Прочерк

Часть 3. Глава 3

Итак, - не торопясь произнес Хисп, - я душа третьего уровня. Жизнь моя началась очень-очень давно, мне довелось воплощаться еще со времен первобытно-общинного строя, всегда меня отличали обостренное чувство справедливости и доброта. Тогда, на заре человечества, душ было не очень много и большинство, увы, тянулись не к свету. Ограниченность возможностей человеческого тела, давление низменных инстинктов, голод, нужда, лишения, отсутствие знаний о мире, в котором мы жили, а также открытое использование демонической магии, приносили слугам тьмы богатый урожай в виде новых приверженцев.

Со мной же было не так, из воплощения в воплощение, будучи еще нулевым уровнем, я всегда сострадал, всегда дарил любовь ближним, всегда был склонен к самопожертвованию. Меня всегда хвалили мои наставники, я прилежно учился и развивался,  и уже в период древнего мира, я был обладателем сильного второго уровня, когда душа может делать выбор – возвращаться ей на Землю, где духовный рост будет сопряжен с особенно сильными страданиями, или стать ангелом-хранителем.

Я попробовал себя в роли хранителя, и это было совершеннейшее фиаско. То самое сострадание проблемам других, делало работу хранителя крайне тяжелой, ибо принцип невмешательства должен соблюдаться очень строго. У души свободная воля, она не должна быть нарушена никакими благими побуждениями. И вот ты оказываешься в ситуации, когда твой подопечный делает неверный выбор, а ты просто должен быть рядом, намекать, подсказывать, дарить покой и утешение, но не влиять. Особенно это тяжело, когда слуги тьмы могут играть без правил, воплощаться, атаковать, настаивать, иногда даже заставлять. Нет, принцип свободной воли, они также соблюдают очень строго, ведь, в конце концов, спрыгнул ты с моста самостоятельно, но тебя виртуозно к этому подвели, не гнушаясь никакими средствами. Хранители так не могут…

Именно в бытность ангелом-хранителем, я впервые столкнулся с Инной Евгеньевной. Ты, наверно, заметил, что я не называю их настоящих имен. У нас так принято, за долгие годы, у нас у всех появились давние знакомцы, с которыми у нас есть счеты. Мы знаем их под многими масками и личинами, но их истинные имена настолько пропитаны темной энергией, что при упоминании вызывают у нас почти физическую боль. Но наша с ней связь, увы, очень сильна.

Мой подопечный был обычным крестьянином в древнем Египте. У него должна была быть самая обычная, ничем не примечательная жизнь, он только-только получил первый уровень, а потому должен был реализовать себя любящим супругом и отцом, хорошим работником. Обычная такая судьба хорошего человека, - Хисп умолк, словно события тех далеких лет до сих пор отзывались в нем мучительной болью, глаза его смотрели куда-то, где вероятно вставали картины, не доступные моему взгляду. – Его женой должна была быть совсем юная душа нулевого уровня. У нулевых нет хранителей, они должны сами выбрать свой путь, но попав в хорошую семью, с любящим и заботливым супругом, она должна была повернуться к свету, ведь никаких особенных страданий не было запланировано для нее. Но, знаешь, иногда даже самые тщательные планы, срываются. Это была удивительная женщина: любовь и заботу мужа она воспринимала как слабость, спокойная и относительно безбедная жизнь вызывала в ней скуку и зависть к более обеспеченным, прекрасные дети вызывали только досаду. Она мучила их всех, она занялась изучением темной магии и делала на этом поприще огромные успехи. Это крайне редкий случай, когда душа получает уровень во время жизни, так вот она получила второй темный уровень в самую свою первую жизнь. Я до сих пор не знаю, влиял ли на нее кто-то из темных, или она была настолько одарена, но мой подопечный был переманен на темную сторону и после смерти уже не вернулся ко мне. Кроме того, еще при жизни, она прекрасно чувствовала меня, чувствовала мое присутствие и гнала меня прочь от своих родных. Она называла меня демоном, изобретала удивительные обряды, не позволявшие мне сделать хоть что-то для спасения вверенной мне души. В общем, как я уже сказал, это был полный провал. Мой куратор убеждал меня, что это исключительный случай, что, как правило, жизнь ангела-хранителя спокойна и размерена, но я больше не решился повторить свой опыт.

Я кстати до сих пор считаю, что хранителем не может быть очень активно сострадающая душа. Тут нужны старые, зрелые души, отстраненно-холодные, слегка заскучавшие, видавшие много, души, которые с философским спокойствием принимают неудачи своих подопечных, помогают им при воплощении, но не мучают себя чувством вины, если все их усилия оказались напрасны. И эта же отстраненность хорошо помогает им при анализе жизни своих питомцев и при составлении плана на их следующую жизнь. Это очень хорошо, когда ты можешь быть немного отстраненным. Они не создают крепких связей с вверенными им душами, таких, как образовалась у нас с тобой, например, но они делают свою работу не в пример лучше.

Вернемся к моему неудачному опыту. Я отказался быть хранителем, я снова начал воплощаться. Это были очень тяжелые судьбы, полные страшных лишений, страданий, потерь. Это были трудные мученические смерти. Но я всегда отвечал сам за себя, и я никогда не оставался глухим к чужому горю, а жертвенность свою проносил через все свои жизни…

И каждый раз, разбирая свою жизнь, анализируя свои поступки, я видел ее. Она возненавидела меня еще в бытность свою человеком, и продолжала изводить, искушать и мучить меня, каждый раз она находила меня, каждый раз она пыталась повернуть меня в сторону тьмы, и каждый раз все ее усилия заканчивались провалом. Не знаю, зачем она это делала, потому что мои врожденные качества не подводили меня никогда. Когда она поняла, что свернуть меня с пути света не выйдет, она начала целенаправленно вредить мне. Сколько хороших душ, окружавших меня, бывших мне добрыми и верными друзьями, повернулись ко тьме только благодаря ей. – он снова помолчал, - Вот такая вот она, твоя давешняя знакомая Инна Евгеньевна.



Александра Костина

Отредактировано: 04.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться