Проект 0

Размер шрифта: - +

Междуглавие 4.

 

 

Прошли те времена, когда тварь существовала лишь ради утоления бескоенечного голода, заполоняющего собой всё тело, каждая клетка которого требовала себе пищу. Она давно уже не стремилась в открытую нападать на жертву, как делала поначалу подобно бесчисленным сородичам, пока ещё не переступившим ту невидимую черту, после которой всё меняется. Она не пыталась устраивать засады в местах, часто посещаемых живыми, зачастую подготовившимися встречать подобных ей и уничтожать их. Тварь знала, что живые слишком сообразительны в отличие от шерстноживых, бродящих стаями и чующих её и ей подобных на большом расстоянии. Те, что ходили на задних конечностях, были слишком развиты, и им не требовались ни когти, ни клыки. Их средства слишком опасны, и поэтому тварь действовала иначе.

Хоть тварь помнит лишь момент, когда осознала себя, как и где она появилась, её никогда не волновало. Ей это было всё равно, как и гибель её соплеменников, которые пытались нападать на живых и гибли. Позже, когда победившие живые уходили, забрав с собой всё самое вкусное, она доедала останки, не такие сочные, как мясо живых, но всё же. Тварь не оставляла ни единого куска, притупляя голод на время, бывало, доставалось и сочное мясо, более вкусное и позволяющее развиться. После поедания всего доступного она скрывалась и пряталась в труднодоступных местах. Тварь любила забираться повыше, откуда можно было увидеть всё гораздо дальше, ей особо нравились пустотелые горы, внутри которых можно было подниматься всё выше и выше без малейших усилий. В одной из таких гор она и устроила себе логово, куда сволакивала запасы пищи, сортируя ту на постную из сородичей, которая лишь утоляет голод, и сочную из живых, которая позволяет развиваться.

Поначалу, тварь развивала своё тело, делая его сильнее и развивая ловкость, чуть позже после нескольких неудачных встреч с живую тварь поняла, что тело слишком мягкое, и принялось отращивать ороговевшие наросты. Позже она поняла, что наращённая защита сковала движения, и нужно придать гибкость вместе с цепкостью, так у твари появились рога и когти, а конечности стали длиннее. Об этом тварь уже не жалела, ведь оказалось, что когти и рога отлично вскрывают скорлупы, в которые прячутся живые, поэтому продолжила их усиливать, постепенно сдвигая собственный мозг вглубь тела под бронированный хребет.

Однажды, тварь заметила, что и живым нравятся пустотелые горы, и те часто посещают их. Тварь стала наблюдать, изучая повадки живых, она заметила, что те посещали одни и те же горы, что-то выискивая. Какие-то интересовали тех, какие-то они игнорировали, и тварь поняла, что логово нужно делать именно в таких. В какой-то момент в гору, где она устроила логово, зашло несколько живых, те явно что-то искали, даже убили обитавших внизу слабых сородичей, которых тварь оставила как раз для такого случая. Она, конечно же, выждала и в момент, когда живые расслабились, усевшись вокруг жаркого света, напала. Их мясо пошло на развитие защиты черепа и увеличение количества зубов. После этого тварь ушла из этой горы и позже со стороны наблюдала, как несколько живых вновь вернулось в ту самую гору, но их было больше, и если бы она осталась там, то точно погибла.

 Как-то раз тварь заметила, что иногда одни живые атакуют других живых. Так она поняла, что не обязательно самой рисковать ради еды, которой может быть в изобилии без особых усилий. Это всё она осознала, когда отъедалась после первой такой кормёжки, использовав полученные ресурсы на развитие интеллекта. Дальнейшая её охота заключилась именно в поиске таких событий, позволивших продолжить развитие без излишних усилий. Живые не были едины, они также конфликтовали, как и сородичи твари. У них также сильные убивали слабых, никто не стремился помочь раненному, чем и пользовалась тварь, добивая тех, кого не добили свои же.

Когда ей стало мало прежнего, она научилась использовать слабых сородичей, загоняя на живых и принуждая тех тратить смертоносные жала, что были у них, позже приходила тварь, пожиная плоды своего развития. Они научилась манипулировать и принуждать других выполнять её волю, и вскоре поняла, что ей самой более не нужно охотиться. Её более просторное логово, устроенное в одной из высоких гор, стали охранять другие твари, признавшие в ней вожака по праву сильнейшего. Она обучала своих соплеменников, указывая каждому в её иерархии нужное для его развития. Так в окружении появились охотники, охранники, следопыты и стервятники. И все знали, что зовут их вожака Тварью, она сама себя так назвала.

Но однажды её логово содрогнулось…



Дмитрий Колотилин

Отредактировано: 20.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться