Прочерк

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 1

Милый Сашенька. Скажу тебе честно, я никогда в жизни не писала писем, если, конечно, не считать рабочую переписку по электронной почте, так что не суди, пожалуйста, строго.

Ты меня сегодня очень растрогал своим приходом и тем, что ты беспокоишься за меня, поэтому прости, пожалуйста, заранее за все: и за то, что я тебя не пустила, и за то, что ты тут прочитаешь и вообще за все, если вдруг я тебя чем-то обидела.

На самом деле со мной действительно происходит что-то невероятное, что-то, чего я никогда раньше не испытывала. И самое удивительное во всем этом то, как я сама изменилась буквально за пару недель, но, пожалуй, чтобы тебе все было понятно, я начну по порядку.

Сашенька, ты помнишь, как начинался наш роман? Как у нас все было чинно-спокойно-благородно, никаких безумных страстей и эмоций. Ты – взрослый, состоявшийся человек, и я только со студенческой скамьи, но очень умная и серьезная. Меня теперь все это очень удивляет и в некоторой степени умиляет. Согласись, мы с тобой вместе работаем, встречаемся полтора года, периодически ночуем друг у друга, ездим вместе отдыхать и вообще очень много времени проводим вместе, и при этом все еще как будто мы не очень хорошо знакомы. Ты не знаешь, кто я есть на самом деле, но и я не знаю, кто ты есть. Самое во всем этом забавное, что до недавнего времени меня это и не интересовало вовсе.

Так кто же ты, мой мужчина? Мужчина, которого я хотела (даже мечтала) видеть своим мужем? Что я знаю о тебе, кроме как родился, учился, пригодился? Ни-ЧЕ-ГО.

Но я снова сбиваюсь. Прости, но мои нервы на пределе, наверное, я даже на грани нервного срыва, мысли путаются, чувства захлестывают, поэтому мне очень трудно что-то тебе связно рассказать.

Вернемся ко мне: что ты про меня знал, кроме сухих фактов? Что родилась я у матери-одиночки, что она учительница и тянула меня, как могла, что всегда пыталась устроить мне лучшую судьбу, чем у нее самой. А знаешь ли ты, мой друг, что я никогда-никогда не умела как следует чувствовать? Только теперь я понимаю это. Сколько я себя помню, мною всегда владел рассудок. Я всегда знала, чего я хочу и как мне этого добиться. Я общалась с одноклассниками, со всеми ровно,  ходила на тусовки и вечеринки, встречалась с мальчиками и дружила с девочками. И всегда меня удивляли эти люди, окружавшие меня. Девчонки рыдали над оценками и неудачами, читали всякие любовные романы и смотрели душещипательные фильмы. Они делились со мной своими чувствами к одноклассникам и снова плакали… Мальчишки дралились, соревновались, рвались к каким-то успехам, спорили эмоционально, с задором, с горящими глазами…

А я? Я наблюдала. Мне казалось, что они все немного притворяются: начитались в книжках, насмотрелись в фильмах, как себя должен вести умный или благородный, или отчаявшийся, или влюбленный. Я на них словно смотрела со стороны. Представляешь, Саша, какой была моя жизнь, если даже в 16 лет я не страдала от первой любви, не читала стихов и не мечтала о прекрасном принце на белом коне.

Я всегда знала: любовь, романтические герои, удача, это все дудки, это все неправда. Я слишком умна, чтобы играть в эти игры, тем более, что есть игры и поинтереснее, чем выскочить после школы замуж за одноклассника и нарожать кучу сопливых ребятишек. Насмотрелась я на это, на свою мать насмотрелась, и не хотела считать копейки и портить глаза, проверяя до ночи тетради и тратить свои свободные вечера на репетиторство.

Особых способностей, как ты наверняка знаешь и понимаешь, у меня не было. Я была таким середнячком хорошистом. Мне нужен был хороший аттестат, но ничто меня сильно не трогало, и до последнего я не могла решить, куда мне идти дальше. Очевидно было, что мне нужен большой город и что мне нужно в нем зацепиться, а как это произойдет мне было все равно.

Это удивительно, но я вообще всегда отличалась поразительным равнодушием к себе. Знаю, сейчас ты смеешься, вспоминая мои вещи, мой маникюр, педикюр, бровки, окрашивание… Но я не об этом. Мне было абсолютно все равно с кем я, чем занимаюсь, главное, чтобы в достатке и тепле.

Что со мной было после школы ты и так прекрасно знаешь: звезд с неба я не хватала, поэтому выбрала биофак за его маленький конкурс, а большой университет за то, что на других факультетах должны были ошиваться богатенькие местные. Помню, ты спрашивал меня, почему я поехала в Питер, а не в Москву. Не помню, что я тебе тогда сказала, но правда будет здесь: я побоялась Москвы, побоялась, что не смогу войти в ее ритм, не смогу пробиться. Там ведь или все, или ничего, а в Питере, мне бы удалось устроиться с приемлемым комфортом.

После окончания университета, я сразу нашла место на нашем заводе. Знаешь, будто судьба меня вела, и все было заранее прописано. Так гладко и спокойно получилась моя новая жизнь в большом городе. Зарплаты у нас вроде ничего, и я сразу влезла в ипотеку. Тут-то я и поняла, что выживать одной безумно сложно. Мне нужен был мужчина. Поскольку любовь-морковь это сказки для дурочек, то я подошла к выбору основательно. И он пал на тебя.

Не знаю, что ты почувствуешь, когда будешь читать это, прости меня, если сможешь за все, но выбрала я тебя не за твою внешность (уж прости ты далеко не красавец), и не за твой богатый внутренний мир (хотя ты очень умный, Сашенька, и если бы ты попробовал хоть немножечко приоткрыться передо мной, возможно, я бы даже полюбила… нет… привязалась бы к тебе посильнее), а за твою должность – в 30 лет и уже главный инженер. Это ведь круто. Все, абсолютно все рассказывали, какая ты большая умница, какой ты умный и талантливый, как, не успев прийти на завод, ты уже зарекомендовал себя классным специалистом, как быстро ты пошел по карьерной лестнице. И при этом все в один голос говорили про твою порядочность. Саша, я не знаю, как тебе удалось этого добиться, но зная твою историю, я могу сказать однозначно: ты прошелся по головам. Твои руководители, каждый в свой черед пригревали змею на груди. Ты ведь страшный человек, да? Я права? Можешь не отвечать, я снова сбилась…



Александра Костина

Отредактировано: 04.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться