Признание.

51. Сентябрь.

Мирон с Никой расписались тайно, как Ромео и Джульетта.

- Венчание устроим грандиозное, - чтобы не обижать Мирона, Ника выразила своё желание подобным образом. Возможно, она где-то в глубине души думала, что всё это вздор и Мирон по эмоциям не понимает всего происходящего, поэтому требуется время, которое Ника, как мудрая женщина, предоставляла своему мужчине, который был впервые влюблён. Возможно и отпечаток поступка Мирона заставлял Нику поступать благоразумнее, тем самым неосознанно подвигая Мирона к большей ответственности чем раньше. И каждый сделанный шаг лишь только сближал их, размывая все опасения.

Началась пора учёбы, в университете Секретову Нику, которая стала Демидовой, почти никто поначалу не узнавал. Если раньше она привлекала внимание, но связываться с тихоней никто не хотел, ибо с той проблем не оберёшься, теперь же парни, несмотря на её замужнее положение проявляли интерес ничего не страшась. Но Ника была холодна, и особенно искренне улыбалась Игорю Виторгановичу, случайно сталкиваясь с ним в коридоре, где он ей приветственно подмигивал.  

Ника была осведомлена, что Роксана и Игорь вместе, Роксана об этом поделилась на девичнике. Ну как поделилась, Лена выдала, как-то случайно, заметив воркующих голубков в кинотеатре, куда приехала с Толей.

- Ну а что, было ли у вас что? Каков он? – Лена поедала пирожки с крыжовником, приготовленные мамой Яровой. Лена нашла общий язык с Верой, все их беседы сводились о предстоящем материнстве.

- Лена, ты что… Ничего не было, - Роксана очень густо покраснела, взяв пирожок из тарелки, которую держала Лена, аппетит у неё был за двоих, оно того требовало.

- Ты давай с этими зажимками кончай, проморгаешь мужика и будешь всю жизнь локти кусать, - Лена не церемонилась, переходя сразу к делу.

- Не проморгает, - Вера прикрыла себе и ноги Лены пледом. Комната Роксаны была полностью оцеплена девочками.

- Я до сих пор в шоке, - Ника облизнула большой пальчик и правда пребывая в шоке, что её преподаватель встречается с её подругой.

- Ну хватит перемывать кости мне! – Роксана кинула мягкую игрушку в Лену, которая ловко увернулась от удара, ха-хакнув, показывая язык.

- Ты у нас звезда вечера, мы все скучные, у нас стандартные ситуации, - пожала плечами Лена, надкусив пирожок ещё раз. – Ничего вкуснее в жизни не ела! Твоя мама настоящая волшебница!

- Возраст совсем не имеет значения, когда мужчина достойный и с благородными намерениями, - Вера поддерживала Роксану.

- Вообще без «б». Давайте девчушки, за благородных рыцарей, за наших мужчин! - Лена приподняла стакан с компотом, погладив округлый животик, в котором плюхнулось последствие благородной любви.

Девочки счастливо улыбнулись, поднимая бокалы вверх, чокаясь по очереди друг с другом.

- Ну что, я не слишком задержалась? – появилась мама Яровая, присоединяясь к девочкам.

- Вы как раз во время, мама, - Лена протянула руку к женщине, помогая присесть рядом.
____

Ника сидела на паре, мечтательно покусывая край ручки, слушая преподавателя по социологии. Слушала, но витала в облаках: вспоминая вечер с девочками, ночь с Мироном.

Всё бы ничего, пока на телефоне не раздался звонок.
Дальше всё закрутилось как в страшном сне. Позвонила Светлана из аптеки, сообщив, что отец в больнице. Впал в кому.
Звонок Мирону, в слезах кое-как объяснила в чём дело и куда едет.

Через несколько минут она уже была в отделении, куда определили её бессознательного отца.

- Объясните, что с Секретовым Александром? Я Вас умоляю! - подбежав к первому доктору, который ей попался, она впилась холодными руками и не выпустила бы, пока ей не растолковали всё как дважды два.

- Он умирает, чтобы Вам было яснее: у него опухоль на всех жизненно-важных органах. Ваш отец знал об этом, потому что ему за последний месяц кололи сильные наркотики, при чём очень дорогостоящие, такие в районных больницах не прописывают. Ваш отец придёт в сознание, но оно не надолго.

Ника замерла, лишь пару раз моргнув, когда врач сожалеюще похлопал по её плечу и посоветовал крепиться.

Мирон появился в коридоре с секунды на секунду, и когда Ника посмотрела на него заплаканным взглядом, полный отчуждённости и безжизненности, он понял, что всё чего остерегался, тому время пришло.

- Ника… - он обнял её, она поддалась, иначе не могла, она нуждалась в поддержке.

- Ты знал об этом… - ледяной шквал остановил бег крови по венам Мирона. – Ты всё знал… - бессилие и обида, чем претензия.

- Мы не хотели тебя расстраивать… - руки Мирона дрожали, он больше всего на свете не хотел видеть слёзы Ники, они выворачивали всю его душу.

Ника отступила от Мирона, смотря в потемневшие, словно потерявшие цвет глаза, пытаясь найти там правду.

- Я ведь просила тебя не разрушать мой мир… Я тебя просила… Почему ты мне ничего не сказал? Потому что я была бы расстроена и не смогла бы заниматься с тобой любовью? Из-за того, что я бы ещё больше проводила времени с отцом, зная, что его скоро не станет? Почему ты не сказал? А это? – она дотронулась до обручального кольца на пальце. – Это потому что ты меня любишь или из-за жалости? Скажи мне! – всё спуталось, переплелось в хаотичный клубок, который легче выкинуть, чем распутать.

- Я люблю тебя… Я сделал тебе предложение ещё до того как узнал про твоего отца, это правда, Ника! – глаза полные печали и сожаления не врали. – Возможно ты права, да, я не хотел видеть тебя расстроенную, но не потому что не смог бы с тобой заниматься любовью, нет, Ника…

- Что по твоему и в радости и в горе? О чём ты думал, если бы всё раскрылось, например как сейчас! – она хотела окончательно понять его, понять как он относится к ней не только когда всё хорошо! Это жизнь, и она у неё такая: с горе отцом, с отцом, с которым у неё остались считанные секунды. – Ты понимаешь, что у нас с тобой впереди жизнь, целая жизнь, полная всего, что расстроит и тебя и меня… Господи, Мирон… - Ника отчаянно заплакала, разрезая слезами как саблей измученное за последний месяц сердце Мирона. Но надежда от слов «у нас с тобой впереди целая жизнь» дарила ему приятное тепло. – Я хочу тебе верить, я забыла обо всей боли… Я забыла обо всём рядом с тобой… Я даже не заметила как умирает мой отец! – она винила себя в этом, винила и не могла найти оправдания. – У меня совсем скоро никого не будет! Я останусь одна!

- Не говори так, я с тобой! – она убивала его без оружия.

Ника молча посмотрела на него, добив окончательно. Он хотел её обнять, но взгляд выражал больше, чем любые слова.

- Я с тобой до последнего вздоха… Помнишь? - Мирону больше нечем оправдываться. 

Немые слёзы освещали бледные щёчки.
Ника ничего не сказав, открыла дверь палаты, где находился её отец и молча закрыла. Ей нужно время, чтобы всё обдумать. Чтобы не рубить с плеча…



Dmitrievska

Отредактировано: 15.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться