Пробуждение дара. Книга 4

Глава 16.

Сказать, что Люцифер разозлился из-за того, что я испортила его небесную войну, было бы преуменьшением. На Земле царил Ад, и мне казалось, что отчасти это моя вина. В город Ангелов постоянно проникали демоны, небо было затянуто тучами, постоянно шел дождь, как будто мы были в городе Демонов. Люцифер показывал свой гнев.

– Почему вы не можете сделать это для меня? – я в сотый раз спросила Рафаила и мистера Коулмана. Гера лежала на столе Рафаила, покрытая черной магией. Люцифер испортил клинок неделю назад, когда мы воевали на небесах.

– Потому что это академия и мы здесь преподаем. Я хочу, чтобы ты сама научилась разбирать самые темные заклинания дьявола, – мистер Коулман скрестил руки на груди. Я рассказала об этом Рафаилу, надеясь, что он поможет мне и прикроет спину, но он и пяти слов не сказал с тех пор, как мы сюда пришли.

– Я не маг, – процедила я сквозь зубы.

Коулман кивнул.

– Нет, ты гораздо сильнее.

Я вздохнула.

– Раф, помоги мне, – я хотела ворваться в Ад вместе с падшей армией и уничтожить Люцифера, но не могла этого сделать, пока мое оружие не будет очищено от темной магии.

Рафаил обменялся взглядом с Дианой. Мама Хейвен увеличила количество людей в академии охотников на демонов в пять раз с тех пор, как получила технологию, подаренную ей Создателем. У меня едва хватало времени посмотреть на это оружие, но оно было смертоносным.

– Я согласен с мистером Коулманои, – наконец сказал Рафаил.

Протянув руку, я подняла Геру за рукоять и фыркнула.

– Отлично. Я сделаю это сама.

– Женщины сильные! Ты справишься, – сказала Диана.

Если мне потребуется каждая минута следующей недели, чтобы научиться разбирать эту энергию, я это сделаю. К черту занятия – это было мое следующее задание.

– Ужасно, как будто я касаюсь грязи, – пожаловалась Гера.

– Откуда ты знаешь, какая она на ощупь?

– Просто знаю.

 Сверхъестественный клинок. Никогда не пойму, как Гера все это чувствует.

Я выскочила из кабинета и чуть не столкнулась с Михаилом. Он выглядел напряженным, с черной сажей на лице и кровоточащей раной над глазом.

Прислонившись к стене, я пропустила его.

– О, Михаил. Ты в порядке?

Он посмотрел на Геру и на тьму, которая ее покрывала.

– Можно мне пойти с вами?

– Да, – радостно ответила Гера.

Я проигнорировала свое оружие бесконечности, сосредоточив внимание на архангеле.

– Конечно.

Когда мы вышли в коридор, Михаил остановился и посмотрел на меня.

– Вообще-то я хотел поговорить с тобой кое о чем.

Я занервничала, поэтому остановилась и повернулась лицом к архангелу.

– Ладно. О чем?

Он остановился на мгновение, глядя на меня.

– Мы все так гордимся тем, чего ты достигла за время учебы в академии, – наконец ответил он.

О, Боже.

– Что случилось? Меня отчисляют?

Михаил качнул головой.

– Нет-нет. Я просто... Рафаил никогда бы тебе не сказал, но я думаю, ты справишься.

Моя мама умирает? Мой брат? Какого черта происходит?

– Скажи мне, – настаивала я.

Михаил тяжело вздохнул.

– Сегодня вечером мы с архангелами разрабатываем план эвакуации. Мы просто не можем поддерживать такой уровень безопасности ночь за ночью.

– Ох, – внезапно я поняла, что он имеет в виду. – Если только я не смогу убить Люцифера.

Михаил кивнул.

– Он создает сотни демонов в день. Если бы ты могла исполнить пророчество ... у нас было бы больше шансов.

Город Ангелов и все его жители рассчитывали на меня. Какая-то девчонка со способностями, которые она не до конца понимает. И все же я должна была верить, что у меня есть сила сделать это. Я доверяла Рафаилу, а он верит в меня. Все архангелы верят в меня.

Протянув руку, я сжала плечо Михаила.

– Я вас не подведу. Дайте мне неделю.

Он усмехнулся.

– Она у тебя есть.

После того, как он повернулся, чтобы вернуться в офис, я направилась через кампус, чтобы встретиться с Майком. Я почти не видела своего младшего брата с тех пор, как он поступил в академию, учитывая, что я либо была в аду, либо он жил со своей стаей. Мы все просто смирились с тем, что отныне его жизнь будет другой, и считали, что нам повезло, когда он находился в кампусе.

Я рассказала ему и маме о том, что сказал отец, когда мы увидели его на небесах, и это принесло им успокоение. Мама разрыдалась, когда узнала, что папа полностью одобряет ее новые отношения и просто хочет, чтобы она была счастлива. Мы с Майком устроили пикник, который я планировала иногда устраивать.

Подняв взгляд, я увидела брата, сидящего на маленьком одеяле на школьном поле с двумя несъеденными бутербродами. Его неуклюжая фигура становилась больше с каждым разом, когда я его видела, и было странно называть его моим младшим братом, учитывая, насколько он стал крупным.

– Ты уверен, что одного бутерброда тебе хватит? Может нужно было взять с собой маленькую корову? – поддразнила я.

Он обернулся, ухмыляясь.

– Да, я поел перед тем, как прийти.

Посмеиваясь, я положила Геру на траву и обняла брата.

Он посмотрел на мой клинок и темную магию, которая ползала по лезвию.

– Не получилось избавиться от темной магии?

Я тяжело вздохнула, села на одеяло и взяла один из сэндвичей.

– Они пытаются преподать мне урок или что-то в этом роде, – он хихикнул, и я ударила его по руке.

– Тебе нравится, когда я злюсь! – игриво обвинила я.

Откусив большой кусок от своего сэндвича, он кивнул.

– Как стая? – мы не очень много говорили о его другой жизни, но я хотела, чтобы он знал, что я всегда рядом, несмотря ни на что.

Он пожал плечами.

– В основном хорошо.

Я нахмурилась и поджала губы.

– В основном?

– Когда я волк, то хочу быть человеком, а когда я человек ... то чувствую себя самозванцем, как будто родился, чтобы быть волком.



Оксана Дикая

Отредактировано: 11.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться