Признание.

23. Под дождём.

До половины пятого Коля с Никой оформляли документы за новый год в хронологическом порядке, а заявления на которых находилась отметка «исправить» - исправляли, заново переписывая в ворде, после откладывали на стол для подписи и печати Игоря Виторгановича, цветным ярлычком помечая откуда сам документ, чтобы ловко подложить обратно, не копаясь в куче бумаг.

- Так значит... - Коля потянулся, разминая шею, - у тебя есть парень, - на часах без пятнадцати, им пора собираться домой. Странно, что ещё Игорь Виторганович не пришёл.

Ника слегка покраснела.

- Он мне не парень, - откуда вообще знать кто ей Мирон?

- Я видел как вы целовались.

Ника покраснела ещё сильнее, но старательно держала себя в руках.

- У нас сложные с ним отношения… - отношения? Какие уж там отношения… С Мироном всё не понятно…

- Отношения никогда лёгкими не бывают. Вспомни Игоря Виторгановича, - Коля и Ника улыбнулись. Да, с психологической стороны Игорь Виторганович мог разложить всё по молекулам, что не так в отношениях у людей.

- Я вернулся, - как к месту прибыл тот, о ком только что говорили. – Можете быть свободны, цыплятки. Увидимся в понедельник, - Игорь Виторганович впервые предстал без костюма: в белой футболке с треугольным вырезом, шорты-чиносы под белые кроссовки. Сказать, что ему тридцать три года и он деловой, дотошный в работе психолог с двумя офисами, один из которых находился почти в центре Москвы – вряд ли кому придёт такая мысль в голову. Вот, то что он препод, обольститель юных студенток, беззаботный молодой мужчина, гуляка – оно легче воспринимается на первый взгляд, даже когда Игорь Виторганович облачён в классический костюм, к пошиву которого относился всегда с придирчивостью. Не преувеличивая, молодой мужчина обладал изысканным вкусом.

- До понедельника, - Коля уже готов был выпорхнуть из здания.

О том, что работа сделана – они уже отчитались в сообщении.

- До понедельника, - улыбнулась Ника, подхватив рюкзак и посмотрела на непривычного Игоря Виторгановича, у которого из-под левого рукава футболки виднелись тёмные узоры татуировки, но не разглядела что именно изображено.

Юность Игоря Виторгановича проходила как никогда бурно и по лезвию ножа, отчего стал таким спокойным и рассудительным в зрелом возрасте, ибо все пучины бытия пропустил через себя с шестнадцати до двадцати трёх лет.

- Жара… - Коля тяжело выдохнул, посмотрев в небо, но то не палило ярким солнцем, наоборот затягивалось тучами. От подобного зноя стоило оказаться на улице, выйдя из помещения с кондиционером, то сразу мучила жажда.

- Да, душно...

Каменные здания плавились от свалившейся внезапно жары, резкий перепад в отличие от прохладного июня.

Ника заметила Мирона, который шёл на встречу, облачённый тоже в простую белую футболку и свободные найковские шорты, переходящие градиентом от тёмно-красного в чёрный цвет, где с левой стороны по правую взлётной полосой вырисовывался отчётливый белый знак «NIKE». Густые отросшие волосы примяла чёрная кепка, открывая полностью выразительный лоб с отточенными линиями бровей.

- Пока, Коля, - девушка старалась избежать, чтобы произошёл диалог между парнями.

- Пока, Ника, - взгляд между Мироном и Колей возник, но недолгий. Коля не стал встревать в «сложные отношения», мог бы, но не стал.

- Привет, - Ника знала, что Мирон близко, что он шёл к ней, но стоило ему оказаться рядом и заговорить, она не могла не вздрогнуть, будто произошло совсем неожиданно, словно непреднамеренно.

- Привет… - щёки и лобик Ники пылали как от жары, так и смущения.
Всё-таки Мирон до неприличия красив… Такой молодой, безупречный, влиятельный… Сочетание плавной грубости с неприкрытой нежностью, особенно, когда его взгляд устремлён на неё.

- Я как старый знакомый могу поинтересоваться кто это? – Мирон кинул неодобрительно взирал на почти скрывшеюся за поворотом фигуру Коли.

- Одногруппник. Мы работаем с ним у Игоря Виторгановича, нашего преподавателя по психологии в университете, - Ника и Мирон зашагали в противоположную сторону к светофору, направляясь к дому, в котором девушка проживала с отцом.

- Что вы делаете? – Мирон видел, что они делают: Ника постоянно перебирала бумажки, что-то черкая и раскладывая, иногда надевала наушники, когда садилась за компьютер и старательно печатала, затем распечатывала документ и складывала в отдельную папку на стол.

- Занимаемся корреспонденцией за прошлый и наступивший год. Личные дела подшиваем, иногда попадается рассортировать курсовые с дипломными работами. А вообще, это секретная информация, - Ника повела плечиком, пожав губками, скрывая улыбку.

- Самое важное ты уже рассказала, Штирлиц, - едва улыбнулся Мирон, остановив ход Ники, потянув её аккуратно за руку, когда она по невнимательности чуть не пошла на красный свет.

- Жарко…- пробубнила себе под нос, поняв какую ошибку допустила из-за волнения.

- Держи, –  он протянул лимонный сок с кусочками льда, что уж говорить, щёки Мирона тоже пылали алыми пятнышками, отчего выглядел совсем юным, словно ровесник Ники, ну кроме его поведения и какого-то внутреннего преобладания, которое чувствовалось интуитивно и всеми фибрами души.

- Спасибо, - Ника открыла крышку и сделала три глотка, спасшие от удушливой духоты. – Скорее бы дождик, - рука девушки приложила леденящую бутылку к щеке, перенимая прохладу.

- Обойдёт, - Мирон посмотрел на небо, оно лишь баловалось тучками, как обычно и бывает в палящий летний день.

- Не обойдёт, - настоятельно уверила Ника, предчувствуя, что дождю быть. На что Мирон засмеялся, а затем снова потянул её за руку, но уже вперёд, светофор зажегся зелёным. - Можем поспорить, что не обойдёт, - как-то слишком уверенно высказала.

Мирон вытащил телефон, направив к губам.

- Алиса, сегодня будет дождь?

Тихое уведомление сопроводило звуковым сигналом на заданный вопрос.

- Мирон, если бы был дождь, я посоветовала бы Вам взять с собой зонт, - ответила умная Алиса, подтверждая, что дождя им не видать.

- Видишь.

- Спорим? – Ника твёрдо вскинула рукой, вытягивая к Мирону, остановившись посередине тротуара, покрываемого тенью от деревьев.
Мирон приподнял правую бровь, любуясь дерзким воодушевлённым видом Ники, как и её раскрытой ладошкой, направленной к нему.

- На что? – крупная ладонь Мирона сжала нежную ладошку.

- На желание, естественно. Какое только взбредёт в голову, - по-детски победоносно сияли глазки девчушки, казавшаяся в это мгновение совсем маленькой.

- Бойся моих желаний, - без сарказма предупредил Мирон, не отпуская руки.



Dmitrievska

Отредактировано: 15.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться