Призрак. Часть первая

Размер шрифта: - +

Звезда

В последнюю ночь перед отъездом на Иду напала бессонница. Возбуждение и предвкушение были слишком сильны, чтобы отпустить разум в безмятежное плаванье.

Ида сопела, ворочалась, считала до ста, нежно перебирала волосы на затылке спящего Андрея. А тут еще комар время от времени подлетал к уху и мерзко звенел, словно хихикал писклявым голоском.

Наконец, изможденно вздохнув, Ида перелезла через Андрея и как можно тише, чтобы не скрипнули половицы, вышла из комнаты.

«Что сделать?» – думала она.

В Москве она давно бы выпила снотворного или, открыв интернет, просидела бы там до рассвета. Но здесь не было ни того ни другого. Даже телевизор – и тот почти не показывал.

Ида зашла в другую спальню, освещая путь резким сиянием мобильника. В доме не было ни одной подвесной лампы, только ночник на батарейках и торшер.

Телевизор уставился на нее своим серым, выпуклым словно огромный хмурый лоб экраном.

Включить? Ида представила, как он страшно и омерзительно зашипит, озарившись черно-серым мельтешением. Идиотская мысль. Глупее было бы только выйти на улицу в ночнушке и прогуляться в таком виде до шлагбаума.

Но Ида нередко совершала поступки, противоречащие здравому смыслу.

«Если я включу телевизор, то попаду в страшный фильм… Или обойдется?»

Экран выжидающе таращился на нее, как неуверенный в себе ночной монстр. Это было похоже на скрытый вызов.

Ида щелкнула кнопкой. Шипение, рвущиеся полосы. С треском повернула ручку переключателя.

И вдруг она увидела замок. Тот самый, по которому неделю назад гуляла и где встретила Галку. В первый же миг, несмотря на тусклость картинки, Ида совершенно точно поняла, что это он.

«Что могло стать причиной гибели более сотни солдат и офицеров, находившихся в глубоком тылу, хорошо вооруженных и располагавших радиостанцией? Существуют более мистические версии, не имеющие отношения к побегу заключенных…»

С экрана теперь смотрело фото трупа с черными пустыми глазницами, с черными дырами ноздрей и перекошенной щелью рта.

- Черт! – Ида ткнула пальцем кнопку питания. Изображение сжалось в крохотное пятнышко и долго таяло на призрачном, остывающем экране.

Она посидела немного в кресле, листая снимки на мобильном и удаляя неудачные, потом выпила воды и вернулась в постель.

Сон накрыл быстро, словно и не думал запаздывать.

Иде приснилось, что она идет босиком по лесу в серо-голубых рассветных сумерках. Впереди, в небе – необычайно яркая последняя утренняя звезда. Ида идет на зов звезды. Звезда манит. Она прекрасна и невинна, как отражение солнца в капле росы, как счастливый отблеск в маминых глазах. Звезда обещает раскрыть какую-то тайну.

Иде немного страшно, совсем чуть-чуть, как это обычно бывает во сне. Но она продолжает путь. В какой-то миг небо и звезда оказываются совсем рядом, словно Ида, не отрываясь от земли вдруг взлетела под самый небосвод.

Ида видит, что звезда небольшая. Совсем небольшая. Как теннисный мячик. Звезда сияет, ослепительной, не переливающейся, лишенной оттенков белизной. Ида ощущает на лице теплое прикосновение лучей.

Она протягивает руку, чтобы погрузить пальцы в звезду. Чтобы взять ее и поиграть с ней. Ида чувствует, что звезда внутри твердая. Очень твердая, холодная. Стальная! Это уже и не звезда, а металлический шар, ощетинившийся тонкими, необычайно острым шипами, настолько острыми что их концы незаметны глазу. Ида отдергивает руку, чувствуя, как одна из иголок уже успела поранить ладонь.

- Кто же ты? – спрашивает Ида шипастое, переставшее излучать обманчивый свет, подобие морского ежа.

Она проснулась от странного напряжения и жара. Было сумеречно. Сквозь занавески робко проглядывала заря.

Ида посмотрела на продолжавшего мирно спать Андрея. Удивительно: она провела во сне всего два или три часа, но не чувствовала ни малейшего желания предаться ему снова. Напротив: Иде хотелось куда-то идти, что-то делать… Но что?

Ида встала с кровати, натянула штаны, футболку. Выйдя на улицу в свежий, хрустальный от росы предутренний мир, умылась дождевой водой из бочки.

Шагая по шуршащей каменистой дороге и слушая тишину, она все больше заглядывалась на бескрайний ковер колосящейся зелени и цветов. Высокая некошеная трава уже расцвела и поседела, покрывшись чем-то вроде плотного пуха. Цветы спали, сомкнув лепестки. Молчали кузнечики.

Лес окаймлял горизонт ровным, с виду неприступным частоколом. Тусклые ели не звали к себе, но лишь скорбно глядели издалека, словно уставшие от жизни закутанные старухи. Иде не очень нравился их взгляд.

«Не ходи далеко, девочка! Возвращайся домой!» – шептали они ей с самого детства.

Когда до шлагбаума оставалось пройти совсем немного, Ида почувствовала, как ее левую щеку начинают ласково щекотать розоватые лучи. Светало. Сквозь придорожные заросли на восточной стороне тепло проглядывало, продолжая нежиться в полудреме, помолодевшее солнце.



Дмитрий Потехин

Отредактировано: 07.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: