Проект 14

Размер шрифта: - +

Глава IV

   Кристина изо всех сил сжала подлокотники кресла. Самолет в очередной раз угодил в воздушную яму и резко снизился. У девочки тут же зашумело в голове. Резкая боль в ушах врезалась в сознание. Ее вестибулярный аппарат сопротивлялся перегрузкам как мог. В голове стоял гул, уши закладывало, и Кристина постоянно дула в нос, чтобы избавиться от этого неприятного ощущения. Кроме того девочку сильно мутило на протяжении всего перелета. Стюард регулярно снабжал молодую пассажирку леденцами и справлялся о ее самочувствии у тети Наташи.

   Вскоре поступил сигнал от командира экипажа о том, что нужно пристегнуть ремни безопасности. Самолет начал снижаться и заходить на посадку. Кристина побледнела и покрылась холодным потом. Костяшки пальцев побелели, и, казалось, девочка сейчас вырвет с корнем подлокотники кресла. Тетя Наташа положила свою руку на холодную руку Кристины и попыталась успокоить ее, но все было тщетно. Девочка ничего не слышала и не отвечала на вопросы, страх сковал ее волю и парализовал тело - такой реакции от ребенка никто не ожидал. Учительница за время полета не раз пожалела о том, что настояла на этой поездке. Двигатели боинга напряженно засвистели, и самолет чувствительно коснулся полосы. Торможение вызвало у Кристины очередной приступ тошноты, но, к счастью, все мучения девочки на этом завершились. Самолет медленно подкатили к терминалу, и экипаж по громкой связи попрощался с пассажирами. Кристина еще минут пять сидела неподвижно. Все пассажиры покинули салон самолета, и стюард вежливо поинтересовался у женщины, сопровождающей юную девушку, чем он может быть полезен. Кристина, за весь полет не проронившая ни слова, медленно повернула голову к стюарду и спокойным тоном поблагодарила его. У Натальи Ивановны тут же отлегло от сердца. Девочка справилась с этим испытанием и быстро пришла в норму. Они медленно встали, взяли свою ручную кладь и направились в терминал.

   В зале прилета Наталья Ивановна увидела молодого человека с табличкой, на которой красовалась надпись «Хоуп». Это название клиники, в которой Кристине предстояло провести следующие три месяца. Гости подошли к молодому человеку и тот заговорил первым:

- Приветствую Вас в Международном аэропорту города Бельп! - на чистом английском произнес Роберт,- Я рад видеть Вас юная мисс Кристина и Вас мадам Наталья. Как Вы добрались?

- Здравствуйте Роберт, - ответила на приветствие тетя Наташа,- спасибо, перелет оказался трудным испытанием для Кристины. – Наталье Ивановне раньше не приходилось беседовать с иностранцами, и ее английский звучал несколько академически, но Роберт прекрасно понял гостью из России и обрадовался тому, что не будет проблем с языковым барьером.

-Предлагаю, не терять времени и отправиться в Берн. Моя машина на стоянке. – Роберт схватил большой чемодан и жестом пригласил гостей к выходу. Наталья Ивановна взяла Кристину за руку и направилась за приятным молодым человеком. Доктор Бойль показался ей немного взволнованным, хотя, по сути, волноваться нужно было скорее им, а не ему. Все трое вышли из здания аэропорта и сели в припаркованный неподалеку автомобиль. В дороге Кристина уснула на плече у тети Наташи. Ученый не стал завязывать беседу с гостьей из России, ему не хотелось будить, уставшую с дороги, пациентку: - пусть отдохнет, - подумал он, - должно быть из-за слепоты ее сенсорика развита гораздо сильнее, нежели у зрячих людей, не удивительно, что ее вестибулярный аппарат так бурно отреагировал на изменение давления в полете.

Так, в полной тишине, они добрались до места. Здание клиники располагалось на окраине Берна, в тихом районе под названием Ленггассе-Фельсенау. Фольксваген въехал на территорию старинного поместья окруженного высоким каменным забором.

   Семейная клиника «Хоуп» была основана отцом Роберта Эдвардом Бойлем в конце восьмидесятых. Изначально это был небольшой офтальмологический кабинет, в родовом поместье Бойлей, в котором помимо Эдварда Бойля трудилась его жена Марта, медсестра по образованию, и друг семьи Карлос Морено – родом из Севильи- студенческий друг Эдварда. Втроем они успешно занимались медицинской деятельностью и мало-помалу расширяли клинику. Они проходили курсы повышения квалификации в лучших институтах Европы. Осваивали новейшие методики лечения и никогда не скупились на приобретение новейших диагностических приборов. За тридцать лет существования клиника разрослась на столько, что пришлось занять практически все помещения поместья. Верхний этаж был отпущен под диагностические кабинеты. На втором этаже находились две операционные комнаты, стерилизационные и предоперационные помещения. Первый этаж был полностью отведен под палаты. Хотя назвать их палатами не поворачивался язык. Жена Эдварда, Марта позаботилась о том, чтобы пациенты в их клинике не нуждались ни в чем и чувствовали себя как дома. В каждой палате царили чистота, порядок и домашний уют. Они состояли из двух блоков, спального и кухонного. Также в каждой палате была своя ванная комната и маленькая перевязочная. За чистотой в помещениях следили горничные, а весь штат сотрудников клиники включал более пятнадцати человек. Помимо Эдварда и Карлоса в клинике трудилось еще три высококвалифицированных хирурга, два анестезиолога, реаниматолог и два офтальмолога. Им ассистировали три операционных медицинских сестры и еще три поддерживали чистоту и порядок во всех помещениях клиники.

   Роберт припарковал машину перед парадным входом. На широкой лестнице стоял его отец, высокий импозантный мужчина во фраке, с очень идущей ему сединой. Он подошел к машине, открыл дверь и подал руку Наталье Ивановне. С другой стороны его сын уже помогал выбраться из машины Кристине. Бойль старший с теплой улыбкой поприветствовал дорогих гостей и распорядился, чтобы их вещи были отправлены в одну из палат.



Евгений Ильичев

Отредактировано: 29.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: