Признание.

24. Гарантии.


Зов дочери с детской площадки показался мужчине наваждением, будто звонкое обращение из прошлого, когда Ника была малюткой и кричала: «Пап, лови меня!»

Но нет, это не воспоминание, Ника в самом деле позвала его, идя навстречу, не замечая грибного дождя, который пронизывал всю одежду насквозь.

- Никуля? – он всё ещё не верил своим глазам, остолбенев на месте.

- Привет, - девушка обняла отца, соскучившись. Вроде бы ночь прошла, но то, как она поспешно рассталась с ним, на сердце отлегло камнем. – Я тебя ждала.

Мужчина радостно улыбнулся, но нахмурился, заметив Мирона.

- А ты чего опять тут кружишься коршуном? – отец взял за руку Нику, ближе к себе.

- Пап, всё в порядке.

- Нет, не в порядке. Куда ни гляну, повсюду он. Домой не успею зайти – его рожа смазливая там. Я так скоро оборачиваться начну, - конечно Мирон не нравился отцу, его родительское сердце не обмануть, как и мужское предчувствие, понимающее почему тот вертится около милой девушки. Суть не нова.

- Может я ваш ангел-хранитель, - Мирон тоже был не в восторге от общения с отцом Ники. Происходило взаимное неприятие.

- В Люцифера шибче поверю. Ну смотри, если что удумал! – сейчас он слёз не напустит, за дочь постоять сумеет. - И ты не поддавайся, чего бы там не предлагал, - отец сразу же метким взором на дочь, отчего та сконфузилась.

- Пап, что за глупости?

- Знаю я, глупости да глупости… А оно всё намного серьёзнее выходит, чем думаешь. Ну идём в дом, - мужчина положил руку на плечико дочери, укрывая словно крылом, оберегая от дождя и от Мирона, шедшего рядом, игнорирующий то, что высказывалось в его адрес. Однако, не мог просто отпустить, ибо закипало.

Трое зашли в подъезд.

- А сивая твоя где? – мужчина обернулся на Мирона, который стал темнее любой тучи. Нокаутом! – Конечно не особо воспитанная, но вся по стандартам, сразу видно с центра.

- Хорошо отложилась она у вас в памяти, раз даже стандарты припоминаете.

- А я всегда хабалок запоминаю, чтоб потом диалог с ними не вести. Ну так что, где твоя деваха? – напирал специально, чувствуя, как Ника съёжилась, хоть и вида не показывала.

- Понятия не имею.

- Хех, хорош кавалер, наготовился к встрече, получил чего хотел, и знать не хочет. Нынче модно так, да? – трое достигли второго этажа.

- Пап, перестань…

- Пока тебя не было, он баб сюда водил, теперь около тебя вьётся, я что, должен спокойно на это реагировать? – мужчина остановился, покрываясь красными пятнами злости и родительской ревностью от предстоящей опасности, дочь то выросла. Конечно, должен был появиться у неё парень, произойти любовь, и с кем? Вот с этим бабником, у которого на лице написано – хорошим девочкам обходить за три километра, вооружиться осиновым колом и святой водой, а отцам - дробовиком. Да и давно хотелось мужчине осадить, по его мнению, лощённого фата, когда тот бесцеремонно отчитывал его в собственном доме. Так не только у отца Ники рыльце в пушку, из всех только Ника святейшее создание, а этих можно было утопить в собственных пороках и сделанных действиях.

- А если я влюбился и баб других знать не хочу? Люди меняются под впечатлением сильных чувств, точно так же, как и вы перестали пить, стоило Нике уйти.

- А где гарантия, что ты знать её тоже не захочешь, когда твои сильные чувства пройдут? – мужчина выпирал грудью, снова отодвигая Нику назад, закрывая собой. Ох не зря он тревожился, не зря поджилки напрягались стоило только увидеть Мирона. Не к добру он маячил около его кровинки. Ох, не к добру.

- Нет гарантии. Решать не нам, а Нике. Но в отличие от некоторых я знаю, что такое ответственность.

Мужчина усмехнулся, посмотрев на побледневшую дочь, которая невольным свидетелем наблюдала за тем, что не должно было происходить.

- Выкрутился, змей. Не верю, ни единому слову не верю! - мужчина продолжил подъём по лестнице, направляясь к своей квартире. – Хитёр, лис, хитёр. Решать Нике, хех.

Мирон смотрел на затылок Ники, не понимая, что испытывает она, но в любом случае ничего хорошего. Он что истерики матери не помнит, стоило только той хоть малейший повод уловить по поводу отцовской измены, пусть та произошла или вообще не было места тому. А тут в открытую напомнили о Лене, удар не то что ниже пояса…

«Слова, никто за них не отвечает, я научу тебя отвечать за каждое слово, чтобы ты знала цену всему, что произносишь и тому, что будут произносить тебе». 

Страшным проклятьем вспомнились ему его же слова, да уж, хорош учитель. Болотистую местность всю жизнь изучал, да сам в болотной топи погибает. Лучше и не придумаешь!
Действия похлеще высказанного имеют силу.

- Давай, лис, бывай, - достигнув третьего этажа, мужчина махнул рукой на Мирона, чтобы тот не задерживался, ибо репутация того пошатнулась нехило, ловить нечего. 

- Я зайду, как дождь кончится, - Мирон не обращал внимания на отца, когда Ника грустным взглядом посмотрела на его высокую фигуру.

Девушка протянула бутылку с соком, возвращая, совсем позабыла, что присвоила.
Отец Ники уже открыл дверь квартиры и смотрел на дочь, ожидая от неё ответа, как и мучившийся Мирон.

- Заходи, - тихо высказала Ника.

- Эх, добрая душа. Но не радуйся раньше времени, не радуйся.

Мирон в самом деле посветлел от одобрительного ответа, Ника не зависела от мнения отца. Но и от мнения Мирона тоже, она делает то, что желает сама. Это привлекательная черта, как и весьма опасная. Ведь он не знал, что думает она! А прислушивается она исключительно к себе.

- Идём, Никуш, - отец поманил крылом ладони дочь в квартиру, которая прощальным взглядом посмотрела на Мирона, не изобразив никаких эмоций.

Мирон направился на пятый этаж, обуреваемый настоящим штормом. Такого в своей жизни он точно не ожидал…

Н И К А…
Весь мир сводился к четырём простым буквам, скрывающие настоящий океан.
Что ни день, то испытание…
Что ни день, то жизнь…
____

- Нравится тебе он что ли? – мужчина поморщился, сняв мокрый пиджак.

- Нравится.

- Ты девчонка у меня умная, я на тебя полагаюсь, но будь осторожна, - что ж, отец тоже не хочет совершать неверный шаг, их и так много натоптано.

- Ты спросил у него про гарантии, но можно встречный вопрос тебе: откуда гарантии, что ты больше не будешь пить?

Мужчина призадумался, да, дочь его умна.

- Я люблю тебя. И я не хочу тебя терять… Я многое не видел, предаваясь личному горю, забывая про твоё. Эгоист, признаю. Ты дочь моя, правильно, я обязан оберегать тебя и буду оберегать, потому что с самого рождения на вот этих руках укачивал и в здравии и в болезни, и бодрствующую и спящую… Любовь к тебе меня останавливает губить… Прозрел я, милая, и больше не стану мучить твоё сердечко… Не стану. Не надо мне верить, я всё на деле покажу. 

Ника прикусив губу, обняла отца, ни разу не сомневаясь в его признании.

- Я тоже тебя люблю… Очень сильно…

- Вернись домой, а то с ума сойду… Пожалуйста…

- Хорошо, - отец обнял дочь ещё крепче, не скрывая слёзы счастья и освобождения.



Dmitrievska

Отредактировано: 15.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться