Прочерк

Часть 3. Глава 7

Меня как-то резко выдернуло из сна. Было еще совсем темно, в открытую форточку врывался холодный ветер, и было слышно, как тихонько шелестят занавески. Первой моей мыслью было: «Какой странный я видел сон». А потом, перед моими глазами калейдоскопом картинок пронеслось все, что произошло. В кромешной тьме я начал шарить по тумбочке в поисках телефона.

Найдя его, я нажал сбоку кнопку, что узнать, сколько времени: «04.21 Пн.Мар.11» высветилось на экране и тут же погасло. И снова передо мной понесся рой кадров: кладбище, берег реки, Тучков мост, долина среди скал.

И вдруг я все понял. Я вскочил, снова схватил телефон и пошел в интернет. Мой запрос был необыкновенно прост: «какое сегодня число», мне даже не пришлось нажимать на кнопку «найти», потому что сразу под строкой поиска жирным шрифтом появилась надпись: «11 марта 2019».

Несколько секунд я сидел и тупо смотрел на экран, а потом он снова погас, зато загорелся я. Я начал бешено метаться по квартире в поисках одежды. Найдя наощупь штаны, я сообразил, что можно включить свет. Затем глубоко вдохнул и выдохнул, состояние лихорадочного возбуждения напоминало то, которое обычно предшествовало припадку, но все-таки было немножко другим. Я понимал, что могу себя контролировать, просто все происходящее настолько невероятно и удивительно, что мне не терпелось все проверить.

Кое-как одевшись, я схватил ключи от машины и побежал на стоянку, где она обычно стояла. На улице было темно, ни единого отблеска звезд или луны, небо затянуто тучами, где-то вдалеке фонари освещают улицу, в редких окнах горит свет. Кто-то уже встал, а, может быть, еще не ложился…

Мне пришлось долго стучать в будку охранника, пока, наконец, он не выполз заспанный и злющий. Покрыв меня отборным трехэтажным матом, он отпер ворота и дал мне выехать.

По пустым ночным дорогам мое путешествие заняло каких-то полчаса. Вот так вот с одного конца города на другой, за 30 минут вместо обычных двух часов или часа с небольшим на метро. Всегда бы так.

Дверь в парадную была открыта, кто-то снял доводчик. Консъержка спала и даже не заметила, как я проскользнул мимо нее. И вот я стою у заветной двери, весь напряженный и немного испуганный. А что если она ничего не помнит? А что если это был только сон?

Ну и пусть, пусть мне все приснилось, но ведь в этом сне я понял главное, так какая разница помнит она что-нибудь или нет, моей любви хватит на двоих. Я нажал на звонок. Тонкий пищащий звук разнесся по лестничной клетке. Я нажал еще раз, еще и еще, потом я просто прижал кнопку пальцем и держал ее, пока не услышал, что дверь открывают изнутри.

Дверь распахнулась, и она возникла на пороге: растрепанная, заспанная, босая в смешной пижаме. От ударившего в глаза яркого света, она на минуту зажмурилась, а я стоял перед ней и ждал. Чего?

Наконец, она привыкла к свету и обратила на меня свои дивные глаза. В них пронесся невероятный спектр эмоций: удивление, радость, осознание… И когда в ее глазах мелькнула бесконечная нежность, я уже не мог больше сдерживаться, я обхватил ее крепко-крепко, так, что чувствовал сонное тепло ее тела и каждую тонкую косточку ее плеч и груди.

Я не помню, как мы зашли в квартиру, просто свет вдруг исчез, и осталась только темнота, только наши руки, наши губы, наши тела, наши чувства и эмоции.

Когда немного позже, мы, уже спокойные, лежали в кровати, обнявшись, и она своими тонкими пальчиками нежно поглаживала мое плечо, грудь и руку, в душе моей проснулись необыкновенная нежность и смирение, покорность этому безумному поглощающему чувству, я принял и признал его. Я перехватил ее ладошку и нежно прижал к своим губам, а потом прошептал:

- Мы будем счастливы теперь…

- И навсегда, - ответила она.



Александра Костина

Отредактировано: 04.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться