Призрачный дворец

Размер шрифта: - +

Глава 1. «Туманный вечер»

Глава 1. «Туманный вечер»


 

Шато Фантомпаласт находилось на севере Волкенбурга. С одной стороны оно граничило с бескрайними землями маркиза де Гришара, а с трех других был лишь глухой и непроходимый лес, за которым уже простиралась территория Германии.


 

Граф Янес и его семья, которые жили в этом шато, нечасто общались с соседями. Впрочем, Янесы редко покидали свой дом. У них был свой собственный мир, ограждённый высоким каменным забором. И этот мир их вполне устраивал.


 

Шато Фантомпаласт представляло собой шикарный белокаменный дворец, усыпанный множеством остроконечных башен и изящных каменных балкончиков. Будучи построенным более двух веков назад, он не посерел и не поблек от сырости, продолжая сиять белизной и внушать первозданный трепет. С чердака его самой высокой башни открывался потрясающий вид на роскошный сад, которым граф Янес особенно гордился. Это был, наверное, самый красивый сад во всем Волкенбурге. Каменные клумбы с благоухающими пестрыми цветами и диковинными растениями, большие виноградники, уютные аллеи, множество фонтанов и прудов с позолоченными скульптурами на библейские темы, — все это вызывало восхищение у обитателей шато и даже некоторое благоговейное почтение к графу, который лично продумал здесь каждую деталь.


 

Мари, средняя из детей графа Янеса, просто обожала сидеть в застекленных, увитых плющом беседках и в безмятежной тишине, нарушаемой лишь шорохом изумрудных листьев, читать книги о путешествиях в невиданные страны. Так она проводила практически все свои дни, и сегодняшний не был исключением.


 

Мари сидела на деревянной скамье и в желтом свете лампы читала книгу французской писательницы Адель Бургуэн. Чтение этой книги ее так увлекло, что она не заметила, как день уже сменился вечером. Темнота растеклась по саду, как разлитый черный чай, а за ней, словно вдогонку, стелился серый влажный туман.


 

— Ты слышала когда-нибудь о такой полезной вещи, как часы? — неожиданно раздался голос за спиной.


 

Мари подпрыгнула от испуга, развернулась и увидела в дверях беседки своего старшего брата Йоханна, который стоял, навалившись на косяк, и глядел на нее с присущим ему насмешливым выражением лица.


 

Наверняка специально подкрался, чтобы меня напугать, — недовольно подумала девушка. — А теперь радуется тому, что у него это получилось!


 

Мари не стала закатывать сцену или возмущаться, чтобы не доставлять брату еще большего удовольствия, ведь он того и добивался, чтобы вывести её из себя. Она невозмутимо заложила книгу бумажной закладкой и в тон ему ответила:


 

— Никогда о такой не слышала.


 

— Оно и видно, — отозвался Йоханн все так же шутливо. — Все уже собрались за столом и ждут только тебя.


 

Мари глянула на стоявшую в беседке глыбу деревянных часов и поняла, что опоздала на ужин, по меньшей мере, на пятнадцать минут.


 

Вот черт! — подумала она. — Наверное, отец сидит весь багровый от злости.


 

— И ты любезно вызвался меня разыскать, — заключила девушка, стараясь не выдавать своего смятения.


 

Она сунула книгу подмышку и поднялась на ноги. Брат оторвался от дверного косяка и вперед сестры двинулся по выложенной камнем тропинке.


 

— Только я знаю все твои укромные места, в которых ты предпочитаешь от нас прятаться, — сказал он через плечо и тряхнул темными кудрявыми волосами, которые ветер нещадно набросал ему на лицо. — Кстати, должен заметить, что раньше ты от нас так усердно не пряталась. Не связано ли это с приездом мсье Луки?


 

— Еще чего! — фыркнула Мари.


 

Мсье Лука был лучшим другом Йоханна. Неделю назад он приехал сюда погостить, и граф Янес с радостью его принял, ведь тот был сыном маркиза де Гришара, очень известного и баснословно богатого человека, о котором знал весь Волкенбург. Граф даже втайне наделся, что одна из его дочерей — умная и любознательная Мари или веселая и энергичная Фелисите — заинтересует будущего маркиза в качестве невесты, и в своём воображении уже десять раз с ним породнился.


 

Мари и Йоханн больше ничего друг другу не сказали и добрались до дворца в неловкой тишине. По крайней мере, неловкой эта тишина показалась только Мари. Йоханн же уже позабыл, что сказал, и думал только о том, что подадут сегодня на ужин.


 

Вскоре они оказались в богато обставленной столовой, где за большим длинным столом уже собрались все обитатели дворца, коих было, на самом деле, не так много.


 

— Нашлась наша пропавшая красавица, — объявил Йоханн, тяжело плюхаясь на мягкий стул, обтянутый шёлковой тканью с золотым узором.


 

Граф Янес смерил дочь недовольным взглядом, но ничего не сказал. Было видно, что молчание стоило ему неимоверных усилий. Однако все, что он хотел сказать, отразилось на его лице, и Мари не могла этого не заметить.


 

Он недоволен тем, что я позорю его перед гостем, — поняла она. — Почти наверняка он меня потом отчитает.


 

За столом было всего пять человек: граф, трое его детей и мсье Лука. Графиня Янес, жена графа, никогда не спускалась вниз. Ее психическое здоровье оставляло желать лучшего, поэтому она редко выходила из своей комнаты. Завтраки, обеды и ужины подавали ей прямо в кровать. Мари считала, что матери нужно выходить на улицу. Быть может, свежий воздух помог хотя бы притупить ее страшный недуг. Но ни отец, ни она сама не прислушивались к ее мнению, полагая, что затворническая жизнь как нельзя лучше скажется на ее здоровье.


 

— Если она выползет из своей комнаты, то снова начнет видеть свою покойную мать. Или, до кучи, еще и всю мою покойную родню! Если это случится, то я просто не выдержу! — говаривал граф.



Полина Квин

Отредактировано: 09.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться