Признание.

42. Лена.

«Не всем людям легко выходить из зоны комфорта или дискомфорта, которые они себе устроили, предполагая, что, нарушив одну границу и ступив на другую, то свалится ещё больше бед, чем было».

Роксана в самом деле создала вокруг себя купол: без входа для посторонних и без выхода к тем же. Родители, Давид, Мирон – люди, которых она искренне любила и желала обнимать, не боялась их прикосновений. За последнее время появилась Вера и Ника, с ними даже не требовалось время, чтобы распознать какие они прелести. С Лерой, первой невестой Давида, подобного не замечалось, Роксана её сразу не приняла, и та осталась за куполом, несмотря на то что Давид относился к Лере серьёзно, но если Роксана не принимала человека, он не настаивал, полностью полагаясь на сестрёнку.

После того как Роксану удочерили Яровые, она хотела забыть, как страшный сон, произошедшее в детдоме. Первое время дикарка и нелюдимая Роксана ни с кем не общалась, кроме Лены. Они поддерживали переписку, но сколько бы Роксана не старалась избежать разговоры об Енохине, против которого как раз началось судебное разбирательство, диалоги постоянно сводились к нему. Поэтому Лена стала неотъемлемой частью первого страха приравненный с Енохиным.
Роксана прекратила общение с Леной, решив бороться со страхом методом - искоренить всё, что связано с похотливым мерзавцем.

После встречи с Игорем, Роксана решила зайти на забытую страничку и прочитала последние сообщения с Леной, почти восьмилетней давности.

«Меня отправляют на промывку мозгов.
Енохина скоро посадят, чтоб он там сгнил!

Нас всех «пострадавших» по психологам раскидывают. Опять к какому-то мужику, но я слышала, что он молодой и на рожу красивый. Хоть не так обидно. Когда насилует кто-то посимпатичнее Енохина, оно уже не так противно».

Роксане захотелось найти Лену. Встретиться с ней. Узнать как она живёт, как сложилась её жизнь, может быть нуждается в какой-либо помощи. Ведь то, что она пережила, с подобным не каждый справится!

Роксана подъехала к парикмахерской с узорчатым неоновым названием «Элен».
Оказавшись внутри парикмахерской, Роксана погрузилась в яркую эпоху 90-х: неон, яркие цвета, картины с рекламой какой-либо марки за уходом для волос в стиле Уорхола. Огромный кассетный магнитофон, обклеенный наклейками героями из сериала «Элен и ребята», тут же и молодой Ван Дамм со Шварценеггером, без Чак Норисса тоже не обошлось; апельсиновый лейбл Fanta поверх Coca-Cola. Вакуумный звук магнитофона распространял неподражаемый голос Уитни Хьюстон, сладко исполняющая «I Wanna Dance with Somebody», отчего хотелось потанцевать, ведь зеркальный шар тоже имеется: вертится, поблёскивая серебряными зайчиками по матовым красно-оранжевым стенам парикмахерской.

- Здрасте-здрасте! – голос Лены, на что Роксана обернулась и счастливо улыбнулась, потянувшись к подружке нелёгкого детства, которая развела по сторонам руки. – Привет, Уитни! – Лена крепко обняла Роксану, принимая её объятия.

- Привет! – Роксана даже не думала, что настолько рада увидеть Лену. Она изменилась, но не сказать что до неузнаваемости. – Ой, - Роксана отстранилась от Лены, почувствовав и только сейчас заметив положение.

- Вот тебе и ой, - Лена засмеялась, - растём с каждым днём! – тонкая ручка, с золотым браслетик с подвеской сердца, погладила округлый животик. – Шестой месяц.

- Ты выглядишь счастливой, - и правда, Лена выглядела не только счастливой, но и невероятно красивой: волосы окрашенные в блонд блестели, заколотые на скорую руку японской палочкой кандзаси; карие глаза подкрашенные классическими стрелками, казались нереальными, как глаза Бэмби. Веснушки усеяли прямой носик и щёчки, а пухлые губы едва хранили оттенок розоватой помады. Высокая, стройная, с опасным взглядом в глазах и игривой улыбкой. Мальчишечья одежда не по размеру заменилась более женственно-мальчишечьим вариантом, но также свободного кроя, в ней до сих пор жила никем не приручённая бунтарка, готовая дать бой кому угодно.

- А тебе бы сама Уитни бы позавидовала, - Лена коснулась мягких кудряшек Роксаны, которые она собрала в хвостик. – Кстати, слышишь, для тебя нашла её сборник, - Лена с первого дня общения с Роксаной нарекла её Уитни. Во-первых, в тринадцать лет Лена сходила с ума по Уитни Хьюстон, заслушивая до оглушения, а во-вторых, Роксана ей очень сильно напоминала кумира. - Как только увидела, что ты мне написала, я офигела! Сначала не поверила, а потом, реально ты, хотя до сих пор не верю! – Лена ещё раз прижала Роксану к себе. – Красотка какая. Сейчас ты мне всё расскажешь, идём, тут по соседству есть очень хорошее кафе, я как раз проголодалась, там и поговорим.

Девушки направились к выходу.

- Скоро приду, - улыбнулась Лена девушке на ресепшне. – Если что, я тут рядом, - невзначай покрутила указательным пальцем.

- Это твой салон? – девушки оказались на улице, с противоположной стороны многоэтажек выглядывал шестидесятиметровый арт Юрия Гагарина, расписанный во весь жилой дом.

- Мой, я как в Одинцово переехала, так сразу забацала себе салон. Я же замуж вышла, - Лена показала кольцо на безымянном. – Анатолий, Анатолий – ты от муки, ты от боли. Ты от скуки, ты от слёз, радость в душу мне принёс! – пропела звонким голосом и засмеялась. – Он у меня скромный парень, а любит меня – надышаться не может. Вот, смотри, - Лена показала совместную фотографию с мужем. Рядом с ней стоял крайне миловидный худощавый парень, который сильно разнился по внешности с красоткой Леной, но его взгляд и рука, приобнимавшая улыбчивую жену, за этот взгляд половина женщин продали бы душу. – Красавчик мой! – Лена погладила пальцами экран телефона. – Так, что я о себе и о себе. Давай ты рассказывай!

Девушки оказались в небольшом кафе, присев около окна.

- Я учусь, работаю: шью одежду. Не замужем, - пожала плечами Роксана.

- Что-то ты скромничаешь, подруга! – Лена прищурила глазки.

К девушкам подошла официантка, принимая заказ. В кафе никого не наблюдалось, кроме Роксаны и Лены, отчего становилось ещё уютнее.

- Видела твоё личико, по Москве часто мелькает. Рассказывай, чего стесняешься то, - и Лена видела, что Роксана в самом деле стеснялась, а не куксилась, выставляя из себя невесть кого. Перед ней всё та же детдомовская девочка: не зазнавшаяся и искренняя.

- Меня удочерили замечательные люди… Они мне подарили больше, чем я могла себе представить. И я их очень сильно люблю… Замуж не вышла, - Роксана показала свободный безымянный пальчик. – И я не встречалась ни с кем ни разу по-настоящему.

- Да ладно? Ни за что не поверю!

- Я не могу… - Роксана облокотилась на стол, запустив руку в волосы. – После Енохина не могу никого к себе подпустить.

- Ты сейчас серьёзно?

Роксана кивнула. Лена откинулась на спинку диванчика, погладив живот.

- А тебе мозги никто не промывал?

- Меня направляли к психологу, но она просто тянула деньги с моих родителей, постоянно продлевая сеансы. Мне ничего не помогло и я отказалась от неё, сделав вид, что со мной всё в порядке, - тогда Роксана впервые позволила маме обнять её. Девочка это сделала с намерением, чтобы показать, будто бы она стала нормальной, типа метод работает и чтобы доказать, пошла через силу, через себя, принимая объятие приёмной матери. Но именно после этого объятия жизнь девочки дикарки начала меняться.

- Это хреново! Иди к Смидту, он реально профессионал в этом деле.

- Что? – Роксана обмерла услышав фамилию Игоря.

- К Смидту Игорю, он как раз занимается подобными случаями. Только ты именно к нему иди, а не к тем, кто из его команды.

- Почему именно он? – сердце Роксаны медленно и больным ударом со всего размаху шумело в груди, а по спине прошёл холодок.

- Потому что это именно он меня восстанавливал после Енохина. Мне, конечно, кажется, - девушка официант принесла заказ. – Спасибо. Мне кажется, что я бы и без него справилась, но спустя время, благодаря ему я вышла замуж за хорошего парня, а не связалась с придурком, который бы меня ни во что не ставил и вёл бы себя хуже Енохина. Он научил меня ценить себя, не ждать спасения со стороны, потому что я и есть та, кто себя спасёт. И та, кто принимает то, что летит в мою сторону: то любовь или насилие. Это реально очень важный момент! – Лена надкусила отбивную, закатив от удовольствия глаза. – Енохин, я о нём даже и не вспомнила ни разу, пока вот ты не пришла и не заговорила. Но понимаешь в чём суть, я ко всему этому легко отношусь. Теперь! Путь пройден нелёгкий до момента, когда Енохин растворился как что-то выдуманное. Но чего нам было ожидать, находясь в детдоме? Я себя принцессой не представляла изначально и знала, что жизнь будет тем ещё дерьмом и это дерьмо происходило. Понимаешь в чём суть, дерьмо то не наше! Мы не созданы из этого и не стоит перенимать его на свой счёт. Толя знает о моём прошлом, один из его дружков растрепал, когда узнал моё лицо, как никак дело Енохина громкое дело, я ж тогда рвалась как никто другой, чтобы его посадили. И что, думаешь Толя меня разлюбил? Он меня замуж взял! А тот дружок ко мне яйца подкатывал, думал, что я вообще шлюха последняя, вот по этим яйцам я ему и вдарила, чтобы знал своё место. Не найдётся ни одного мужика, на которого бы я променяла своего Толечку! Одна из «подружек» мне недавно заявляет: Ленк, ну чего ты с этим Толей связалась? Он же страшный, тихоня, зарабатывает как и все. Тебе спонсор нужен, чтобы развернуть дело с большим размахом, а не какой-то уголок на первом этаже многоэтажки. Пока молодая и красивая – используй шанс!
Вот! – Лена показала фигу. – Они не понимают самого главного в жизни! И я рада, что прошла через то дерьмо, чтобы не пойти на поводу вот этой самой подруги, задумываясь, а может правда я прожигаю зря жизнь? Не-ет! Эта сучка специально так говорит, потому что положила глаз на моего Толика! Почему? Потому что он меня боготворит, он любить умеет! А её ухажёр изменяет направо и налево. Хоть у него денег больше, чем у нас, а тратит то не на неё, всё на других девиц уходит. Вот и делай выводы! Я хочу, чтобы меня любили до дрожи и любить в ответ так же. И это всё я нашла в Толе. Отдых в Крыму, да даже на пляже в Солнечном – если с Толяном, то уже для меня курорт. Суть ведь не где, в чём, а с кем! А дела у нас идут, Толю повышают в должности. Он ведь накопил деньги, когда узнал, что я хочу свой салон открыть, а не в пустую махать ножницами на чужую тётеньку. Потихоньку строится и наша Москва!

Роксана слушала, почти не моргая, настолько вдохновлённая от признаний Лены.

- Так что, иди к Смидту, и ничего не бойся. Он, кстати ни разу не извращенец. Правда, полагаю, что он того, - как-то многозначно Лена наклонила голову с право налево, прищурив правый глаз.

- Как это, того

- Гей, - прошептала губами Лена. – Он когда начал со мной работать, я ему всё рассказала в таких подробностях, какие ещё никому не ведала. Обычно после таких рассказов у большинства чуть ли не стояк, а он даже ни разу не попросился выйти. Он ведь не первый психолог после Енохина. Большинство психологов озабоченные, поверь о чём говорю. Там дядюшка Фрейд нервно курит в могиле от своих приспешников. То, что Енохин трахал тринадцатилетних это ещё цветочки.
А ещё я видела, как наша Арина Владиславовна крутилась около Игоря, помнишь ту пигалицу, мисс Вселенная, блин, - Лена засмеялась, вспомнив воспиталку младших классов, которая правда была хороша собой и глупостью не славилась. – Он её отшил, если ему такие как Арина не нравятся, у мужика явно что-то не то. Либо крайне придирчивый и избирательный, либо не нуждается в женщинах. Он до сих пор не женат, а стал ещё горячее, чем семь лет назад. Чисто случайно с ним столкнулась, где-то в начале июня, в Царицыно. Один, без дамы и без ухажёра. Я-то на него не обратила внимания, это он меня узнал и окликнул. Мы как раз с Толей гуляли, Смидт так рад был меня увидеть, обрадовался моей беременности, словно я сестра ему родная, - Лена ковырнула вилкой спагетти, призадумавшись. - Хороший он человек, конечно… Не понятно почему один, и от ответа ушёл, когда поинтересовалась. 

- Лена…

- Да.

- Тебя больше не пугает прошлое?

- Не пугает. К чему мне прошлое, если я живу настоящим? У меня сейчас все мысли о ребёнке, о Толе, - она приподняла телефон, когда тот провибрировал сообщением. – Который поел и сейчас пойдёт строить бригаду, - Лена прикусила губки, настрачивая ответное сообщение. – Он у меня прораб, - с какой любовью девушка говорила обо всём, что касалось её мужа. И с какой лёгкостью вспоминала об Енохине. - Некогда мне пугаться тем, чего уже нет. 

Девушки продолжали сидеть и болтать, не замечая ход времени.

 



Dmitrievska

Отредактировано: 15.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться