Призраки во плоти

Размер шрифта: - +

Глава 5. Беспокойные души

Жизнь – это цветок, что увядает.

Не в нашей судьбе оставаться.

Любовь вечна, а дух свободен.

Но время – лишь одолженный дар для нас с тобой.

 

Kamelot – Silverthorn

 

 

– А я-то думал, куда вы все делись? – заговорил Даниил, вернувшийся под поздний вечер. – Никого в квартире нет. Я звонить тебе собирался.

– Ха-ха, ну вот, я сама здесь. И Немо тоже.

Агата и её «больной» сами вернулись запоздно. Денис довёз их до дома и после сразу же уехал. До этого он также завёз домой Тину, которая пообещала приехать завтра вновь. Её скутер так и остался ночевать во дворе Агаты.

После короткого ужина Немо, сославшись на плохое самочувствие, улёгся на диван и, как показалось Агате, впал не то в глубокий сон, не то в забытьё. Осторожно, дабы не разбудить, она проверила его пульс и состояние энергетики. Душа продолжала болезненное слияние с чужим телом. Кем же он в итоге станет после полного выздоровления? Куда отправится, когда он вспомнит всё?

Это была главная проблема. Проблема, решение которой лежало на ней. А решить её она не могла. Не сегодня. Да и решаема ли она? Всё это было таким неправильно.

– Он спит? – спросил Даниил, выглядывая из-за двери.

– Да. Но, похоже, во сне он переживает не самые лучшие видения.

– Последствия воспоминаний? Ну, он хоть как-то отдохнёт, а то мне не нравится его сомнифобия. Что же я хотел?.. – он быстро помрачнел. – Да. Подойдёшь ко мне сейчас?

У Данилы был настолько расстроенный вид, что Агате стало не по себе. Её горло сжалось от волнения.

– Да? Что случилось?

Он горько вздохнул, слегка отвернувшись. Чувство вины сдавило грудь Агаты до упора. Она задела ту его душевную рану, которая не заживала очень и очень долго. И она знала это.

– Я вспомнил наш разговор вчера. Ты сказала, что только ты сможешь защитить Немо, а я нет, ибо у меня нет магии, в отличие от тебя… Выходит, ты считаешь, что я не могу защитить и тебя?

– Данила, я не это имела в виду… – оправдывалась Агата.

– Я не могу защитить тебя, потому что я не так силён, как ты? Значит, ты считаешь, что ты сама постоишь за себя, а я должен стоять в стороне, глядя, как ты страдаешь?..

– Данила, я…

– Конечно, я даже Воздушными Рунами не владею, какой из меня рыцарь-заступник?

– Данила, молю тебя, не надо так. Прости меня. Я не хотела обидеть тебя.

Её сердце забилось, и сквозь его волнительный стук она различала и стук сердца Даниила. Их сердца бились в такт, синхронно, секунда в секунду.

– Клянусь… Я не со зла. Ты же понимаешь...

Он и правда понимал. Но, как и везде, всегда есть кто-то слабее и кто-то сильнее тебя. Агата принимает к себе любых чужих людей, жаждущих помощи, словно брошенных детей. Раньше к этому было трудно привыкнуть, но вскоре он смирился с её безотказностью – она никогда не предаст свою натуру и своё призвание.

Даниил смягчился и кротко улыбнулся.

– Ты мой ангел, Агата. Ты неотделимая часть меня. И ты моя жена, а потому как твой мужчина я буду защищать тебя и сражаться за тебя изо всех моих сил – столько, сколько смогу. Разве в этом рвении я слабее тебя? Разве я не в состоянии оберегать тебя, пусть и как обычный человек?

Он заключил Агату в тёплые объятия и положил подбородок на её макушку.

– Спасибо тебе. Я была глупа, сказав это.

В ответ она получила горячий поцелуй в знак прощения.

– Но и я буду защищать тебя, – прибавила она. – Я тоже положила душу за тебя. Мы неотделимы, как ты и сказал.

И он прошептал:

– Вот и славно.

 

 

«Герман убил меня, а потом воскресил. Бред какой-то. Да, меня самого он не убивал, но ожил я.

Ещё страннее то, что я помню… как будто мы дружили когда-то. Мы как будто изучали что-то вместе. И он как будто учил меня чему-то… Я и Герман? Друг будущего убийцы? Что-то новое.

А что за ссора произошла между Германом и его другом, отчего тот убил его? Он словно защищал меня от Германа. Боялся, что я что-то узнаю? То есть… он сам не знал, воскресил ли он меня или Тимофея? Значит, этот Аноним знал, что Герман – убийца. Чёрт, я запутался. Кто о чём знал, кто о чём не знал, кто не…

Этот Аноним! Я чувствую. Он связующее звено между всеми нами! Он знал Германа – настолько, что вместе они пошли на ритуал, он знал Тимофея – настолько, чтобы решиться воскресить его… Он знал меня… настолько, чтобы пожертвовать телом Тимофея ради моей души? Нет, я всё ещё не понимаю, всё так сложно...

Кто же ты такой?»

 

 

На следующий день Денис твёрдо настоял на совместном походе в больницу святой Елены для дальнейшего продвижения в деле. Тимофей или душа в его теле, кто-то да приходил сюда к Герману, пока он здесь работал, это точно.

В пути Тина развлекала Немо разговорами, лишь бы он не думал о плохом. Этим она вызывала раздражение у Дениса: «Не морочь ему голову! Дай ему вспоминать. С твоими ля-ля-ля ему легче не станет». Но Немо легчало. То ли от целительной энергии Агаты, то ли действительно от бесед с Тиной, благодаря которым он, наконец, начал по-настоящему улыбаться и даже смеяться, невзирая на стягивающую кожу. Именно во время разговоров с Тиной он издал первый искренний смех в этой жизни. Жизни, которая отзывалась болью в каждом уголке тела.



Катерина Самсонова

Отредактировано: 07.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться