Призраки во плоти

Размер шрифта: - +

Глава 10. Затерянные в толпе

Я потерялся в толпе в поисках сердца,

Что бьётся как моё.

Мне незачем прятаться, но я живу в тенях

Моей собственной жизни.

 

Tiarra – Lost in the Crowd

 

 

Они не общались всю неделю. Тимофей, шокированный разительной переменой Марка, избегал его внимания, а то и вовсе не приходил на пары. Сам Марк осознавал вину за его обиду, но не делал ровным счётом ничего, чтобы растопить его неприязнь.

Незаметно для них обоих их примирила общая знакомая из другой группы. В один день они всё-таки сели в аудитории рядом друг к другу, так и не завязав разговор.

– Ку-ку! Всем привет! Марк, прости, эм, можно пройти?

Марк уступил проход черноволосой девушке – как всегда в наряде истинной фанатки металла, без стеснения выделяющейся среди массы студентов.

– Как дела?

– Да норм всё, Крис, – ответил Тимофей.

Кристина, сидящая меж двух парней, оглядывалась то на одного, то на другого, выбирая, с кем затеять беседу.

– Кстати, а вам по английскому уже задавали список слов, которые нужно выучить?

– Ага. Да выучим мы их. Не парься. О, у тебя классные вот эти... висюльки.

– Ха, спасибо, – Крис помассировала серёжку в виде ангельского крыла.

– Блин, телефон разрядился, – Тима надулся, вынув из сумки пробибикавший смартфон. – Марко, тут, это, у тебя есть зарядка? Эй! Марко, ты слышишь?

– А? – Марк содрогнулся как после сна.

– Ты что, в Нирване пребываешь? Покажи-ка зрачки! Не наглотался чего? – смеясь, Тимофей провёл рукой перед глазами Марка. Тот смущённо порозовел и так же не сдержал улыбки.

– У меня есть зарядка, – сказала Крис, раскопав в карманах универсальную зарядку с несколькими USB.

– Ого! Ничёсе. Спасибо!

С Кристиной ребята тесно познакомились на Невском год назад, когда она слушала их выступление на гитаре и синтезаторе. С тех пор она постоянно искала общения с ними. Порой слишком настойчиво, что весьма раздражало Марка. Она больше общалась с Тимофеем, чем с ним, хотя Марк и предполагал, что она находится в обществе Тимы, скорее, из-за него. Может, она и неплохая девчонка, только уж слишком приставучая. Но Кристина, считай, хорошая подруга Тимы, а Тима – его близкий друг. Может, в ней что-то и есть. Единственное, она никогда не говорила о своих увлечениях помимо музыки, никогда не раскрывалась полностью в разговорах, которые могли касаться её личности и характера. Ни Тима, ни Марк толком не знали её. А Крис, в свою очередь, знала о них многое.

Оказалось ещё, что Марк и Кристина живут на одной улице, и потому они очень часто ездили в метро в одном вагоне.

Она никогда не садилась рядом, но всегда сидела так, чтобы, не привлекая его внимания, она могла с наслаждением рассматривать его. Прямые чёрные волосы, закрывающие пол-лица, стильная куртка с капюшоном, тонкие бледные пальцы, стучащие по коленям, словно скучая по клавишам пианино. И этот взгляд, устремлённый далеко в мечтания, сверкая сапфирами.

Потом после метро Кристина шла за Марком безмолвной тенью, провожая его взглядом до родного двора и продолжая идти дальше по улице. Иногда Марк замечал её позади себя, не отстающую ни на шаг, но чаще шёл в раздумьях, не замечая ничего.

Но кое-что он всё-таки замечал.

После 20 сентября, когда и произошёл инцидент в Доме Слёз, Марк стал небывало закрытым. Обретение возможности выхода из тела подарило ему новое видение вселенной и в то же время стало наводить его на определённые раздумья. В погоне за свежими ощущениями Марк пользовался любым свободным мигом, чтобы выйти из гнетущей телесной оболочки и воспарить. Воспарить как птица. Проникнуть туда, где для его тела двери закрыты. Даже строить безобидные козни без угрозы быть пойманным. Например, он полюбил заглядывать в чужие окна и квартиры, становясь немым свидетелем бесед, торжеств, ссор, любовных «таинств».

Его звал к себе новый мир, населённый теми, кого «непосвящённые» не способны разглядеть в бытовой суете. Призраки, духи, ангелы и демоны – теперь он умел их видеть. Души умерших пока являлись единственными существами, кто приветствовал его в призрачной реалии.

Быть призраком не так уж и ужасно. А жить одновременно и телом, и духом – такое блаженство. В «живом» состоянии есть одни преимущества, а в «мёртвом» другие, и они невероятно затягивающие. В этом подобии смерти особая красота. Недаром поэты и композиторы восхваляют её величие. Как никто другой Марк убеждался в том, что больные творческие фантазии о мире мёртвых не выдумки.

Умереть телом он всегда успеет. Но и расставаться с сущностью призрака ему не хотелось. Двойная жизнь пришлась ему по вкусу.

 

 

Ночь для Марка превратилась в любимое время суток. Призрачный мир окрашивался в особые цвета, каких не существовало в мире для живых. Контрасты ведомого и неведомого звали к приключениям, и он безотказно следовал за ними.

Сегодня у него в планах Дворцовая площадь и её окрестности. Почему в облике призрака он до сих пор не посещал центр города, обитель неупокоенных душ?

Затерявшись в толпе, Марк охотно изучал туристов и прохожих. Что они говорили, на что смотрели, что писали, уткнувшись в смартфоны. Юная скрипачка за деньги наигрывала что-то смутно знакомое из классики. Ей не дано было знать, что рядом с ней прямо на влажной кладке сидели трое невидимок, упоённые музыкой её соло. По крышам летали разновозрастные покойники-сорванцы, и после смерти не забывая про веселье. Усатый джентльмен, паря в воздухе в метре от земли, скрестив ноги в щиколотках, следил за смышлёной продавщицей сувениров. Женщина в богато расшитом платье строила рожки ни о чём не подозревающему пареньку у входа в Главный Штаб.



Катерина Самсонова

Отредактировано: 07.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться