Призвание для монашки

17

Я сидела на кухне и поглощала пятую кружку чая. Мне было не до грязного платья, которое еще можно было отстирать. Волновали не испорченные башмаки и не гудящие ноги. Меня одолевали непонятные раньше эмоции.

Чувство несправедливого и предвзятого ко мне отношения.

Я ведь ничего плохого людям не сделала и даже не желала. Не смотря на это меня причислили к нечисти. Если бы это были простые слова, так на меня вешают все беды и несчастья. Будто у деревенских жителей до меня не было гроз и туманов, а коровы не умирали и коз лесные звери не таскали.

Желание стать лучше, чем есть.

В имение стали появляться люди, которые хотят видеть княгиню, но встречают монашку. Я ощущаю их разочарование. И после их оценки мне хочется исчезнуть. Стать намного незаметнее или вернуться в храм. В привычное место, где я не одна хожу в дешевом застиранном платье и не имею компаньонки с целым штатом слуг.

И страх. Липкий и противный, который преследует меня с первого дня в имении.

Теперь я боялась не только своей смерти, но и стать без вины виновной. Что если кто-то более умный пожелает избавиться от чертовой прислужницы? Ведь все в этом месте против меня. Слухи обо мне не радужные ходят. Живу, как затворница. Гулять не хожу, в дом не приглашаю. Даже зная, что ко мне все равно никто не придет.

Можно же хоть попытаться что-то изменить?

Но зачем мне это? Я ведь не планирую надолго здесь оставаться. Продать имение хочу. У мужа дома мне будет все равно, что думают обо мне в Дубках.

- Тяжелый сегодня день, не правда ли? – Рядом появился Григорий. – Не хотите расслабиться, юная госпожа? – Он достал из-за спины бутылку.

- Горькая? - Неужели у меня на лице написано, что я хочу выпить? Я ведь не настолько низко пала, чтобы совершить этот грех!

- Сладкая, - улыбнулся мужчина и поставил бутылку на стол. – Ваша матушка любила этот напиток.

- И откуда ты об этом знаешь? – Мне было интересно многое из жизни странного слуги, но сейчас я «закрыла» на все глаза. – Не важно, - отмахнулась я и встала. – Доброй ночи. – Я хотела уйти и зарыться под одеяло. Понимая, что сегодня я вряд ли усну.

- Вы боитесь напиться? – Остановил меня голос мужчины. – Вы ведь никогда не выпивали. – Его голос стал тише, ниже и вкрадчивее. – Или боитесь, что я стану к вам приставать?

- Я никогда не пила и не собираюсь. – Строго произнесла я. – И вам не советую. Горькая из людей делает свиней. А мне на службе животные не нужны.

- Значит, мне можно. – Усмехнулся Григорий и налил в две чашки содержимое бутылки. – Бокалов нет, но вино этим не испортить. – Одна чашка была придвинута к моей стороне. – Постараюсь удержать вас от пьянства, госпожа. – С самым добрым выражением лица произнес мужчина. – Но не могу обещать, что не буду приставать, юная леди. – Его глаза стали лукавыми и наполнились алыми искорками. – Вас ведь кто-то должен будет проводить в спальню, если вы все же напьетесь. – Я поперхнулась возмущением. – Мы же не хотим, чтобы вас увидели слуги в неподобающем состоянии?

- Единственное что я сейчас хочу, так это новое платье и пару ботинок. – Меня начал раздражать слуга, который не хотел слышать моего отказа. – Доброй ночи! – Грубо пожелала я.

- Ваша душа кричит, но я не понимаю вашего отказа от руки помощи, - строго и резко произнес мужчина за моей спиной, - госпожа. – Смиренно добавил собеседник, когда я к нему повернулась лицом.

- Вы, наверняка уже напились, Григорий. – Шипяще выдохнула я, стараясь сдержать клокочущее нечто в своем сердце. – Раз вам мерещатся крики моей души.

- Дознаватель произвел на вас впечатление, маленькая госпожа. – Я внезапно застыла. Мой разум не смог быстро поменять тему разговора. – Вы улыбались, когда общались с законником.

- Я со всеми стараюсь быть доброжелательной. – Не знаю почему, но я начала отчитываться перед слугой. – Статус княгини обязывает быть лицемерной лгуньей.

- С лордом Гансом вы ведете себя естественно. – Хитрая усмешка в глубоких темных глазах стала хищной. – Со мной вы сдержаны. При учителе стараетесь не упасть лицом в грязь. С сером Томасом вы откровенно скучаете. – Я поразилась его наблюдательности. И удивилась, ведь думала, что давно «потеряла» свои эмоции. – Ни с одним мужчиной вы не были столь милы и добры, МОЯ маленькая госпожа. – От его слов мне стало прохладно. Не знаю почему, но мне почудилась угроза в голосе слуги. Стало не по себе от ощущения своего бессилия.

- Какое дело тебе до моих чувств с мужчинами?! – Отгоняла я от себя страх. Я понимала, что дразню зверя, но не могла остановиться. – Через полтора месяца я стану женой неизвестному человеку. Продам эту скалу за первую предложенную сумму и исчезну из твоей жизни. – На кухне повисла угрожающая тишина. Казалось, что стены покрылись тонким льдом, а все стеклянные предметы зазвенели от мороза. – Ты всего лишь слуга. Да, хороший, но все же простой мужик - слуга, который не должен упрекать или учить свою госпожу, как правильно жить. – Мороз подобрался и ко мне, подол мокрого платья тут же заледенел. – Не надо следить за мной. Может у меня последние дни нормальной жизни проходят. – В моей груди слабо ощущался источник тепла, который резко контрастировал с холодом кухни. – Может у меня муж будет деспот и тиран… - Впервые произнесла я свои самые страшные опасения и присела на стул.

Слуга, не отрывая от меня своего прожигающего взгляда, предложил кружку. Я машинально выпила все содержимое, только потом, осознав, что это было вино. Горло обожгло, так что выступили слезы, которые продолжили течь по лицу. Во рту появился вкус малины и сладкого винограда. И это вино напомнило мне об испытываемых чувствах. Сладость и горечь. Мне захотелось зарыдать в голос и побить посуду. Выплеснуть все свои страхи, переживания и сомнения. Чтобы вновь стать послушной, управляемой монашкой и ничего не спрашивать ни у короля, ни у дяди. Но я проглотила застрявший ком в горле и подавила прорывающиеся рыдания. Как можно спокойнее вытерла набежавшие слезы и, старательно делая равнодушное выражение лица, отвернулась.



Гар Дар

Отредактировано: 11.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться