда она так в нём нуждается… Её желания подождут... 

Всё, если не сейчас, то её жизнь больше никогда не изменится.

Руки подхватили сумку, спрятанную в шкафу, где висело около десятка одежды, из них Ника взяла лишь три, так же подхватила необходимые вещи с полок.
Документы, телефон.
Остальное позже заберёт, до учебного года целых два месяца, да и с отцом ещё увидятся.

Но так как раньше уже ничего не будет.


Ника сняла купленные Мироном домашние брюки и аккуратно убрала в шкаф, надев на себя джинсовые шорты. Футболку снимать не стала, она ей нравилась.

Стянув волосы в невысокий хвост, открыв бледное личико, девушка подошла к окну комнаты, посмотрев на детскую площадку, где играли детишки под палящим июньским солнцем, заполнившее духотой её комнату.

Прекрасный день!

Четыре дня темноты… Словно побыла в подземелье, как в окружающем, так и в душевных чертогах, спустившись туда, куда боялась заглядывать, а заглянув – приняла обстоящее таким, как оно есть. Неприятно, но оно ведь тоже часть неё, одна из необходимых и удостаивающее должного внимания.

Жаль, что та Ника никому не нравилась, жаль, что её доброту принимали за слабость… Нет, она не собиралась поступать с теми так же, как поступали с ней, пытаясь обидеть, пусть оно преднамеренно выходило или от оправдывающих причин, она просто больше не позволит делать ей больно. Отныне у неё своя дорога, у неё есть важный человек, о котором она обязана заботиться, как всегда заботилась об отце, игнорируя и даже не позволяя думать о том, каково приходится ей, ведь вытерпит, ведь всё сможет! У неё есть - она!

Тихо прикрыв дверь 47-й квартиры, Ника пошагала с дрожащими ногами вниз, словно перешагивала нулевой километр, ведь именно отсюда и происходил новый отсчёт. Главное не оборачиваться, Орфей этим самым совершил ошибку, а она должна доверять себе, у неё замечательное будущее! Она как никто другой знала, как позаботиться о милой девочке, которая шагает по настоящему канату над пропастью. Ей не суждено упасть. Нет.

Дверь подъезда была приоткрыта, впуская горячий поток лета в прохладный подъезд вместе с солнечным светом, который золотой линией грел облезлую зелёную стену, перекрашенную раз десять и всё поверх одной краски на другую, этим самым отламываясь от тяжести нанесённых слоёв. Запах затхлости подталкивал скорее покинуть помещение. 

Крупный булыжник, что придерживал дверь в открытом состоянии, слегка отошёл в сторону, когда Ника шагнула на улицу, с дрожью вдохнув знойный воздух, пропитанный амбре настоящей жизни!

- Боже… - прошептали порозовевшие миниатюрные, но пухленькие губки, вытянувшись бледным личиком к солнцу. Девушка засмеялась, ослеплённая от яркого света и сочной зелени берёз. Через пару секунд необходимой паузы, она уверенно пошагала прочь, выискивая в контактах телефона букву «И».

____

Трек: Tommee Profitt feat. Fleurie - Remembrance.



Dmitrievska

Отредактировано: 15.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться