Призрак моего сердца

Размер шрифта: - +

Глава 9

Компания выдвинулась на улицу. По пути Оракул отдал несколько указаний оставшимся в клубе приятелям, велел призракам, бродившим по залу, не покидать здания и перед глазами людей не мелькать. Киру поразило то, с какой легкостью колдуны разговаривали с призраками и уживались с ними, словно те были домашними питомцами, а призраки беспрекословно их слушались.

На парковке они разделились на две группы и сели по машинам. Кира оказалась в одном автомобиле с Блэром и Оракулом. Она села посередине заднего кресла, чтобы видеть дорогу и обоих спутников. Блэр завел мотор, осветил фарами потемневшую в ночи улицу и погнал автомобиль загород.

- Ты не против, если я включу музыку? – поинтересовался он у Киры уже в дороге.

- Нет, - ответила Кира, вслушиваясь в разговор парней и созерцая переливы света на их лицах.

На правой руке Блэра поблескивал перстень с изумрудным камнем, в обрамлении змеиного узора, которым Кира наслаждалась всю дорогу, когда рука парня касалась рычага коробки передач. Амулеты колдунов очаровывали, у всех без исключения были не просто побрякушки из местного оккультного магазина, а собственноручно сделанные талисманы, энергия которых чувствовалась даже невооруженным глазом.

Блэр включил приемник и остановился на звучавшей композиции группы Rammstein.

- Отвратительно, - прокомментировал музыку Оракул, но выключить не заставил.

- А мне нравится, - отозвался Блэр, покачивая головой в такт звучавшим ритмам.

- Будто Дьявола вызывают, - покачал головой Оракул.

Блэр рассмеялся и начал подпевать, с довольно неплохим немецким произношением.

- О нас могут думать, всё, что только пожелают, - пропел Блэр под взглядом друга. - И мы не остаёмся внакладе, мы никогда не отмалчиваемся!

Только расслышав припев, Кира осознала, что Блэр с легкость переводил с ходу немецкие слова и цитировал другу текст песни.

- Ты знаешь немецкий? – спросила она.

- Да, раньше без него было никак, - ответил Блэр под тихую усмешку Оракула. И продолжая веселиться, обратился к магу: – Поставить тебе классику, папочка? Баха? Шуберта?

- Нет, доченька, наслаждайся, - ответил ему Оракул.

Кира не удержалась от смеха. Колдуны предстали перед ней в ином образе, какими их вряд ли видели посторонние лица. Блэр и Оракул походили на братьев, вечно спорящих, но любящих друг друга. Даже внешне в них было что-то общее, Блэр был таким же высоким, как и приятель, подтянутый, с чуть удлиненными черными волосами, но противовес зелеными глазами. Вот только Оракул отличался особым шармом, грацией и статностью. Он во всем казался лучшим: в магии, в мудрости, в уме, в манере держаться.

«Но характер так себе», - подумала Кира, рассматривая колдуна с заднего кресла машины. – «Хотя у кого он идеален?». Один только факт того, что ни он, ни его друзья не зарабатывают на своих способностях и помогают людям безвозмездно, перекрывал все существующие минусы несносного характера. Да и велики ли они? Сама Кира тоже не обладала идеальным послушанием.

Оракул повернулся в ее сторону и посмотрел взглядом, выворачивающим наизнанку. Кира уставилась на дорогу, но щеки запылали от внимания голубых глаз парня.

- Приехали, - сказал Блэр, подъезжая к каменному забору старого кладбища.

Территория уже не действующего кладбища располагалась вдали от жилых домов, ближайший населенный пункт находился в нескольких километрах, а Нолунск и вовсе было не рассмотреть, сюда они добирались около часа. Покинув машины, компания оказалась в кромешной темноте, единственным источником света были лишь звезды, тускло поблескивая с черного небосклона. На скрытых в ночи деревьях слышалось тревожное уханье совы и устрашающий крик сыча.

Оракул и Блэр уверенно направились к железным воротам кладбища, обвитые каменной аркой. Кира нерешительно оглянулась на остальных, едва привыкнув к темноте, и осторожно направилась с ними к колдунам. Они отворили дверь, поддавшуюся им с раздирающим скрипом, и вошли на территорию кладбища.

На входе маги огляделись, словно выбирая лучший из направлений и, не сговариваясь, направились в одну сторону, вдалеке их ждал маленький огонек, круживший над кустом старой покосившейся яблони.

- Видишь его? – поравнявшись с Кирой, спросил Оракул.

- Этот огонек? Да.

- Дух, - объяснил колдун. – Кроме магов их могут увидеть только очень маленькие дети и животные. Людьми обычно невидим, неслышен и неосязаем, - добавил Оракул.

Там же, неподалеку, Кира разглядела в размытом тумане стертые очертания человеческой фигуры, прозрачное тело едва вырисовывалось белесыми пятнами.

- Помогите, - прозвучал тоненький тихий голосок девушки. Он услышанного звука ее речи по коже Киры пробежали мурашки. Обычно она не задумывалась, кого видела на кладбище или на улицах города в качестве приведений.

- Вы видите меня? – девушка  осторожно и недоверчиво приблизилась к магам. - Видите?

- Видим, - ответил Оракул.

- И слышите? – с недоверием округлила она глаза.



Елена Ветрова

Отредактировано: 10.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться