Проект 14

Размер шрифта: - +

Глава XIII

Кристину разбудили в семь утра. В отличие от Натальи Ивановны, не сомкнувшей в эту ночь глаз, девочка спала, как сурок. Еще в постели, Мэри поставила девочке катетер, затем они вместе с Натальей Ивановной помогли девочке добраться до ванны. После всех утренних процедур Кристину сразу усадили в кресло-каталку и повезли в операционную.  Учительницу попросили не заходить дальше зоны стерильности и забрали у нее Кристину. Наталья Ивановна так и осталась стоять без движения в коридоре, глядя как увозят ее подопечную. Через минуту вышла Мэри, приобняла, еле сдерживающую слезы, Наталью Ивановну и отвела ее в зал ожидания. Девушка налила ей зеленого чая и усадила на мягкий диван.

- Знаю, что просить вас вернуться  в номер бессмысленно, все-равно никуда не пойдете, но все же посоветую вам немного расслабиться. Мэри села рядом с опекуном Кристины и взяла женщину за руки. Из своего опыта медсестра знала, что никакие слова тут не помогут и это состояние легкого шока продержится у Натальи Ивановны до конца операции. Еще через пять минут Мэри, извинившись, удалилась на операцию.

 Наталья Ивановна так и не притронулась к чаю и вспомнила о нем только когда он остыл. Через полчаса в зал ожидания вошел Соловьев и сел в кресло напротив. Журналисту принесли кофе и предложили обоим свежей выпечки. Выпив остывшего чаю,  учительница немного пришла в себя, должно быть медсестра подсыпала  немного успокоительного, промелькнуло у нее в голове. Зато беспорядочный поток мыслей начал укладываться в привычное русло. Женщина начала успокаивать себя, затем перебрала в памяти все моменты из жизни где она оказывалась свидетелем тех или иных медицинских манипуляций и пришла к выводу, что неудачных из них не было ни одной. Остановившись на мысли, что и эта операция не должна быть исключением, она перевела свое внимание на журналиста. От ее женского взгляда не ускользнул тот факт, что Соловьев, как и она не сомкнул глаз этой ночью. Помятый, растрепанный вид, круги под глазами и легкое нарушение координации говорили о бессонной ночи.

"Неужели он так переживает за Кристи?" - пронеслось в голове учительницы. Женщина подошла к кофейному столику,  налила себе еще чаю и решила первой нарушить молчание:

- Бессонная ночь, Алексей?- Журналиста, будто током ударило - так он дернулся от ее слов.

- Нет, то есть да... - промямлил он,- впрочем как и у всех.

- Ну не скажите, Кристина отлично спала всю ночь, такое впечатление, что все происходящее вокруг ее никак не касается.

- Это ее способ защищаться, - предположил Алексей,- она отрицает сама для себя то, чего боится и сама себя обманывает, делая вид, что ничего особенного не происходит. - Соловьев помолчал минуту и добавил. - Жаль не все взрослые могут так же легко переживать неприятности.

   Сам же журналист перекручивал в голове все, что приключилось с ним за последние сутки. После общения с ночной гостьей в его голове начала выстраиваться ровная и стройная картина происходящего вокруг. И те выводы, которые напрашивались сами собой совершенно ему не нравились. Он настолько глубоко погрузился в анализ ситуации, что не сразу заметил, как к нему вновь обратилась его собеседница. Наталья Ивановна уставилась на него с таким выражением лица, будто ожидает от него ответа.

- Простите Бога ради, - сконфузился он,- ночь выдалась бессонной и я не совсем адекватно себя веду, вы что-то спросили?

- Я говорю, кофе остынет. Вы уже десять минут смотрите в одну точку и держите в руках чашку. - Женщина встала и вновь подошла к кофейному столику. - Давайте я лучше вам чаю налью, меня он довольно быстро в чувство привел. - С этими словами Наталья Ивановна забрала у репортера остывшую чашечку эспрессо и вручила ему чашку с чаем. Алексей поблагодарил ее и еще раз извинился за невнимательность.    

Следующие два часа они провели, рассказывая различные истории из прошлого. А когда самые интересные рассказы подошли к концу на смену оживленной беседе пришло тяжелое молчание. Каждый погрузился в себя и в свои раздумья. Время начало растягиваться и превратилось в итоге в бесформенную консистенцию из секунд и минут,  которые никак не хотели идти быстрее. Тяжелее всего дался последний час. Оба начали нервничать. И если Наталью Ивановну еще как-то отвлекали постоянные звонки от, сходящей с ума матери Кристины, то Алексею этот последний час ожидания дался с огромным трудом. Более томительного ожидания он в своей жизни еще не испытывал. И дело не только в тревоге за Кристину, хоть эта тревога и занимала львиную долю внимания Соловьева. Перед журналистом стояла еще одна дилемма. Он решал как себя вести в свете новых событий. Девушка, представившаяся агентом Ми-6 поведала ему историю абсолютно противоположную истории которую ему рассказал Бойль старший. Из ее рассказа выходило, что на самом деле они находятся в хорошо охраняемой резиденции "кротов". Что Эдвард Бойль не просто бывший член этой организации, а один из ее лидеров, по крайней мере в Швейцарии. Но тогда встает вопрос о том, почему он все-таки взялся за выполнение этой операции?  Ответ напрашивался сам собой, либо отец совершенно не верил в успех проекта либо не хотел разоблачаться перед сыном и общественностью. Допустим операция не даст никаких результатов и Кристина останется слепой. Тогда угрозы прибылям от фармацевтических компаний не будет и для "кротов"проблема решится сама собой. В другом же случае, если операция принесет определенные плоды и в медицине назреет переворот,  всем кто причастен к проекту 14 и особенно Кристине несомненно грозит  опасность. Ведь в данный момент, по словам агента Смитт, все они находятся в  логове "кротов". Объект хорошо охраняется и в этом Соловьев убедился вчера лично. Покинуть незаметно данное заведение не представляется возможным, а в случае положительного исхода операции, добровольно, никто никого не выпустит. С другой стороны верить на слово, якобы, агенту Ми-6 тоже не хотелось, даже несмотря на все предоставленные ему доказательства. Неожиданностью оказалось наличие прослушки в его номере и скрытая видеокамера, что не играло в пользу тех кто их в данный момент принимает, кто бы они ни были. От всех этих размышлений у журналиста шла кругом голова. И в итоге Алексей принял решение не кидаться из огня да в полымя и действовать исходя из ситуации. Посмотрим как пройдет операция и дальше решим, как поступить. Главное защитить Кристину, а для этого необходимо первым узнать о положительных результатах операции, если таковые будут. Чтобы события развивались именно так, как нужно Соловьеву, он решил частично открыть карты перед Кристиной, как только ему удастся наладить с ней контакт после операции. В любом случае первое время она будет вся в бинтах и повязках и результаты будут ясны лишь через пару недель. Значит у Алексея есть время подготовить Кристину к неприятным для нее новостям, а главное подговорить ее притвориться слепой, как и прежде, для того, чтобы попытаться обмануть "кротов".  Расчет был прост, неудача проекта снимет все угрозы для этих бандитов, и они, в свою очередь, смогут спокойно отпустить всех кто имеет к проекту какое-либо отношение, и тем самым не привлекут к себе лишнего внимания общественности и спецслужб. 



Евгений Ильичев

Отредактировано: 29.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: