Признание.

49. Агапэ.

Раннее утро затянулось тучами, ниоткуда появившимся после солнечного прошедшего дня. Небо казалось перевёрнутым морем, на поверхности которого крутились бурные волны.

Роксана хлопнула глазками, прежде чем окончательно понять где находится: бело-серая постель двуспальной кровати, серый встроенный в стену шкаф, белый комод с двумя пустыми стаканами, приоткрытое окно. Белоснежный тюль, порхающий под порывом свежего преддождливого воздуха. Её розовое платье на плечиках, аккуратно подвешенное на крючок для ключей около закрытой двери комнаты.

Девушка встала с постели, подойдя к зеркалу.

- Ты это сделала… - медленно поправляя непослушные кудри, выбившиеся из причёски, постаралась привести их в более-менее приличный порядок. Но душевный подъём было ничем не сбить.

Игорь потянулся к верхней полке, взяв золотистую банку с мёдом. Он стоял широкой спиной к Роксане, когда та вышла из комнаты чуть ли не на цыпочках, пытаясь разузнать обстановку.

- Доброе утро, - сначала сказал, а затем обернулся на провинившуюся школьницу, разоблачив.

- Доброе… - Роксана до жути волновалась, отчего сжала край длинной юбки вспотевшей ладонью.

- Так просто сбежать не удастся, - он осмотрел её боевой наряд с ног до головы, - умывайся и идём завтракать, - выбора у неё нет. 

Без лишних вопросов Роксана послушно пошагала в ванную, и закрыв дверь, выдохнула, приложив руку к груди, где стучало сумасшедшее сердечко.

«Он понимает всё, что я делаю, оттого мне так легко…»

И в самом деле, Роксана ни разу не сожалела о своём признании, чувствуя, что Игорь поступит с ней как настоящий джентльмен, как взрослый мудрый мужчина. Возможно и она влюблена в него, как в олицетворение духовного мужчины, и разве могут быть уместны сожаления? Нет…
Лишь благодарность за то, что она увидела лик настоящего мужчины, перекрывший всю низменность пороков того, кто испортил любое представление об истинной мужской природе.

Он как танец хонга: не касаясь тела, но касаясь души: в каждом взгляде, в движении, в шаге и уверенной улыбке краем губ.

Умыв личико и почистив зубы, Роксана облегчённо вздохнула, пока не заметила несколько флаконов парфюмерной воды. Пальчики коснулись самого тёмного флакона, приоткрыв крышку, вдохнула тот самый аромат, который впервые услышала в офисе, куда приехала развеять миф об уникуме психологе Игоре Виторгановиче.
Теперь этот аромат она никогда не забудет. Так пахнет её первая взрослая любовь…

- Я всё думала… - Роксана появилась на кухне, на столе поджидал завтрак: геркулесовая каша с нарезанными фруктами, два треугольных тоста с мягким сыром и кусочками авокадо, зелёный чай с лимоном и мёдом.

- О чём думала? – Игорь налил себе только что сваренный кофе, стоя около стола в джинсах и белой футболке.

О подобном утре Роксана могла только мечтать.

- Что имени Виторган не существует… - Роксана присела за стол, одурманенная обволакивающей уютной атмосферой, мужественное и будто что-то первозданное северное, то ли изображение невидимым пунктиром геометрического шагающего медведя среди гор и леса во всю стену гостиной наводило на это, то ли сотканные каким-то бежево-зеленым узором половички тому причина.

Игорь улыбнулся, оголив ровный ряд белых зубов, резцы которых были похожи на заострённые клыки.

- Ко мне так обращаются студенты из группы, в которой учится Ника. Моего отца зовут Витарр. По линии отца я Игорь Витарр, то есть Игорь сын Витарра, по матери: Игорь Витаррович. Кто-то из студентов назвал меня Виторганович, так до сих пор и держится. 

- Витарр… - она впервые слышала такое имя.

- Поднимая родословную Смидтов до 1908 года, то можно наткнуться на эмиграцию моих предков из Норвегии в Россию, которым уж очень прижилось здесь. И вот так моя семья кочевала из Норвегии в Россию, до сих пор живём на две страны. Но я больше русский: когда приезжаю в Берген, мне хватает пару недель, чтобы невыносимо соскучиться по Москве.

- Удивительная история… - конечно Роксана замечала, что во внешности Игоря есть что-то своеобразное, даже специфичное, отличающее от всех остальных. Так же, как в Давиде, ну вот вроде русский на лицо, а вроде: и нет таких русских, чувствуется характерная примесь.

- Что ты знаешь о своих биологических родителях?

- Ничего… - Роксана пожала плечиком. – Даже не знаю кто у меня такой красавчик: папа или мама. Наверное, отец. Меня нашли на пороге приюта, если немного отсчитать до периода моего рождения, то наткнёмся на масштабный футбольный чемпионат, где скорее всего моя русская мама познакомилась с каким-нибудь болельщиком из Африки. Может, бразильцем. А тут, бац, и я через девять месяцев, - Роксана впервые так легко разговаривала с кем-то посторонним на эту сложную для неё тему, не испытывая дискомфорт. – Мне иногда хочется увидеть её, краешком глаза посмотреть какая она… В детстве, играясь на площадке, того же самого приюта, я осматривалась по сторонам, будто чувствовала, что за мной кто-то наблюдает. До сих пор не знаю, то ли выдумки детского сознания, то ли интуиция. Я смотрела за пустой забор и думала, что мама сразу узнает меня, ведь такой внешности как у меня больше ни у кого не было. Она меня легко узнает, думала так каждый день… Где-то в глубине души мне хочется её увидеть… Я на неё совсем не злюсь, словно понимая, что она иначе не могла поступить. Когда пытаюсь представить её, то, будто вижу и слышу совсем юную девушку, забеременевшая по глупости и наивности. Каждый ребёнок выдумывает миф о родителях, я видела только молодую девушку, которая не хотела расставаться со своим ребёнком, но другого пути не могла найти.
Я согласилась на рекламу только по одной причине: вдруг меня увидит настоящая мама. А я чувствую, что она меня видит. Я это точно знаю… Ещё мне кажется, что она тоже хочет со мной увидеться, но совсем не знает, что мне сказать при встрече. Последний год эти мысли постоянно со мной.

Роксана опустила взгляд, удерживая слёзы. Она не хотела плакать, но почему-то предательски щемило сердце.

- Возможно оно так и обстоит. Подобные ситуации не редкие. Но бывает сложно, когда встреча происходит и обе стороны в тупике от незнания что делать дальше?

- Если она в тяжёлой жизненной ситуации, я бы ей помогла… Если у неё в жизни всё сложилось хорошо, то я бы порадовалась за неё… Я же уже взрослая, я многое понимаю… - вот в чём суть выражения Игоря: «я всё смогу понять…», но Роксана поймёт свою мать, потому что нуждается в ней, она хочет познать её любовь. И даже, если бы после тупиковой встречи, женщина не захотела общаться с дочерью, то Роксана сохранила тот миг предвкушения и самой встречи как что-то потрясающее, нежное… Она была бы благодарна, не требуя ничего взамен, не укоряя и не задавая вопросы: за что и почему?

Девушка на секунду замерла, судорожно сглотнув.
Тёмный взгляд исследовал тарелку с овсянкой, тосты, чай… Аромат футболки Игоря до сих пор ощущался на смуглой коже.

- Роксана? – Игорь поставил чашку кофе на стол, заметив, что гостья погрузилась в какие-то особо важные размышления. – Всё в порядке? – минутная пауза как-то его тревожила.

- Да, - выдохнула очнувшись, залилась румянцем. – Кушать хочу, - Роксана начала кушать, тем самым вызвав улыбку Игоря. – Вы сегодня работаете?

- Есть одно очень важное дело. Оно может подождать, не торопись. Ты где живёшь?

- В Ромашково.

- Я могу тебя отвезти.

- Правда?

- Без проблем.

Роксана счастливо улыбнулась. Завтрак был съеден полностью, чему удивилась сама Роксана, и обрадовался Игорь.

- Оставь, я потом сам уберу, - Роксана лишь успела положить тарелки и бокал в раковину, но вымыть их, Игорь остановил.

- Мне ведь не сложно… - тёмные глазки захлопали, почувствовав тепло от тела Игоря, он стоял в шаге.

- Я знаю, - не нарушая зрительный контакт, Игорь аккуратно перенял ложку из рук Роксаны и положил в раковину, тем самым сократив ещё больше дистанцию между ними.

- Мне кажется… - горячее дыхание Роксаны коснулось груди Игоря, отчего мужчина сделал глубокий вдох. – Я кое-что поняла…

Тёмная ночь невинных и ласковых глаз смотрели на Игоря с трепетным волнением.

- Что же? – проговорил тихо, чувствуя, как девичьи пальцы коснулись его пальцев, прижатых к столешнице гарнитура.

Время остановилось, любой звук исчез, кроме единственной пульсации на губах, так сильно отдающая дробью, отчего Роксана не смогла вытерпеть и приложив дрожавшую ладонь на крепкое плечо, потянулась носочками вверх, сомкнув сладкими губами верхнюю губу Игоря. Она не умела целоваться, она совсем не знала что делают девушки со своими парнями и как происходят отношения у людей. Она считала всё это неизвестной наукой, которую вовек не познает. Но все опасения  оказались напрасными, ибо взаимное не требует навыков, не нуждается в практике и опытных умениях.

Роксана томно выдохнула, когда Игорь одной рукой прижал её к себе, захватив крепче не только в объятиях, но и в поцелуе.

Всё материальное превратилось в невесомость, страхи стёрлись, полностью уступив неизведанному миру чувственности.

Игорь из последних сил сдерживался, чтобы не сделать шаг первым, как бы не кружили голову мысли о дерзкой девушке, решившая поставить его на место одним ранним утром. Было ли когда, чтоб он после встречи не мог забыть девушку, всё время возвращаясь к ней? В молодости да, он отличался крайней любвеобильностью, пока не произошла трагедия с сестрёнкой. А в зрелости, он думал о семье как о должном, что пора бы заняться ещё чем-то кроме работы. Но точно не о том, что влюбится в свою избранницу, отчего ему станет тяжело засыпать одному в пустой квартире. Роксана пробудила в нём мечту, дала свободу желаниям, которые тихо выжидали именно её, среагировав моментально, как только произошла встреча.
Он её почувствовал ещё до появления в офисе, Ника тому дала толчок. Она стала главным звеном в их знакомстве.

Терпкий аромат кофе застыл на губах Роксаны, когда Игорь вдохнул воздуха, осознавая, что дальше целовать Роксану станет угрозой для них обоих, а ему ещё многое исправлять за ошибками чужих негодяев.

- Я Вам нравлюсь… - шоколадные глазки плавились от влюблённости, разделяя лишь какие-то сантиметры между взглядом тёмно-голубых глаз. Как же они были красивы, как был красив мужественный Игорь…

- Ты мне очень нравишься…

Роксана судорожно улыбнулась и крепко обхватила объятиями шею Игоря, ладони которого обжигали хрупкие лопатки.

- Значит я не обозналась в своих догадках…

- Ни разу не обозналась.

 



Dmitrievska

Отредактировано: 15.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться