Проект Королева. Пески Бескрайней

Глава 8. Ведьмина любовь

Высшую разбудил ветер. Он то наступал, то отступал, подобно прибою. Колотил в тонкие стенки шатра, шуршал чем-то, словно ночной хищник, забравшийся в селение. Необычное проявление стихии породило тревожное чувство. Девушка жалела, что не умеет общаться с воздухом. С тех пор как она утратила связь со всеми стихиями вместе с предыдущей жизнью, их послания стали загадкой.

Выбравшись из жилища, Лианка поняла, что солнце еще не встало. Синеватые густые сумерки разлились над спящим селением. Никому не было дела до ветра. Взяв кувшин девушка направилась к колодцу. Она думала, что вскоре найдет ответы на вопросы или встретит того, кто их знает. Набраться терпения и ждать, ничего другого не оставалось. Искать духа в бескрайней все равно, что гнаться за временем, все равно убежит.

Делиться своими опасениями с Джерри и Энтони она не спешила. Весь день Лианка переводила речи профессора и детей, улыбалась и смеялась: то поддразнивала своего бывшего коллегу, то журила местных. Однако частые быстрые взгляды на пустыню наводили на дурные мысли и ее спутников. Энтони жаждал объяснений. Когда стемнело и дети принялись разводить костры, он поймал Лианку за руку и повел к краю пустыни.

 - Что происходит? - спросил он.

 - Ничего особенного.

Энтони посмотрел в черные глаза спутницы.

 - Не ври. Ты ведь ждешь кого-то.

 - Аттаари. Кого же еще? Он обещал явится и до сих пор не пришел.

Щеки девушки вспыхнули, она отвела взгляд.

 - Мало тебе Марка?

Лианка не ответила. Освободив руку, убежала и скрылась в свою часть шатера. К ужину она не вышла.

***

Старейшины и их помощники не появились в поселении и через день. Не имея возможности связаться с духами, высшая, вернувшись вечером в свою половину жилья, выудила из четырехмерики ноут и стала читать новости. “Война в Сахеме унесла...”, “51 жертва теракта в Дараке...”, “Новые атаки радикальных...” Лианка закусила костяшку указательного пальца на левой руке, пролистывая ленту поисковика.

Обстановка в Ахое и соседних с ним городах накалилась. СМИ разных стран врали про нее по-разному. Одни нагоняют панику и истир, обвиняя власти Амаранды в разжигании конфликта, другие валили все на радикалов и экстремистов. Ясно было одно: счет убитых с каждой стороны шел на десятки, а может и сотни. Девушка с трудом верила, что чуть больше, чем семистах километрах от поселения, развернулась бойня. Барцийские и амарандские войска  и сахемская регулярная армия пытались истребить боевиков, засевших в городе. К счастью, об этом ни Савадж, ни Эшли не могли знать.

Лианка пролистывала сводки событий на нескольких языках. Она с тревогой ждала, что "цивилизованные" державы поддержат идею авиаударов по городам, захваченным экстремистами, тогда точно не удастся выбраться из пустыни живыми. Конечно, Истинная создаст новое, но той придется тяжело. Департамент объявит в розыск, обвинит в преднамеренном убийстве Саваджа и сделает все возможное, чтобы Лианка больше не появлялась в Амаранде. А ведь в Храме осталась Крис и вернуться придется. Драконы тоже не будут в восторге, они привыкли и полюбили Энтони. Но главное, высшая не могла представить, как будет смотреть в глаза своим прежним коллегам и Марку.

Каждый новый день девушка встречала с тревогой и надеждой. Он продолжала участвовать в беседах профессора с жителями поселения и рассказывать своим спутникам о культуре, укладе и традициях духов и кочевников.

Впервые высшей выпал шанс участвовать в работе Саваджа. Ее впечатлило с каким вниманием тот вслушивался в речь говорящего, не смотря на то, что не понимал ни слова. Мужчина сидел ровно, с прямой спиной и только чуть подавался вперед, задав очередной вопрос.  Он не перебивал, не отводил взгляд и, казалось, не дышал. И ни на секунду не теряя концентрации.

Ночью, когда Лианка оставалась одна, ожидание неизвестного с примесью отчаяния накрыли у входа в шатер и не отпускали до утра. Девушка тихо ложилась на пол. В одном из потоков она читала новости, в другом  прислушивалась к голосам за тонкой перегородкой. Мужчины обсуждали быт кочевников. Сегодня они снова вспомнили об оружие и необходимости учить детей им пользоваться. Эшли был против, считал, что подобное образование приводит к возникновению банд и экстремистов. И вообще ношение оружия ни к чему хорошему никогда не приводило. Савадж сомневался, понимая, что жизнь в пустыне непростая штука: как минимум супермаркета и интернета в ней нет. Высшая грустно улыбнулась, собирая песок в кулак и высыпая обратно на пол тоненькой струйкой. Спутники не подозревали, что за пределами пустыни их ждет война.

Набравшись храбрости, Лианка решила заглянуть в будущее. Вероятности разбегались, как крысы, нисколько не утешая. Две трети дорожек обрывались пустотой и забвением. Покойники. Девушка перевернулась на живот и закрыла глаза. Отчаяние жгло изнутри, подобно кислоте. “Что делать? Если бомбы будут рваться в пустыне, духи вступят в войну. Жертв станет в разы больше. Как крылатые тогда относутся к Джерри и Энтони? Что делать? Стать между враждующими сторонами? Расстелиться белым флагом? Да кто же послушает такую выскочку? Одну? Без поддержки черных крыльев меня просто сметут, а наличие Легионеров пошатнет равновесие. Может купить мир и взять на себя все заботы о нем? Нет, это все равно, что красную тряпку вывесить для врагов с надписью: “мне тут нравится. отли”. Тогда нужно обносить его забором. Да и не получится купить, во всяком случае в столь краткий срок. Даже если Кортри не будет против, то каильрийские власти встанут в позу…” Девушка вглядывалась в клубящуюся темноту обрывающегося будущего. Подобно ему роились мысли в голове. Слеза сорвалась с ресниц, проскользнула между пальцев и почти неслышно разбилась о циновку.



Елена Фирстова

Отредактировано: 04.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться