Признание.

38. Любовь всей жизни.

Мирон с Никой оказались в квартире на пятом этаже, за прошедшие дни они почти не ступали вдвоём на эту территорию, но сегодня Ника хотела окунуться в тот непередаваемый период, когда только встретилась с Мироном, влюбилась в призрачный неизвестный образ. А потом раскрытие одной из сторон его личности, которую девушка побаивалась, с трудом принимая реальность, разнящаяся с её фантазиями о нём.

Мирон замешкался, в одно мгновение оказавшись с глазу на глаз с фантомом прошедшего. Особенно он боялся воспоминания, когда Ника ушла и он не знал где её искать. Как же он испугался, что больше не увидит её.

- Это моё желание, - с быстро стучащим сердцем, Ника подняла взор на Мирона.

- Озвучивай, - Мирон немного нервничал, кажется, он совсем не предполагал, что задумала Ника, оттого его пульс участился.

- Я видела у тебя верёвку, – он понял о чём речь. – Принеси её, - Ника сняла сандалики, встав напротив двери бывшей комнаты звукозаписи, там, где и находилась пленница почти четыре дня.

Мирон молча прошёл в гостиную, вернувшись с тем самым отрезом, который хранился у него на всякий случай. Мало ли какой могла оказаться Ника, когда решил её похитить.

- Вот, - пальцы сжали верёвку, скрывая лёгкую дрожь. Он чертовски волновался, ожидая всё что угодно.

- Сними с меня платье, - Ника подошла вплотную, проведя ладонями по напряжённому животу.

Мирон коснулся губами шеи Ники, подхватив замочек, раскрыв молнией линию позвонков. Он слегка наклонился, подбирая подол платья, потянув вверх. Через пару секунд Ника предстала в нижнем белье.

- Я очень хочу этого… - прошептала Ника, вытянув вперёд сомкнутые друг к другу руки.

Глаза Мирона потемнели, сжав ещё сильнее верёвку в руках.

- Ты ведь приводил ту девушку, потому что хотел это сделать со мной, а не с ней… - Ника часто вспоминала тот вечер, когда вздохи и поцелуи с незнакомой для неё девушкой прекратились и Мирон зашёл к ней в комнату, касаясь её. На тот момент не понимала, что Мирон уже тогда желал её и поэтому решил найти альтернативу, а альтернатива изначально не подходила под его запросы.

- Да, я тогда хотел именно тебя.

- Я хочу вернуться в тот день, где только ты и я… - Ника открыла дверь той самой комнаты, где до сих пор аккуратно была заправлена её постель.
Свободная кровать стояла около стены, напротив шкаф, небольшое напольное зеркало в углу, отражающее в себе кровать. Стопка книг, те самые забавные книжки…

Мирон расстегнул лифчик, обнажив желанные груди и сдерживаясь от ласк, коснулся рук Ники, пропустив через них верёвку, связывая запястья.
Кажется, они и правда погружались в ускользнувший шаткий и роковой для обоих июнь.  

- Стой здесь и не двигайся, - она хотела вернуться к тому Мирону, что ж, он ведь никуда и не исчезал. Ника послушно замерла, лишь глазами наблюдая, как он прошёл к кровати, развернув от стены, поставил посередине. Затем подошёл к зеркалу, ракурс которого тоже немного изменив, направив ровно напротив кровати. – Хочу, чтобы ты всё видела, - тот самый змей-искуситель предстал, от которого шли мурашки по коже, стоило ему встать сзади и слегка наклониться к её уху, пронзая взглядом через отражение в зеркале. – Ты ведь об этом мечтала, когда мы встретились, - ладони скользнули по талии, поднимаясь по рёбрам, обхватывая груди, сжимая затвердевшие соски.

- Да… - выдохнула Ника, едва дёрнувшись, но руки не разомкнуть, она пленница…

Возбуждение Мирона упиралось ей в поясницу, дьявольски искушающий взгляд смотрел через отражение, когда он продолжал поглаживать руками дрожащее тело. Горячие губы коснулись плечика, а правая рука скользнула под резинку трусиков, проникая средним пальцем в запредельно влажную маковку.
Ника простонала, вздрогнув от дразнящих плавных движений умелых пальцев.

Девушка плотно прижалась спиной и головой к груди Мирона, когда средний палец проник внутрь. Он видел, что она бы с удовольствием обняла его и они бы оказались в постели, но руки связаны, её действия ограничены.

Средний палец покинул тёплое влажное местечко и облизнув палец, Мирон подобрал резинку трусиков, спуская вниз. Ника послушно перешагнула, изнывая от желания. Как же она уже скорее хотела наполниться любимым Мироном, в котором и нежность и необходимая так ей грубость… Скорее бы…

Но Мирон не торопился, встав лицом к лицу и на жест, когда потянулась к нему, чтобы поцеловать, лишь оскалился и подтолкнул девушку, отчего с шумком упала на кровать, не успев сориентироваться, Мирон уже завис над ней, коленом раздвигая стройные ноги.

- Что ты представляла, когда думала о нас? – тот самый тембр голоса, как изначально. Он не издевается, он хочет услышать её мечтания и если бы она ему рассказала тогда, когда плакала и думала, что самая несчастная на свете, он ведь исполнил бы её грёзы!

«Слёзы лишь вода, видишь, - размазывает на подушечках пальцев слёзы».

Никчёмная вода невинной души, не познавшая и не имеющая представление о настоящем счастье… Об искушении и страсти…

- Как ты целуешь меня повсюду и называешь своей… - щёки Ники покраснели, она плыла от раскалённого воздуха между их телами.

- Целую, - Мирон поцеловал её в шею, спускаясь ниже, к груди. – И это всё моё, - Мирон сжал бедро, облизнув языком сосок с небольшим синячком от его страстного поцелуя прошлой ночи. – Моя Ника, - язык поглотил второй сосок, всосав упругую грудь жарким ртом. – Какая же ты сладкая…

Мирон выпрямился, стягивая футболку, скинув на пол, пальцы бегло расстегнули шорты, сняв их вместе с боксерами. Ника не смела даже моргнуть, наблюдая как Мирон раздевается, не пропуская ни единую деталь его сумасводящего тела.

Мирон навис над Никой, впившись в приоткрытые губы, умело целующие в ответ, она очень быстро училась, перенимая уловки, которыми сводил с ума её, а теперь она направляла их против учителя.

Ника тихо всколыхнулась, вдохнув воздуха, оказавшись неожиданно наверху, такого ещё они не делали.

- Смотри на нас, - горячая ладонь обхватила грудь, сжав до приятной боли.

Ника улыбнулась отражению в зеркале, возвышаясь над свергнутой властью обольстительного тирана. Девушка скользнула раскрытыми лепестками по мужскому напряжённому основанию, отчего Мирон сразу же направил пальцами ключ к замочку, без шанса вытерпеть муку.

Связанные руки Ники уткнулись в грудь Мирона, полностью насадившись на него, ощущения сверху оказались специфическими, как и вся атмосфера того, куда желали погрузиться.

Первые дни их встречи, друг для друга чужие и до безумия желанные. Ведь совсем не важно кто и что ты, если столкнулся с тем, кто предназначен тебе судьбой, небом, богами… Мирон теперь мог поверить во всё, ведь Ника – это феномен за гранью его понимания.
Она сотворена только для него с самого рождения и по маленьким частицам подсказок находил её очертания в картинах великих художников, в строках вековых произведений, в юношеских видениях, вырисовывая ту, которая заполнила собой всю его душу и как ему казалось ледяное сердце, не способное так бесконечно преданно любить…



Dmitrievska

Отредактировано: 15.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться