Проект "Лапландия"

Размер шрифта: - +

Глава 1

                                 Германия. Суббота 18 марта 1939 года.   

              Далем (юго-западные окрестности Берлина), Пюклерштрассе, 16.

                                                   Особняк «Аненербе» *

 

                                                           10 часов утра.

 

   Мощным и раскатистым, почти колокольным звоном, каминные часы известили о том, что минула очередная четверть часа, но Гитлер лишь сморщился как от хинной пилюли, и вновь склонился над столом. Он чувствовал, как за спиной у него в нетерпеливом ожидании переминаются с ноги на ногу участники совещания, но та навязчивая мысль, что с самого начала совещания жужжала где-то в подсознании, упорно не хотела воплощаться в конкретное содержание, а мозг категорически отказывался усваивать увиденное.

   Карта была очень старой.

   От ее пожухлого пергамента веяло такой глубокой древностью, что любой эксперт мог бы смело отнести его к незабываемой эпохе наскальных рисунков.

   - «Интересно, а как этот эксперт объяснил бы себе то, что на этой самой древности оказались вдруг изображенными и западное побережье Африки, и восточное побережье Южной Америки, и Антарктида?  Ведь каждому школяру нынче известно, что все эти континенты были открыты всего лишь несколько столетий назад, тогда как от вышеупомянутой эпохи человечество отделяют многие тысячи лет!»

   Живо представив себе убеленного сединами мудреца, оторопело взирающего на карту, Гитлер хмыкнул.

   Во все это действительно невозможно было поверить – изрядно выцветшие, но отчетливо проступающие на древнем пергаменте краски до мельчайших деталей передавали рельеф и береговые линии островов и континентов, ниспровергая тем самым дарвинские сказки о сотворении мира.

   Это неразрешимое противоречие поглотило Гитлера целиком. Своим воистину звериным чутьем, выработанным за долгие годы борьбы, он чуял, что во всем этом была особая тайна.

   Ведь в отличие от витиеватых пророчеств астрологов, тайна эта сама всплыла из глубины веков и легла на его стол вполне осязаемой вещью. И случилось это как раз тогда, когда он, Адольф Гитлер, без единого выстрела, но одной лишь своей волей! – добился ликвидации Чехословакии. В то время, как большинство рейхсверовских генералов уверяли его в том, что Германии при попытке захвата Чехословакии грозило неизбежное поражение.

   В его памяти всплыла картинка вчерашнего дня, когда начальник штаба Верховного главнокомандования генерал-полковник Кейтель осипшим от возбуждения голосом докладывал, что в результате оккупации Чехословакии Германии достались 1582 самолета, 501 зенитное орудие, 2175 пушек, 785 минометов, 43 876 пулеметов, 469 танков, свыше 1 миллиона винтовок, 114 тысяч пистолетов, 1 миллиард патронов, 3 миллиона снарядов и другие виды военной техники и снаряжения, достаточного для вооружения 40 немецких дивизий!

   - «Сорок девизий…. Много это или мало, если иметь в виду, что мне их нужно более двухсот? Полнокровных и отменно вооруженных! Что ж, тут скептики из ОКВ* правы: людских ресурсов Германии для реализации моих планов явно недостаточно. Но если следовать наставлениям фон Фрича и Бломберга**, то их будет недостаточно даже с учетом мобилизации ресурсов ряда стран континентальной Европы! Но какие ж они недоумки!!! Им и в голову не приходит, что их эра позиционных войн с длительным противостоянием армий подошла к концу! Я, Адольф Гитлер, поставлю весь мир на колени, не растрачиваясь на «обмен любезностями» в открытых сражениях! Молниеносные войны! – вот мой рецепт построения тысячелетнего Рейха. Отныне – я его главный стратег. Массированными бомбардировками авиации и дальнобойной артиллерии я сотру с лица земли не только любые укрепрайоны, но и целые города! Мои бронированные кулаки как нож сквозь масло будут проходить любую оборону, а это значит, что длительность войн отныне будет определяться протяженностью шоссейных дорог противника и запасом дневного хода моих танков! Для тех же, кто рассчитывает на свою мнимую неприступность, укрывшись за проливами и океанами, мои ученые готовят ошеломительные сюрпризы…»

   Шумно выдохнув, он еще раз окинул взглядом пожухлый пергамент:

   - «И вот в этой карте быть может сокрыта та тайна, которая предопределит ход событий на много лет вперед! Уж если Провидению было угодно сделать меня, безвестного венского художника, фюрером всей германской нации, то кому как не тому же Провидению наделить своего избранника всеиспепеляющей мощью?!»

   С этой мыслью кровь вдруг взбурлила в жилах. Она вселила в тело такую стремительную легкость, что он сразу ощутил в себе полную причастность к происходящим по воле Провидения событиям.

   Гитлер отстранился от стола и с вожделением потер руки:



Сергей Сальников

Отредактировано: 28.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться