Проблема эстетического отношения

Размер шрифта: - +

Проблема эстетического отношения

Л. А. Гриффен

ПРОБЛЕМА
ЭСТЕТИЧЕСКОГО
ОТНОШЕНИЯ

НЕЖИН
ПП Лысенко Н.М.
2016

УДК 111.852
ББК 30г
Л 85

Рекомендовано к печати
Ученым советом
Центра памятниковедения НАН Украины и УООПИК
(прот. № 17 от 1 декабря 2015 г.)

Гриффен Л. А.
Л 85
Проблема эстетического отношения : [Монографія] /
Л. А. Гриффен. – К. : ПП Лысенко Н.М., 2016. – 256 с.
ISBN 978-617-640-193-3
Предпринята попытка естественнонаучного – в отличие от традиционно философского – анализа проблемы
эстетического отношения человека к действительности.
В основание исследования положена роль эстетического
в жизнедеятельности общественного организма. На этой
основе рассмотрена сущность эстетического отношения,
его генезис, формы проявления и функционирования,
а также роль искусства в его формировании.
Издание рассчитано на исследователей в области обществоведения вообще, и тех, кто занимается эстетической проблематикой в частности, студентов и аспирантов в данной области, а также всех, кого интересуют затронутые вопросы.
УДК 111.852
ББК 30г
ІSBN 978-617-640-193-3

© ПП Лысенко Н.М, 2016
© Гриффен Л.А., 2016

ПРОБЛЕМА ЭСТЕТИЧЕСКОГО ОТНОШЕНИЯ

ПРЕДИСЛОВИЕ
Предлагаемая работа написана давно, но тогда не увидела света.
Сейчас издается все больше книг, хотя читают их все меньше. А уж
тем более редко кто читает предисловия. Но в данном случае, учитывая достаточно специфическую судьбу представленной работы (всетаки не так-то часто книга, посвященная каким-то научным вопросам,
издается через сорок пять лет после написания), для тех, кто сочтет
нужным с ней ознакомиться, предисловие может оказаться нелишним.
Ее автор (то есть ваш покорный слуга) – инженер по образованию и
научный работник по образу мыслей, – практически всю свою трудовую жизнь возглавлял небольшой исследовательский коллектив: сначала в отраслевом, а затем в академическом институте. И почти все это
время пять дней в неделю был инженером-исследователем, а два занимался … ну, бог весть чем. Сначала полагал, что философией. Так думал и тогда, когда писал предлагаемую книгу о проблеме эстетического
отношения (1965–1970 гг.). Поначалу я свято верил, что философия –
«царица наук», и именно в ее русле должен решаться вопрос об эстетическом отношении. Соответственно, такое представление в известной степени отразилось на излагаемом материале. Но по мере накопления знаний все больше убеждался, что философия здесь не причем.
И это также сказалось на книге, придав ей характер, не по форме, а по
сути мало соответствующий тому, что было характерным для нашей
«философской» эстетики того времени.

3

Л.А. ГРИФФЕН

Некоторыми вопросами, традиционно рассматривавшимися в философии, я заинтересовался еще будучи аспирантом – в значительной
степени под влиянием лекций заведующего кафедрой философии Киевского политехнического института В.И. Войтко. Этот интерес не
пропал и в дальнейшем, и став кандидатом технических наук решил
как-то восполнить пробелы в своем гуманитарном образовании. Прошел аспирантскую подготовку в Институте философии АН Украины,
сдал дополнительные кандидатские экзамены, написал кандидатскую
диссертацию, имел необходимые научные публикации, и даже успешно выдержал предзащиту. Но на этом дело и остановилось.
С благодарностью вспоминаю своего научного руководителя
П.И. Гаврилюка, с пониманием относившегося к моим взглядам. Остальные же профессиональные философы относились к выскочкеинженеру вполне терпимо, однако постоянно подправляли мой «нетрадиционный» марксизм – мягко, вежливо, но настойчиво. Я терпел
(и правил работу) сколько мог. А когда не смог, ушел. На основе
имевшегося материала написал вот эту книгу. Но по той же причине
(как, впрочем, и по некоторым другим) опубликовать ее тогда не удалось. С тех пор ее машинописный экземпляр так и пылился в шкафу.
А сейчас я ее просмотрел, и пришел к выводу, что почти ничто (кроме
формы, цитировавшейся литературы и немодных сейчас ссылок на классиков марксизма) не устарело и не потеряло актуальности (почему –
рассмотрим ниже). И я решил сделать себе подарок к юбилею – по
прошествии стольких лет ее все же издать. Конечно, сегодня я написал
бы ее иначе. Но уже не напишу. Однако и в существующем виде она
меня также в значительной мере устраивает, и я принципиально не
стал в ней ничего менять. Разве что вот добавляю предисловие с некоторыми пояснениями. И прежде всего – относительно «моего» марксизма и «некоторых других причин».
Так вот, что касается марксизма. В последующем многие тогдашние
«верные марксисты-ленинцы» (в том числе и мои заботливые наставники в области марксизма) скоропостижно прозрели, осознав «утопичность» и «ограниченность» Маркса. Я же так и остался марксистом. Дело в том, что фактически пришел я к нему уже сформировавшимся исследователем. И не обучался в высших партшколах с их цитатническим методом «работы с первоисточниками». Лекции в аспирантуре только заложили основы, а дальше осваивал классиков марксизма самостоятельно. Т.е. в основу моих мировоззренческих и социально-экономических представлений легли их аутентичные работы,
а не то толкование, которое, особенно начиная с 60-х годов, представляло не столько классический марксизм, сколько его номенклатурную

4

ПРОБЛЕМА ЭСТЕТИЧЕСКОГО ОТНОШЕНИЯ

интерпретацию – нередко просто невежественную, часто приспособленческую. Такой подход к марксизму вызывал у меня активное отторжение. Это сказывалось и на моих занятиях эстетикой, переживавшей в это время период бурного развития.
Л.Н. Столович – один из тех, кто в то время активно создавал «марксистско-ленинскую эстетику» – позже, уже после «прозрения», писал:
«Эстетическая мысль довольно интенсивно развивалась в 20-х годах …
с 1937 по 1953 г. не вышла ни одна книга по эстетике … Лишь в 1956 г.
произошел эстетический «взрыв» … «Широкая дискуссия о сущности
эстетического, о природе красоты и о красоте в природе, об отношении
красоты и искусства началась в 1956 г.» … «Не случайно все это совпало с началом политической «оттепели», с первой попыткой выйти из
тоталитарного режима, с утверждения, пусть во многом словесного,
принципов гуманизма и свободы личности»1. А фактически с интенсивным формированием в сфере идеологии суррогатного «марксизма»,
достигшего вершин нелепости в хрущевском «нынешнее поколение
советских людей будет жить при коммунизме».
В эстетике это выразилось буквально в «навязывании» классикам
марксизма желаемых тогдашним исследователям эстетических взглядов. Особенно не повезло Ленину, который проблемами эстетики вообще не занимался. А ему со всеми возможными и невозможными
ухищрениями приписывали идею «искусства как средства (способа,
формы) познания». Видимо, зачем-то так было надо. И никакие доводы против не воспринимались. Помню, как заведующий отделом эстетики терпеливо и снисходительно объяснял горячащемуся неофиту,
как он неправ, отрицая подобные вещи. Потом оказалось, что человек
просто готовил докторскую диссертацию, «развивавшую ленинские
идеи» о познавательной сущности искусства… А касаемо проблемы
эстетического в действительности и в искусстве, то опять же превалировали схоластические построения с манипулированием цитатами из
классиков марксизма. Может, как раз поэтому дискуссия скоро выдохлась, и к 70-м годам «в известном смысле спор об «эстетическом» уже
стал историей»2, а сама она тоже «ушла в историю, сыграв, повидимому, свою роль в пробуждении действительно теоретического
интереса к эстетическим проблемам, так и не примирив обсуждающиеся концепции»3. Другими словами, ваш покорный слуга вступил в
дискуссию как раз вовремя, но не доспорил…
1



lagrif

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться