Признание.

50. Август.

Август, как последний месяц лета, взял в плен нежной любовью Нику, Роксану и Веру.
Девушки дружным кружком вместе с мамой Яровой до наступления сумерек обучались искусству приготовления самого вкусного ужина, а после угощали своих мужчин. Дом Яровых, как и прежде, наконец-то, не прекращал приёмы. Каждые выходные девушки собирались, весело смеялись на кухне, а затем отправлялись в сад, под открытое вечернее небо августа, пропитанное ароматом созревших груш и яблок. Семейная и дружеская идиллия царила во всём колорите радости с беззаботностью.

Ника всё так же проходила практику, но всё чаще Игорь Виторганович давал выходные для своих трудолюбивых помощников. Половину августа Ника отдыхала, проводя время с Мироном и отцом.

- Ты и папа так подружились, - Нику это до сих пор удивляло. Они больше не делили её внимание, да и сам Мирон постоянно стремился к общению с отцом Ники.

- Мой будущий тесть.

- Да ты что? – игриво приподнимала бровки Ника, будто выискивая в чём подвох? Но Мирон качественно отвлекал её, по обычаю целуя так, что она забывала обо всём.

Однажды, придя чуть раньше, чем требовалось, Ника заметила девушку с отцом, которая сделала ему укол.

- Боли Вас сильно мучают?

- Терпимо, - кивнул мужчина, зажимая руку после укола.

- Я увеличила дозу, должно стать полегче.

В тот день отец Нике соврал, что у него лёгкое недомогание из-за печени, и переживать не о чем.

- Все меры приняты, не переживай, дочка, - с каким щемящим сердцем врал мужчина, чувствуя приближение затмения, он больше не сможет смотреть на свою девочку такую счастливую и невероятно красивую. Какой же она стала красоткой за последние два месяца, девушку никто не узнавал, пока не выдавали те самые невинные большие глазки ребёнка, смотрящие на мир с наивностью и верой в хорошее.

Ника чувствовала, что что-то приближается, но ей казалось, что она выдумывает из-за того, что всё слишком хорошо. А когда всё хорошо, то расслабленный от эндорфинов мозг начинает рыскать и искать изъяны.
Иногда Ника выдумывала невесть что, наблюдая за задумчивостью Мирона. Она несколько раз замечала, как он будто выпадает из реальности и его мысли, будто приносят ему боль.

- О чём думаешь? – прикоснувшись к рукам и присев на бёдра Мирона, Ника словно чувствовала ту боль, которую пропускал через себя парень, осознавая о том, что предстоит Нике вскоре пережить. Он хотел рассказать, сколько раз он хотел ей рассказать, но видя её улыбку и слыша о совместных планах, откладывал.

- О тебе, - и когда Мирон прижимался к её груди, целуя в биение сердца, все плохие мысли девушки исчезали.

- Почему с такой грустью?

- Я тебя никому никогда не отдам, Ника… - губы Мирона впились в шею Ники, отчего она ахнула, почувствовав, как пальцы потянули футболку наверх, так же проворно снимая и шорты. Девушка гибко поддавалась, желая того же самого, что и Мирон.

- Мирон… о чём ты думаешь… - Ника оказалась под разгоряченным телом, полное нетерпения и переполняемой безграничной любви. – Я ведь только с тобой…

Глаза девушки прикрылись от удовольствия, когда её бедро оказалось на плече Мирона, а он через секунды заполнил собой. Он ни разу не предохранялся с Никой, требовательно и ревностно полностью заявляя свои права на неё, впитывая в себя её каждой клеткой, но он всегда себя контролировал. Он не готов стать отцом, как и не готов, чтобы Ника отдавалась вниманием ребёнку, но чувствуя приближение беды, ему хотелось, чтобы она забеременела от него. Только от беременности как гарантии, а не искреннего желания, Мирону стало стыдно.

Он слышал те самые вздохи, Ника уже должна задрожать и крепко прижаться к нему, издав протяжный стон удовольствия, в то время как он утерял любую лёгкость из-за своего расчётливого запасного плана.
Который не выполнил.

Ника нежно целовала щёки Мирона, замирая сахарным поцелуем на его губах.

- Я не слышала, что тебе тоже хорошо, что тебя тревожит? Поделись со мной… - Ника успокаивающе поглаживала по спине любимого.

- Я боюсь тебя потерять… - признались сияющие просветлевшие цвета олова глаза.

- Почему тебя мучают такие мысли? – Ника в самом деле не понимала.

- Потому что я ни разу никого не любил, как люблю тебя…

- А я люблю тебя, Мирон! Я с тобой, в твоих объятиях, и я хочу тебя всегда, когда ты хочешь меня… Я люблю, когда ты меня ни с кем не собираешься делить, когда ты ведёшь себя как ребёнок, думая, что есть повод для ревности. Я люблю тебя с первой нашей встречи и до последнего вздоха… Только тебя одного, мой Мирон!

Новый шквал желания обрушился на вспотевшие тела и влюблённые души, где в этот раз они оба синхронно достигли пика блаженства.
____

Роксана и Игорь о своей паре никому не раскрывались, и оно ни у кого из них не вызывало подозрения, будто из них кто-то стесняется этой связи или боится их рассекречивания. Нет, эта пара вдалась в самые настоящие отношения двух трепетно и уважающих друг друга влюблённых. Роксана находилась на седьмом небе от счастья, а Игорь понимал какие плоды он соберёт за проявленное терпение и даже желаемое воздержание. Что было первым для Роксаны, то самое и разделял Игорь, впервые проникнувшись ответственностью к отношениям.



Dmitrievska

Отредактировано: 15.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться