Про жирафика Гошу и его друзей. Глава третья

Размер шрифта: - +

Про жирафика Гошу и его друзей. Глава третья

В этот день жирафик Гоша с самого раннего утра был молчалив и задумчив. Придя на берег озера, он сразу сел у воды и стал смотреть на неё, оставаясь совершенно неподвижным. Весь его вид говорил о том, что Гоша размышляет над чем-то очень-очень серьёзным и ничего вокруг его не интересует — ни солнышко, ни тёплый ветерок, ни даже вода, на которую он смотрел.

Первым обнаружил неподвижного жирафика сом Бурлилкин. Было очень странно, что Гоша с ним не здоровался и, похоже, даже не замечал его. Удивленный таким поведением друга, сом спросил:

— Гоша, а что ты делаешь, ничего не делая?

— Думаю, — ответил жирафик и продолжил думать, ничего не делая.

Бурлилкину понравилось занятие Гоши, и он решил присоединиться к нему.

После того как Гоша и Бурлилкин успели уже немного подумать вместе, пришёл Быка. Увидев двоих застывших без малейшего движения друзей, он, сильно озадаченный, поинтересовался у них:

— Я, му-у, что-то не пойму — а что вы делаете-то?

— Мы не делаем, а думаем, — ответил Бурлилкин.

 

— Ну и му-у! А разве можно только думать и ничего не делать? Я, например, когда думаю, всегда ещё и жую, — сказал Быка.

— Можно, как видишь. Мы вот с утра уже так можем, — пояснил сом.

Быке очень понравилось такое лёгкое занятие, и он начал устраиваться на травке, чтобы, лёжа на боку, подумать с друзьями.

Теперь Гоша, за всё это время не пошевелившийся ни разу, Бурлилкин и Быка думали вместе. И думали они так до тех пор, пока не пришёл ёжик Иголкин.

Ёжик, уперев лапки в бока, с любопытством спросил:

— Ну что, думаете?

— А откуда ты узнал, что мы думаем, ведь мы ничего не делаем, и я даже не жую? — удивился Быка.

— Да. Откуда? — поддакнул Бурлилкин.

— Как откуда? Всегда так и бывает — если кто-то ничего не делает, то говорит, что он думает, — ответил ёжик. — А, кстати, о чём вы думаете, раз уж вы ничего не делаете?

Бурлилкин и Быка вопросительно посмотрели друг на друга, словно спрашивая самих себя — о чём же они думали?

— Я подумал, что раз нечего жевать, то и думать не о чем, — ответил Быка.

— Любопытно, — сказал ёжик, удивленно покачав головой.

— А я подумал, как Гоше тяжело думать «снизу вверх». Поэтому, наверное, он сидит и ждёт, пока то, о чём надо думать, дойдёт снизу до головы, — сказал сом Бурлилкин.

Тут они все вместе посмотрели на Гошу, который так до сих пор и сидел, не обращая на них ровно никакого внимания.

— Гоша, ты что всё-таки делаешь: ещё ждёшь, пока дойдет «снизу вверх» то, над чем надо думать, или уже думаешь над тем, что дошло? — спросил Иголкин.

— Уже думаю, — ответил он «сверху вниз».

— А о чём ты «уже» думаешь?

— Я думаю, что мне приснился чужой сон, — ответил жирафик.

— Ка-а-к?! — в три голоса спросили его одновременно Бурлилкин, Быка и Иголкин.

— Вот так. Случайно, наверное. Сон не мой, а приснился мне!

— Подожди-ка, — сказал Иголкин. — Давай разбираться. Сон был?

— Был, — подтвердил Гоша.

— Спал ты? — уточнил на всякий случай ёжик.

— Я.

— Ну вот — значит, сон твой, — заключил Иголкин с облегчением.

— Нет, — настаивал Гоша.

— Ка-а-к?! — опять в три голоса спросили его одновременно Бурлилкин, Быка и Иголкин.

— В том-то и дело! Если бы сон был мой, то я бы его запомнил. А я не могу вспомнить сон… Никак!.. Значит, он и не мой вовсе.

— Ну и ну! Что же теперь делать? — недоумевал Иголкин, потеребив лапкой иголки на голове. — Значит, кто-то остался без сна? Может, этот кто-то до сих пор не может заснуть из-за того, что его сон по ошибке перебрался в чужую голову?

— Очень может быть, — загадочно заметил сом. — А где, кстати, Мурашка?

Друзья стали смотреть по сторонам, но муравья нигде не было видно.

— Вот всё и прояснилось! Не его ли это сон приходил к тебе? — спросил Гошу Иголкин и, не дожидаясь ответа, предложил: — Пойдемте скорее к Мурашке!

Друзья, не откладывая, все вместе поспешили к дому муравья. Даже сома Бурлилкина захватили в ведре с водой.

Когда они пришли к муравью, тот сидел, опустив голову, не обращая на них никакого внимания. Худшие предположения о потерянном сне, похоже, сбывались.

— Мурашка, что с тобой случилось? — обеспокоенно спросил Иголкин.

— Я потерял сон, — ответил тот, даже не поднимая головы.



Татьяна Новосёлова

Отредактировано: 02.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться