Прочерк

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 2

Помнишь, я выше написала про мужчину, который так меня впечатлил в метро в тот самый первый день, когда я начала изменяться? В следующий раз я с ним встретилась, когда ехала утром в субботу, 16 марта, домой от тебя. Ты в тот день работал, а у меня был выходной, но мы с тобой поднялись вместе и так мило позавтракали, ты был разговорчив и рассказывал какие-то смешные истории…

Мне в тот день очень захотелось, чтобы ты совершил какой-нибудь романтический поступок, чтобы вдруг остановился, сказал, как безумно меня любишь, какие у меня глаза или волосы, как скучаешь, когда меня нет рядом… Ну знаешь, все те глупости, которые нам так здорово показывают в кино… А потом бы предложил бы стать твоей женой.

Мы с тобой шли к метро, а ты рассказывал смешные байки про работу, как кто-то что-то перепутал, послал не туда письма, или не у того человека что-то подписал. Твои чернющие глаза искрились веселыми бесенятами, и ты держал меня за руку. А я тебя почти не слушала и все думала: «Ну скажи, Маша я люблю тебя, Маша я люблю тебя». Я, можно сказать, шла и подсказывала тебе: «Маша я люблю тебя».

Но ты сказал «Я пошел» и как-то смазано чмокнул меня в щеку. А я поехала до своего Девяткино и пока ехала все думала, какая же я дура, и почему я веду себя как девочка-подросток. И к чему вообще вот это все, если твои темные глаза смотрят на меня как на предмет интерьера, случайно попавший в поле зрения.

А когда я вышла из метро, то снова увидела его. Он опять смотрел мне прямо в глаза, и мне померещилось, что он просто сосканировал все мои мысли и чувства. Я отвела взгляд, но вдруг какое-то невероятно сильное ощущение захлестнуло меня. Мне казалось, что каждая клетка моего тела имеет глаза, уши и нос, что я вижу, слышу и вдыхаю прямо всей поверхностью своего тела.

День был хмурый, холодный и пасмурный. Серые облака лежали низко, и создавалось ощущение, что если я немножко подпрыгну, то смогу до них дотронуться пальцами. И я знала, что пальцы у меня в этот момент будто погрузятся в кисель и вытащу я их слегка влажными. И еще я знала, что там за тучами прячется солнце, что оно пытается пробиться к нам, почти незаметно глазу, но очень настойчиво. И от этого редкие снежинки искрятся, словно стекляшки на елочных игрушках. И я слышала, как они, не торопясь, вырываются из туч и медленно, слегка позвякивая, опускаются на землю. Воздух звенел как натянутая струна.  А снежинки опускались на края замерзших луж и делали так. Дзиньк-дзиньк-дзиньк.

А потом я почувствовала, что меня что-то пронзает – я оглянулась. Светлые почти бесцветные глаза нашего старого знакомого, и меня охватило такое чувство: будто мне страшно и я хочу убежать, но не могу, потому что смотрю в его глаза, и мне не оторваться, и я знаю, что надо бежать, но мои глаза прикованы к его глазам.

А потом он сказал, и голос его был подобен снежинкам, дзиньк-дзиньк:

- Ты не найдешь того, что ищешь, если будешь искать не там. Скоро все будет. Жди знаков.

Дзиньк. Я развернулась и побежала. Дзиньк-дзиньк. Мои ноги давили хрустальные снежинки. Дзиньк, звенели и трескались под моими ногами замерзшие лужи. Дзиньк, снег пошел сильнее. Дзиньк-дзиньк-дзиньк. И все смолкло и почти все исчезло. Я стояла у двери в парадную, и шел снег, медленно накрывая белым полотном промерзшую неровную землю. Солнца не было, света не было, было темно и пусто. Волшебство ушло. Собрав волю в кулак, я огляделась.

Двор был почти пуст. Несколько ранних собачников выгуливали своих питомцев, откуда-то снаружи доносился шум машин, где-то каркали вороны и верещали чайки. Преследователя не было.

Жди знаков. Жди знаков. Жди знаков.

Я точно схожу с ума. Или меня преследует маньяк-убийца, или у меня нервный срыв, или я ищу не там. Но что я ищу, что я ищу, что ищу?

Что я искала, Сашенька? Я не знала, не могла понять. Я стояла под горячем душем, и отдавала воде все свои переживания, все свои тревоги, все свои думы. Мои глаза были закрыты, я была будто пьяная, когда мысли тянутся очень медленно, не могут выстроиться в четкую последовательность. И, когда ты начинаешь думать следующую мысль, то забываешь предыдущую.

Что я искала? «Маша, я люблю тебя»… Нежные искорки в черных глазах. «Ты не найдешь того, что ищешь, если будешь искать не там».

***

Ты помнишь, Шурик, я в тот день ждала тебя у проходной. Ты еще так удивился, почему я не позвонила и не предупредила, потому что ты мог уйти раньше или сидеть допоздна. А мне было все равно, я ведь даже не искала твоей любви. Мне просто хотелось почувствовать, что тебе не все равно, что ты понимаешь меня, что видишь, что со мной творится что-то не то.

Почему я тебе не рассказала про этого мужчину? Мне было стыдно, мне вообще потом показалось, что я все напридумывала, случайно встретив уже виденного однажды человека. Мы ведь живем с ним в одном городе, почему бы ему не жить где-то рядом, или просто приехать по делам или в гости. А то, что я напугалась, как последняя дурочка, так тебя бы это только разозлило.

Я теперь, Сашенька, часто думаю. Вот город у нас такой большой и такой маленький. Семь миллионов человек. Ты можешь себе представить, что такое семь миллионов? Я даже тысячу представить не могу. Вот сколько это будет, если всех поставить рядом? Сквер, улица, парк, стадион? Это же много семь миллионов, и все они каждый день куда-то едут, что-то делают, о чем-то думают. Это большой город. А потом вдруг случается беда. Я знаю, ты не любишь, когда про беды. Я сама раньше не любила, и все думала, зачем они это смотрят, зачем они про это читают. Надо просто не замечать. Слышишь, не замечать, что кому-то рядом с тобой больно, что у кого-то рядом с тобой горе, что кому-то рядом с тобой нужна помощь. Не замечать, как ты меня.



Александра Костина

Отредактировано: 04.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться