Призраки во плоти

Размер шрифта: - +

Глава 2. Начало новой жизни

Я всё отдам ради надежды.
О, как я жажду успокаивающего дождя.
О, как я хочу вновь мечтать.
Раз и навсегда, и всё за один раз.
Никто — моё имя навсегда.


Nightwish — Nemo

 

— Так вы, серьёзно, согласны мне втроём помочь? — спросил Тимофей, переступая порог квартиры Агаты.

— Безусловно, — ответила она. — Помогать — это моя работа. Моё предназначение.

— Ну, тогда расскажи о себе. Я ведь тоже должен понимать, к кому обратился.

— Ага, ты знаешь моё имя, и как я выгляжу, но не знаешь, кто я?

— Честное слово, я помню лишь это. Ну, и ещё то, что ты работаешь с магией.

— Уже неплохо. Ну да ладно. Проходи сюда.

По знаку Агаты Тимофей прошёл в главную комнату квартиры. От комнаты веяло чистотой и уютом как в любом правильном женском мирке. Комод с украшениями и духами, круглое зеркало, висящее над ним на стене, книжные и платяные шкафы, мягкий диван, стол с ноутбуком и безделушками — вот неразлучные атрибуты этого маленького мирка. На бежевых обоях в ромбовых клумбах распускались крошечные белые цветы. У окна отдыхало белое пианино, на котором стояла маленькая вазочка с красной восковой розой и рамка с фотографией... Даниила?

Едва Тимофей обратил на неё внимание, как Агата спешно развернула фоторамку к стене.

— На самом деле я целительница. Не совсем детектив. А ту магию, которой я владею, называют Небесным Пламенем. Я умею источать из себя огонь синего цвета. Он может как защищать, так и убивать. В общем, сам смотри.

Агата развела руки, и в её сжавшихся пальцах загорелся синий огонь, увеличивающийся в размерах с каждым вздохом колдуньи. В точности, как в видениях.

— Проведи над ним ладонью. Чувствуешь? Он холодит. А теперь убери. Так... Проведи ещё раз. Теперь он горячий. Осторожно, не касайся.

— Как ты это делаешь? — ахнул Тимофей.

— Порой я сама этого не понимаю, — засмеялась Агата, загасив пламя. — Это у меня с рождения. А знаешь, что у меня не с рождения?.. Я вижу призраков. Я вижу их как живых. Это одна из причин, почему я почувствовала тебя среди простых людей, а ты откликнулся. От тебя веет энергетикой смерти.

— Я думал, мне померещилось, а это, и правда, некротика, — вставил Даниил.

— А он тоже… — но не успел Тимофей задать вопрос, когда на него уже ответили:

— Да, я тоже медиум. Мы стали медиумами вместе при одном... неприятном обстоятельстве, о котором мы предпочитаем не распространяться.

Тимофей стыдливо спрятал руки в карманах пальто.

— Ладно. Извините.

— Ничего страшного. Единственное скажу, что именно после того случая Агата дала клятву использовать свою магию во благо людей и спасать чужие жизни. А я дал клятву во всём её поддерживать, — Даниил показал серебряное кольцо на безымянном пальце.

— Ага?.. — задумчиво протянул Тимофей. — Более-менее мне всё понятно теперь. А ты…

— А что мне рассказывать, я же меркну перед ними. Ну ладно, знакомься!

Зеленоволосая неформалка представилась с лёгким поклоном:

— Я Тина, я его кузина. Мы как раз хотели встретиться сегодня в кафе, давно не виделись, а тут, видишь, такие обстоятельства. Нет-нет-нет, не вини себя, всякое же случается!

— Но не каждый раз кто-то воскрешает человека, — сурово отметил кузен.

— Ай, ш-ш-ш... Кстати, об этом... —  процедил сквозь зубы Тимофей и схватился за сердце.

Агата метнулась к нему и прижала ладонь к его груди, запустив в тело целительную энергию. Приятное тепло смешалось с кровью и потекло по венам через весь организм, растворяя малейшую боль ожившего тела. Ушла и нестерпимая тяжесть в ногах, которые обошли почти треть города прежде чем дойти до того кафе. Лёгкость, последовавшая за магическим теплом, позволила Тимофею окончательно поверить в то, что он больше не мёртвый кокон с иссушенным внутри мотыльком.

— Знаешь, теперь я меньше чувствую в тебе Смерть, — сказала Агата. — Похоже, твоя душа начинает привыкать к этой оболочке. И да, мне было бы лучше подпитать тебя, если б ты снял пальто.

— Я боюсь его снимать, — смущённо ответил Тимофей.

— Это ещё почему? — спросила Тина.

— Ну... — он с неохотой распахнул и приспустил с себя пальто, под которым скрывался незащищённый бледный торс. Тина присвистнула:

— Охренеть. А спину покажи?.. Ничего себе.

— Никогда такого не видел, — прошептал Даниил.

Именно такую реакцию и ожидал Тимофей. В его груди алело пулевое ранение, заметно сузившееся с момента гибели, а по её центру разрослось сияющее внутренним светом пятно, возникшее от маленькой ранки, оставленной после шприца. Сверкающее нечто переливалось под кожей как загустевшая вода, вызывая колики при каждом вздохе. Тимофей затаил дыхание, когда Агата нагнулась над пятном и стала изучающее разглядывать его, осторожно ведя по нему горячими от магии пальцами.

«Белый Феникс обычно вызывает к себе излишнее доверие, — заговорил чей-то голос внутри него. — У неё талант к расположению людей... если сама Судьба сведёт вас, будь осторожен. Ты сам не заметишь, как расскажешь ей слишком много».

Снова это. Снова какой-то человек из прошлого стучится к нему в настоящее. Который раз Тимофей хватался за хрупкую соломинку в попытке дотянуться до спасительного воспоминания. Но она ломалась, а воспоминание уплывало от него вдаль. Чей это голос, кто этот мужчина?

Размышления разорвал в клочья телефонный звонок. Что-то знакомое и неуловимое услышал Тимофей в звучащей музыке, и чувство дежавю вмиг растворилось как то последнее воспоминание, когда Агата ответила на звонок:



Катерина Самсонова

Отредактировано: 07.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться