Признание.

18. Держись подальше.

Чаще всего во снах снится как опаздываешь на очень важное мероприятие, которое ни в коем случае нельзя пропустить, ибо пропустив, будешь сожалеть всю жизнь об единственном упущенном шансе. Словно только сейчас, и по классике жанра всё противостоит тому, чтобы попасть на бал вовремя.

Мирона обуревало нетерпение сердца, словно сейчас он приедет на место назначения – а там пустырь, всё выдумано и произошло лишь в его голове. Дом из песка, которого на самом деле не существует, но дом до сих пор находился на той же локации, как и прежде. Несмотря на то, что на часах перевалило чуть больше, чем за девять часов утра, руки парня леденели от непривычного волнения, словно хуже, чем проваленная миссия. Сердце медленно билось, когда он захлопнул дверь машины и направился к приоткрытой двери подъезда около которого собралась кучка бабулек, направляющиеся к цветущим кустарникам сквера.

Пустота. Мизерная надежда на то, что он всё-таки не просрал свой единственный шанс.
Отчаяние…

Мирону было плохо, как физически, так и душевно. Он не понимал, что происходит, вроде бы полчаса назад чувствовал себя более-менее приемлемо и вроде как успевал, а сейчас, словно на волоске вся жизнь.

Его дыхание окончательно перекрыло, когда увидел худенькую фигурку Ники, шагавшая ему навстречу: в его белой футболке, в голубовато-джинсовом бесформенном сарафане с огромным кармашком посредине. Её тонкие руки держали крафтовый пакет, наполненный продуктами, прижимая его к юной груди.
Она не изобразила ни единой эмоции, заметив Мирона, явно поджидавший именно её. 
Измученное сердечко девушки билось быстро, но она понимала, что, если показать свои чувства, значит самой себя уничтожить.

- Привет, - Мирон открыл дверь, впуская Нику в подъезд.

- Привет.

- Давай помогу, - Мирон лишь на миллиметр коснулся руки Ники, но больше не позволила, обрезав холодным и резким: «Я сама!»

- Я справлюсь... - добавила чуть мягче, полубоком посмотрев несмело.

- Я как и говорил изначально – не обижу тебя.

- У нас с тобой разное понимание о смысле - не обижу. Лучше держись от меня подальше… - Ника остановилась на пролёте между первым и вторым этажей, уверенным взглядом кольнув в едва бьющееся сердце Мирона.

- Мы достаточно тесно сблизились, чтобы находиться друг от друга подальше, - но вёл себя внешне беспристрастно. 

- Тебе показалось, - Ника отвернулась и пошагала выше на этаж, пытаясь скрыть смущение, совсем не к месту, проявляющееся на щеках.

Она ощущала слабость от его наглых, и в то же время наполненных странной нежностью, глаз. Но всё напускное, это глупая влюблённость, которая научила её многому за прожитые взаперти четыре дня в квартире на пятом этаже. Минувшей ночью она проснулась в холодном поту, прогоняя отрывки спутанного и непонятного сна, перемешанного с воспоминаниями и какой-то больной фантазией, которые тоже должны были приземлить, а не бередить и так шаткое душевное состояние.

- Ты вернулась к отцу? – Мирон прожигал взглядом затылок Ники, её мягкие русые волосы, собранные в невысокий хвост, открывали позвонки на тонкой шее с двумя небольшими родинками с правой стороны плеча.

- Нет, - ответила податливо, а затем, будто очнулась. – Не важно...

- Куда ты переехала?

- Этого я точно тебе не скажу, – значит она стопроцентно переехала, и Ника поняла, что данным ответом прокололась окончательно.

Они почти достигли третьего этажа, и Мирон едва сдержался, чтобы не потянуть на себя Нику, ухватив за талию. Невыносимая мука обжигала желанием, когда его взгляд плотоядно скользил по ножкам, тем самым, которые ему снились. Искушенный похотью с раннего возраста он требовал большего сейчас как никогда.  

- Я всё равно узнаю, скажешь ты мне об этом или нет, - поставил перед фактом спокойным тоном. Как же ему это нелегко давалось. 

Ника обернулась, замерев на месте.

- Зачем тебе это? Ты ещё не наигрался?

- Не строй из себя жертву.

- Думаешь я так не могу? – Ника поджала пухленькие губки, словно обиженный разозлившийся ребёнок. – Вести себя подобным образом, словно ничего такого не происходит. В порядке обыденности… - она пожала плечами, подыгрывая непринужденному виду. 

- Нам нужен компромисс.

- Никаких компромиссов: у тебя свой путь, у меня свой. Давай смотреть правде в глаза, как ты и советовал, чтобы не обманываться иллюзиями, пытаясь приукрасить безвыходную ситуацию.

- Хочешь правды! – Мирон напористо зашагал в сторону Ники, отчего девушка прижалась спиной к стене подъезда, разделяя расстояние между собой и Мироном пакетом с продуктами. – Мне ничего не мешает снова сделать тебя затворницей в знакомой для тебя квартире и сделать всё то, что я захочу! - он тяжело задышал, вдыхая тот самый аромат кожи, который принадлежал именно ей: свежесть пионов.

Его сознание мутнело, переполняясь желанием и злостью, что не может найти к ней верного подхода, чтобы расположить к себе. Ему не приходилось ухаживать за девушками - не было нужды, а на данный момент эта мысль спутывала все карты, заставляя испытывать неловкость с чувством стыда.  Он злился на себя, не на неё…

- Всё что ты можешь сделать, это только применить насилие… - взгляд Ники предательски замер на губах Мирона. – А говорил, что не обидишь… - но не поддалась искушению, снова посмотрев в потемневшие серые глаза, испепеляющие её заживо.

- Я помню всё, что говорил.

- Я тоже помню: и то, что ты говорил и то, что делал… - Ника выпрямилась, старательно пытаясь вырваться из-под нависающей над ней высокой фигуры Мирона.

Он отступил, высвободив её.

- Мне нужно идти, - Ника достала ключ, с первого раза в замочную скважину не попала, ей казалось, что взгляд Мирона прожигает, покрывающиеся ледяной дрожью, позвонки. Но со второго раза свершилось, дверь отворилась.

Мирон стоял молча, скривив нервно губы.

- Оставь меня в покое...- заявила, но больше просьба напоследок.

- А если нет? – он засунул руки в карманы шорт.

- Тогда пеняй на себя.  

Дверь захлопнулась, скрыв побледневшее личико Ники, которая тяжело выдохнула, прижавшись головой к стене, пытаясь усмирить дрожь во всём теле от встречи с Мироном.

Она боялась его… Только новое чувство заставляло испытывать не страх, а порождало какое-то противостояние, которое она хотела проявить и даже с особым рвением выразить, чтобы доказать ему, что не такая слабая какой кажется... Но этот бой пыталась не допустить, ибо он сулил серьёзные последствия. Она словно хотела проверить себя: сможет ли зайти настолько далеко, нарушив все привычные устои? 



Dmitrievska

Отредактировано: 15.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться