Прочерк

Размер шрифта: - +

Часть 2. 07.04.2019

Сегодня ездили в психушку к Николаю Ивановичу. Ну и нудный тип, скажу я вам. Вот уж поистине психиатр от пациента отличается только белым халатом. Он меня расспрашивал обо всем крайне подробно, начиная чуть ли не с пеленок. И про родителей, и про брата, и про школу, и про институт, и про работу, и про Машу. И так, и эдак, и в одной форме и в другой. И прям я четко видел – у него задача вывести меня на чистую воду, чтоб я ему вот прямо так на голубом глазу и рассказал: да, голоса слышу, то, что это галлюцинации не признаю и считаю истинной правдой все свои сны…

Ага, фига с два тебе, лысенький. Я, может, и псих (совершенно не исключаю такой возможности, потому и лекарства все исправно кушаю, авось, поможет), но не идиот. Поэтому отвечал четко и ясно: да, голос слышал несколько раз, послышалось явно. Даже сам потом сообразил, что послышалось. А что на набережной было вообще не помню. В дневнике записал? Возможно, плохо соображал, может, сразу помнил, а теперь не помню. Был невменяемый, в состоянии аффекта, так сказать.

Этот Николай Иванович, хоть и лысый как колено, но мужик интересный. В лучших таких докторско-профессорских традициях, точно как Евстигнеев в собачьем сердце, и братец мой будто доктор Борменталь, в уголочке сидит, опыта набирается. Так вот, несмотря на лысину, этому психиатру явно не больше сорока лет, а строит из себя, прям не знаю кого. И, главное, все, что я ему рассказывал, он еще и записывал. А потом уточнял: вот как, вы говорите, зовут вашу матушку, а какая у вас с братом разница, а с девушкой вашей, сколько вы знакомы. Аааа, а вот тут вот сказали 2 года, а теперь говорите полтора… И объясняй ему, что округлил в прошлый раз.

В общем, этим ребятам в руки лучше не попадаться, они и здорового в психи запишут, не то, что меня с голосами в голове.

Проговорили мы с ним часа полтора, потом он попросил меня выйти, чтобы с Димой спокойно все обсудить. Мне бы согласиться, но попала вожжа под хвост:

- Нет, - говорю, - я человек совершеннолетний, хочу все о себе знать. Дима мне потом все равно все расскажет.

Николай Иванович головой покачал, колпачок у ручки пожевал немного и сказал:

- Хорошо, Александр, думаю, нам удалось купировать ваш припадок, посидите недельку дома, Дмитрий за вами понаблюдает. Лекарства принимайте, ходите гулять, дышите воздухом, благо вон какая погода стоит. А ежели ничего подобного с вами более не приключиться, то можно и на работу выходить через неделю. Очень был рад с вами познакомиться, жаль, что при таких обстоятельствах, - и руку мне протягивает для рукопожатия. Ну, я не будь дурак, руку-то ему пожал, а сам наблюдаю: братцу моему он явные знаки глазами делает, чтоб тот меня отвез, а сам возвращался, будут судьбу мою решать.

Ну, думаю, черт с ними, пусть решают. Мне-то главное, что он ничего страшного во мне не увидел, что допрос я перенес достойно и скоро смогу избавиться от навязчивой опеки, да и деньги смогу снова начать зарабатывать.

Дима был очень сосредоточен, обсуждать прием был не намерен, закинул меня домой, закрыл на ключ и уехал. И ключи с собой увез.

Ну и ладно, моя цель паенькой быть. Я вот, пока его нету, компьютер включил и все-все записываю. На компьютере, конечно, все не то. Мне нравится ручкой писать, люблю запах чернил и бумаги, как-то души во всем этом больше.

Но это все пустое, наносное. Теперь, пока я вынужденно дома сижу мне надо разработать план действий.

Во-первых, несмотря на то, что на работу меня не пускают, просто необходимо начинать работать по удаленке. Это позволит мне оставаться в теме и легко влиться в трудовой процесс после выхода с больничного.

Во-вторых, нужно каким-то образом найти Степана, задача, между прочим, не из легких: забрано абсолютно все и можно не рассчитывать на то, что Дима вернет добровольно Машины вещи и записи. Поиск еще усложняется тем, что я не знаю ни его отчества, ни фамилии. Правда, можно караулить его в районе Казанского собора, но если он квасит на квартире потихонечку, то это вряд ли у меня получится.

С другой стороны опять-таки вопрос: зачем мне его искать, зачем мне с ним разговаривать. Может, стоит прислушаться моему психотерапевтическому родственнику и закрыть эту странницу своей жизни? Ведь сейчас по сути я сам себя завожу и накручиваю. Ведь иногда сны – это просто сны…

Я прикрыл глаза, постарался максимально отгородиться от внешнего мира и едва слышно, почти одними губами произнес: «Маша, Маша, ты слышишь меня?». Ничего, ни малейшего отклика или отзвука, или знака какого-нибудь… Да, и не могло быть, она же сказала, что эти ребята, Гэррот и Сиус забрали ее с Земли и больше сюда не подпустят… Но должен же быть способ все это распутать…

С другой стороны, не исключен вариант, что она мне не отвечает и перестала сниться потому, что я принимаю лекарства, а это говорит о том, что я псих…

И, собственно, есть только один способ проверить это – перестать принимать препараты… Но опять-таки, пока я ем лекарства, то могу быть уверен, что все, что происходит со мной реально, а не является плодом моего больного воображения… А, значит, надо выяснить вопрос со Степой и Каем, а потом уже отменять лекарства…

Только я пришел к такому выводу, как услышал, шум ключа в замке. И опять неудобство – блокнотик бы я захлопнул, а тут пришлось сохранять файл и выключать компьютер с помощью кнопки reset.



Александра Костина

Отредактировано: 04.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться