Признание.

45. Два дня до свадьбы.

Как только Мирон проводил Нику на последний день практики перед свадьбой, он поднимался на пятый этаж, в свою квартиру, но остановился на третьем. За завтраком с отцом Ники так и не осмелился поговорить, но как дочь, так и Мирон заметили, что мужчина выглядит уставшим, отчего решили перенести разговор на вечер.

«Пусть папа выспится, а то он со смены только пришёл…» - предупредила Ника, побаиваясь, что вдруг отец выскажет своё слово против на эмоциях.

Мирон постучал в квартиру 47, ожидая отца Ники. Он должен поговорить с ним по-мужски, с глазу на глаз. 

Дверь никто не открывал, и Мирон интуитивно нажал на ручку двери. Открыто.

- Александр, - Мирон прошёл по коридору, осмотрев зал, никого. Направился в комнату Ники, мужчина лежал на кровати дочери, наполовину накрывшись одеялом, рука как-то противоестественно свисала на пол. – Александр? – Мирон оказался около мужчины в секунды, проверяя пульс на шее и на руке.
- Твою мать!
____

Мирон сидел второй час в клинике, ожидая хоть какой-нибудь вердикт. Пока он владел информацией о том, что отец Ники потерял сознание из-за слабых ритмов сердца, о которых Мирон догадался без посторонней помощи.

Наконец-то к нему вышел врач, отчего подскочил, направляясь к ней.
Она сжала папку, прижимая к белому халату, настолько белому, что слепил глаза. Женщина вздохнула и попыталась улыбнуться, в общем, ничего хорошего.

- Это Ваш отец?

- Отец моей невесты.

- Что ж, прогнозы не утешительные. 50% жизненно-важных органов повреждены без шансов на восстановление: печень, сердце, почки, поджелудочная. К сожалению, полгода, это его максимум. Пересадку делать нереально, не выдержит.  

Голова Мирона загудела, подобного он точно не ожидал. Что будет с Никой? Самый главный вопрос. 
В один момент его скинули со скалы в холодное море, ударившись как об асфальт.

Отец Ники лежал под капельницей, когда Мирон зашёл в палату.

- Чего как подбитый щенок? – Александр находился в сознании уже как полтора часа.

- Радоваться нечему.

- Я чувствовал, что скоро подохну… Я даже хотел этого. Но когда пьян и когда трезв желание жить всегда разное, - мужчина привстал с койки, тяжело вздыхая. – Пока могу сам ходить и без утки обходиться, Нике ни слова. Она сейчас счастлива как никогда, всё из-за тебя прохвоста.

- Она рада тому, что и вы перестали пить.

Александр махнул рукой, будто это совсем незначимый пустяк.

- Ты давай определись, зачем тебе она нужна, если так, поразвлекаться решил, то не пудри ей мозги…

- Я сделал вчера ей предложение, - Мирон перебил опасения отца.

Александр побледнел, с ревностью и каким-то уважением, посмотрев на Мирона.

- Я шёл к вам, чтобы поговорить. Спросить вашего одобрения, которого нет, - Мирон едва улыбнулся, заметив ухмылку Александра.

- Ты мне не нравишься, это да. И нравиться не должен, как и все остальные патологические женихи, - Александр отсоединил систему, сжав руку. – Я скажу тебе одно, - мужчина выпрямился, встав напротив Мирона. - Запомни это, сынок: такую как Нику ты больше не встретишь, а подобные фигляры, как ты, всегда будут около неё кружиться. Она выбрала тебя, не оступись. Вот тебе моё наставление как будущего тестя. 

Мужчина высказал все те самые страхи, которые постоянно тревожат душу Мирона. Он боится потерять Нику, он переживает, что она однажды перестанет нуждаться в его любви… Кто-то другой рядом с ней? Одна мысль уничтожала морально. Он никогда не знал и не видел предательства матери, потому что тому не было места быть, но знал, что отец с другой женщиной пренебрегал верной и любящей женой.

«Не оступись».
Возжелать другую, обидеть или охладеть к Нике? Нет! Он знает кто он и какова любовь к Нике, они оба слишком глубоко страдали душой, чтобы глупо оступиться.
Ника выбрала его, он выбрал её, и он предан лишь ей. Есть только Ника! С ней в горе и в радости, во вздохе и выдохе, при соприкосновении вспотевших тел плотно друг к другу и в тоске на разделяющем расстоянии… Он с ней…



Dmitrievska

Отредактировано: 15.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться