Призванная невеста

Размер шрифта: - +

=8=

Когда дядя Закери — похоже, все называли его так — отлип от моей руки, Даймонд познакомил меня с сестрой лейры Беатрис и ее семьей — двумя сыновьями с тремя детьми на всех. Я улыбнулась черноволосому мальчугану лет четырех, ковыряющему носком ботинка паркет, и тот, смутившись, отвернулся. Тетушка Даймонда — лейра Марисса Тьери — оказалась дородной женщиной лет шестидесяти, ее супруг — сухенький старичок — не доставал ей даже до плеча.

Закончив с любезностями, мы наконец проследовали к столу. Мой желудок издал пронзительную руладу, но, к счастью, в этот момент музыканты заиграли громче. Даймонд отодвинул передо мной стул и сам сел рядом. Несмотря на голод, я не спешила приступать к еде. Не хватало опозориться перед гостями, используя не те столовые приборы. Селена и так прожигала меня взглядом, будто ожидая ошибки.

Тем временем за столом завязалась беседа. Разговаривали о последнем приказе лорда и Острове огня — похоже, местные не ладили с соседями. Я быстро запуталась во множестве незнакомых имен и названий и потеряла интерес. Повторяя за Кэтрин, я разрезала рыбу на мелкие кусочки и отправляла в рот. Несколько раз гости поднимали тему грядущей свадьбы, но Даймонду удавалось замять ее. Он вообще мастерски обращался с собеседниками — задавал наводящие вопросы и с полуулыбкой внимал ответам. Магические способности жениха мне наблюдать не довелось, но общаться он явно умел.

— Что же мы все о политике и делах! — нарочито громко воскликнула Селена. — Алисе наверняка скучно. Давайте поговорим о более близких девичьему сердцу вещах.

Кусочек рыбы застрял в горле, а на глаза навернулись слезы. Это она меня сейчас унизила? Дотянувшись до бокала с вином, я сделала несколько щедрых глотков и покачала головой.

— Ничего страшного. Не нужно.

Конечно, мои протесты были проигнорированы.

— Расскажите, чем вы занимались в своем мире, Алиса?

Голос Селены был удушливо доброжелательным, но она в очередной раз опустила «лейра». Интуиция подсказывала, что это не очень-то вежливо.

Раздался плеск воды, и сверху хмыкнули. Им там только попкорна не хватает! Даймонд глянул наверх, а я едва удержалась от того, чтобы не последовать его примеру.

— Я училась и одновременно работала, — сухо отозвалась я.

— И чему же вы обучались? — поинтересовалась лейра Беатрис.

Я почувствовала себя ма-а-аленькой рыбкой, угодившей в бассейн с пираньями. Одно неловкое движение — и меня сожрут. Да и как объяснить аристократам из магического мира, что такое маркетинг в социальных сетях?!

— Рекламе, — слукавив, выбрала определение попроще я. — Любой бизнес… то есть дело требует продвижения. Иначе никто и не узнает, насколько вы хороши.

— А я давно говорю об этом! — вдруг вступила в разговор тетушка Даймонда. Ее зычный голос эхом разошелся по залу. — У меня лучшие настойки на Острове, но на стол к лорду Кастиану попадают товары Кситри. Лейра Алиса, деточка, ты поможешь нам с этим?

— Э-э-э… Я попробую.

ЛейраМарисса довольно улыбнулась и опрокинула стопку чего-то горячительного. На что я только что подписалась?

Над головой покатывались со смеху рыбки, даже Даймонд улыбался краешком рта.

— Не завидую я Алисе! — фыркнула Фиона. Я уже научилась различать рыбок по голосам. — Лейра Марисса умеет добиваться своего, но абсолютно безнадежна в торговле.

— Алисе придется самой выпить все эти настойки! — фыркнул Трой.

Жалея, что не могу погрозить чешуйчатым духам кулакам, я уткнулась в тарелку, надеясь, что на этом инцидент исчерпан. Как ни странно, на помощь мне пришел дядюшка Закери. Он рассыпался в комплиментах «напитку, достойному самой Арианы» и заодно попросил еще ящичек для дегустации. Да-а-а, этот товарищ не пропадет.

К несчастью, Селена не забыла о своей первоначальной цели — унизить меня.

— А что ваша семья, Алиса? Расскажете о них?

Я стиснула зубы — Селена ударила по больному. Да уж, гостям будет крайне интересно узнать о том, что моя мать пила и умерла, когда мне было всего четыре. Отца я не знала, и всю жизнь обо мне заботилась бабушка, характер которой портился в геометрической прогрессии. Сначала ей не нравились разбросанные игрушки в комнате, потом — встречи с друзьями, ведь я была обязана отблагодарить ее и скрасить старость. Поступив в университет, я сбежала в общагу и появлялась на ее пороге лишь дважды в год — на Восьмое марта и день рождения. Каждый раз я чувствовала вину, но ввинчивающийся в уши недовольный голос родственницы заставлял меня бежать куда подальше и зализывать раны. Пару лет назад бабушка умерла, оставив огромные долги, которые мне пришлось взвалить на себя, — это мне доходчиво объяснили в первый же вечер после ее смерти. Если так подумать, Даймонд своим брачным ритуалом сделал мне одолжение — от долга осталось не так уж много, но кто знает, отпустили ли бы меня кредиторы.

Наверное, мои мысли отразились на лице, потому что в глазах Селены блеснуло удовлетворение. Она открыла рот, чтобы спросить еще о чем-то, как вдруг в разговор вступил Даймонд.



Кристи Кострова

Отредактировано: 21.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку