Призвание для монашки

10

Что может быть в детской комнате? В давно заброшенной детской комнате…

Серые ободранные стены, будто здесь держали зверя? Решетки на окнах? Старый развалившийся матрас на полу и горы непонятного мусора?

Смотря на свою комнату, я еле сдерживала слезы.

На окнах никогда не было решеток!

Маленькой я любила сидеть на подоконнике и смотреть на бушующее море под окном. Все мои воспоминания были связаны с шумом этой стихии. Каждую ночь я засыпала под гул волн, которые иногда напоминали музыку. Меня баюкал мягкий перезвон любимых летающий фей. В их крылышках блуждал свет. А маленькие человечки с луками – эльфы, всегда защищали мой покой. Еще были мягкие игрушки, в которые я любила зарываться с головой. Голоса мамы и папы… Большая кровать «под парусами», в которой было удобно путешествовать по всем снам и фантазиям. Но этого не было.

Были стены, решетка и мусор…

Аккуратно приподняла подол платья и двинулась к дальней стене, там за плинтусом, был тайник малышки Джулии. У меня руки подрагивали, когда я доставала засушенные гербарии цветов, которые когда-то покрывали все прибрежные скалы. Старая бумага рассыпалась в руках, но я видела картинки, которые когда-то рисовала цветными мелками. Целый моток ниток и пара блестящих жуков… Когда-то для меня это было драгоценно, а сейчас я лишь откидываю все в кучу мусора. Наконец, достаю маленькую коробочку и прижимаю к себе. Когда-то давно папа подарил маме драгоценность, которую она носила не снимая. Маленькая капелька янтаря на золотой подвеске. В янтаре навечно застыло перышко маленькой птички. Мама очень любила это украшение, поэтому я спрятала его подальше от всех родственников.

Непроизвольно поглаживаю украшение, и вспоминаю мягкий аромат солнечного утра, именно так пахла мама. Отцовский голос, который просит поторопиться, ведь нам долго ехать, а он хочет сократить дорогу через лес. Родители, которые спорили, можно ли мне сесть на коня рядом с папой. И я окрыленная предчувствием чего-то волшебного. Ведь я впервые уезжала из Лауфорд. Поэтому я хотела увидеть ВСЕ и требовала посадить меня рядом с папой, а не затолкать в карету к маме. Мой последний взгляд на скалы освященные солнцем, тогда я мысленно прощалась с имением и мечтала о городе. Я хотела увидеть огромную ярмарку, на которую приезжают артисты. Королевский зоопарк с диковинными животными. Тысячи магазинов и, конечно, королевский дворец. Папа даже пообещал, что мы познакомимся с королем…

А потом…

На мои руки падали капли слез, а я все сильнее сжимала янтарь. Неприятные воспоминания вспыхивали картинками и отдельными звуками. Крики боли, предсмертные хрипы, мама, которая закрывает меня собой и… тишина… Я еще долго лежала под мамой и не шевелилась, боясь, подать хоть какие-то признаки своего присутствия. Папа сказал не вылезать из кареты, мама приказала молчать и не высовываться… Я была послушной девочкой, не двигалась, не плакала, а лишь слушала мертвую тишину. Мне казалось, что сами духи смерти одаривают мое тело своим замораживающим дыханием, пытаясь меня забрать из объятий мамы. Но женские руки крепко прижимали меня к своей груди…

- Это ваша комната? – чей-то голос вырвал меня из воспоминаний, как из бурного потока волн. – Не похоже на спальню девочки.

-Я здесь и не жила почти, после смерти родителей, - быстро вытерла я нос и спрятала мамину подвеску в рукаве.

За спиной стоял учитель. И как он – хромой, смог так тихо подкрасться ко мне? Если бы он задумал меня убить я, наверное, даже голос подать не успела. Нужно повнимательнее присмотреться к этому мужчине. Хотя вокруг меня и так много подозреваемых.

-Значит, вы хоть и хозяйка, но похозяйничать не успели. – Я внимательно оглядела мужчину и решила промолчать.

На самом деле я и сейчас не чувствовала себя хозяйкой, а тем более княгиней. Мне вообще все происходящее казалось далеким и пугающим миром из сна. Я думала, что «проснувшись» вновь окажусь в обители храма и пойду на заутреннюю молитву.

-Лорд Бакнор, позвольте взять вашу лошадь, - вспомнила я о своих планах.

-У меня их две, - легко принял новую тему учитель.

-Значит мне две и нужны.

 

Когда мы с Григорием въехали в деревню Дубки, я уже знала первое, что не люблю в этом мире – верховую езду! У меня никогда не было личных предпочтений в чем-либо. Нас учили пониманию и состраданию ко всему, что есть в мире. Но сейчас я остро ощущала боль в пояснице и гудящие ноги. Увы, но свою попу я не чувствовала вообще. Поэтому слезать с лошади не рисковала, хорошо осознавая, что попросту свалюсь в дорожную грязь.

-Ата, голубушка! – Легко спрыгнул на землю мой компаньон и взял мою лошадку за повод. – Нам поговорить надо!

-Убирайтесь, нелюди, в подземное царство! – Вышла на порог таверны ее хозяйка. – Не о чем мне с вами говорить!

Опять меня преследовали недобрые взгляды. А так, как я до сих пор восседала на крупе лошади, то прекрасно привлекала к себе внимание.

-А если мы о достатке твоем поговорим? – Не сдавался Григорий и теснил женщину в мою сторону.

-Купить меня хочешь, Нечистый? – Она уперла руки в свои пышные бока и внезапно замолкла.

Оказывается, она только сейчас заметила меня и то, что она сама подошла ко мне. Маневр Григория удался.

-Здравствуйте, - как можно более добродушно начала я разговор, - мне на пару дней нужны люди для уборки. – Женщина все еще стояла с побледневшим лицом и со страхом смотрела на меня. – А так как вы хорошо всех знаете и пользуетесь неким авторитетом на этих землях, то я решила обратиться к вам.

-А как же Священник? – Тихо произнесла она и попятилась от меня.

-А причем тут Святой Отец? – Так же, как и я удивился сопровождающий. – Церковник приехал в имение, освятил все с потолка до низа, и, получив плату, был отправлен восвояси вместе со своим служкой.

Женщина немного пришла в себя и с осторожностью поглядывала на меня. Немного помявшись и посмотрев по сторонам, она тихо заговорила:



Гар Дар

Отредактировано: 11.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться